Александр Винокуров: «В жизни мне везет больше, чем в бизнесе»

Александр Винокуров: «В жизни мне везет больше, чем в бизнесе»

9005

Еще четыре года назад банк Александра ВИНОКУРОВА был небольшим даже по петербургским меркам. Но, как выяснилось, очень амбициозным. Тогда по активам он был на 150-м месте среди российских банков, а к середине 2007 года — уже на 25-м. В 2006 году «КИТ (Креативные инвестиционные технологии) финанс» поразил рынок, купив для неназванного клиента около 40% акций «Ростелекома», стоимость которого с тех пор выросла на NYSE на 300%. За год «КИТ финанс», агрессивно развиваясь на ипотечном рынке, вошел в десятку крупнейших кредиторов в этом сегменте. Сбавлять темп молодой банкир, перебравшийся жить в Москву, не намерен. В интервью «Ведомостям» он рассказал, что теперь собирается развивать страховой проект и готов как к IPO, так и к слияниям.

— Что сейчас представляет из себя «КИТ финанс»?

— Основной источник доходов — корпоративный и инвестиционный банк. Центр капитализации — «КИТ финанс инвестиционный банк». Инвестбанк, ритейловый бизнес и банковские продукты — эти бизнесы ведутся с одного юрлица и на одной банковской лицензии. Интернет-брокерский бизнес — на «дочке» банка. Юридически обособлен и бизнес по управлению активами, у банка там 50%, остальное — у Fortis Investment (входит в голландско-бельгийскую группу Fortis. — «Ведомости»).

— Какие активы есть еще?

— До конца года или в начале 2008 г. планируем запустить страховой проект с партнерами — командой менеджеров, контрольный пакет будет у банка. Созревают предпосылки и для интенсивного развития бизнеса в сфере пенсионных накоплений. У нас есть небольшой пенсионный фонд, который бизнесом пока не назовешь. Но мы думаем над этим [участием в росте рынка пенсионных накоплений]. Есть отдел прямых инвестиций, который готовится к полноценному старту private equity бизнеса в первую очередь в интересах клиентов.

— Насколько верна информация, что ваш партнер в бизнесе — финансовый директор РЖД Федор Андреев, что он был бенефициаром «КИТ финанс» или «Вэб-инвест»?

— Он мой друг. Был акционером ЗАО «Ленрос инвест» с 1999 г., которому принадлежала наша брокерская компания. После того как в 2000 г. Федор принял предложение возглавить Балтонэксимбанк, он продал акции.

— Дружба с ним помогала потом?

— Любая дружба помогает и в бизнесе, и в жизни.

— Было удивительно узнать, что в 2003 г. в сделке по лизингу РЖД появился «КИТ финанс». Когда вы стали работать с РЖД?

— До прихода Андреева в РЖД. (Улыбается.) Тогда у многих корпораций уже торговались довольно крупные выпуски долговых бумаг. Процентные ставки активно снижались, и можно было много заработать на покупке длинных долгов. Если «Газпром» торгуется со ставкой 9%, а РЖД объявляет, что готова занять под 14%, есть логика участвовать в такой сделке: это долг, который можно продать. Мы выиграли конкурс, поставив минимальную процентную ставку. И тем же способом — еще два конкурса.

— А что вас привело в капитал Транскредитбанка (ТКБ)?

— Ощущение того, что банковские акции заживут когда-нибудь другой жизнью. Мы для клиентов участвовали в росте котировок акций банков ПСБ (сейчас — «ВТБ Северо-Запад»), ТКБ и «Возрождение». ТКБ обслуживает РЖД, более 1 млн сотрудников РЖД и многих вокруг РЖД. По количеству эмитированных карт входит в пятерку-семерку лидеров уже давно. На таком бизнесе нельзя проиграть.

— Когда вы собирали пакет, понимали, кому его будете продавать?

— Мы покупали на деньги наших клиентов. Они два года владели акциями, а весной продали их. Но потенциал роста ТКБ еще не исчерпан.

— Какая справедливая оценка ТКБ?

— Я бы умножил капитал на 4.

— А «КИТ финанс»?

— Умножил бы на 3—5.

— Когда началась дружба с «Возрождением» и ПСБ?

— Дружба с [зампредом правления и совладельцем банка] Николаем [Орловым] началась давно. Акции начали покупать, еще когда сами не умели, просили брокеров. Купили весьма значительный пакет для российского клиента. Их акции у нас и сейчас есть. У ПСБ в Питере было тысяч 30 акционеров. Мы у них покупали [акции], а потом продали.

— Вы знакомы с бывшими совладельцами ПСБ Владимиром Коганом и Давидом Трактовенко?

— Трактовенко у нас был в совете недолго. У нас был период взаимного заигрывания с ПСБ, который ничем не завершился. Мы были маленьким банком, нам нужно было развиваться. Им тоже казалось, что investment banking — это интересно. Мы уже называли себя инвестбанком, причем лучшим в Санкт-Петербурге, вовсю торговали акциями и делали вид, что можем делать еще больше. Акционеры договаривались, что они купят 20% «КИТ финанс», но менеджмент ПСБ убедил акционеров, что этого делать не нужно.

— Есть альтернатива IPO «КИТ финанс»?

— Частное размещение или альянсы с российскими финансовыми институтами.

— Какими характеристиками должен обладать ваш потенциальный партнер?

— У него должны быть деньги, потому что при таком быстром росте капитала нам будет не хватать уже довольно скоро. Нужны продукты и бизнесы, которых у нас нет. У нас мало корпоративного банковского бизнеса, очень мало потребкредитов, кредитов через карты и автокредитов нет вообще.

— В табели о рангах вы уже на 25-м месте по размеру активов.

— Ну так хочется же быть над Альфа-банком! (Улыбается.) Нам нужен банк, который находится примерно в той же фазе развития, что и мы. Например, «Возрождение». У них более 40 млрд руб. вкладов населения, очень хорошее географическое покрытие, очень хорошая клиентская база в сегменте малого и среднего бизнеса.

— Обсуждаете альянс?

— О чем не поговоришь за бокалом вина… (Улыбается.) Но это не назовешь реальными переговорами. Обсуждалось с другими, их не могу назвать.

— Для кого «КИТ финанс» скупал акции «Ростелекома»?

— По соглашению с клиентами не могу этого раскрыть.

— А в чем идея?

— Если произойдет объединение компаний связи, подконтрольных государству, их стоимость значительно вырастет. У МРК есть доступ к абоненту — розетка в каждой квартире. Очень быстро можно начать продавать широкополосный доступ (ШПД) потребителям, а у «Ростелекома» такого доступа нет, зато есть магистральные каналы, по которым можно гнать контент в любую точку России. У МРК денег мало, они не могут ШПД внедрять так быстро, как хотели бы, а «Ростелеком» — «кэшизбыточный».

— Но если не будет такого объединения?

— Банки всегда берут на себя больше риска, чем, скажем, производители зубной пасты. Но, я думаю, все будет двигаться достаточно энергично, это логично. Консолидация активов соответствует политике государства, а отсутствие необходимости получения доходов от приватизации соответствует состоянию экономики. Многие говорят: не надо продавать, пусть будет госкорпорация. Мы согласны, не продавайте. Пусть будет как ВТБ и «Роснефть». Но зачем оставлять как есть? Не будет же государство стремиться к тому, чтобы его имущество дешевело.

— Государство всегда логично распоряжается своей собственностью?

— IPO ВТБ. Разве это глупо? Если компания непубличная, возможны злоупотребления, кредиты, которые надо бы выдать по телефонному звонку, и т. д. А сейчас президент ВТБ любому объяснит, почему он это сделает — котировки акций упадут.

— Какие действия государства нелогичны, на ваш взгляд?

— Задержка и невнятная политика относительно пенсионной реформы. То, что до сих пор деньги молчунов находятся в одном фонде. Но это временная история.

— Что скажете о происходящем на мировых рынках?

— Рынок очень плохой и настораживающий — непонятно, когда это закончится и что будет дальше. Стоимость денег может возрасти в среднесрочной перспективе. Это серьезно повлияет на рост банковского бизнеса в России и в мире.

— Реально сейчас продать ипотечный портфель?

— Вопрос в цене. Для нас это нежелательно. Мы решили дождаться февраля — многие считают, что тогда кризис закончится. До этого времени можем не продавать — знаем, где возьмем ликвидность и какие будут объемы. Вы знаете, сколько сейчас выдаем ипотечных кредитов? Ужас! До $40 млн в неделю.

— У вас есть личные проекты?

— Нет. Я очень боюсь непрофильных инвестиций, это занимает много времени и, как правило, приносит мало денег.

— Личный портфель ценных бумаг есть?

— Паевые фонды КИТ. Несколько, в том числе фонд «Российский финансовый сектор».

— Почему вы снимаетесь в рекламе своего банка?

— Это дешевле, и наши консультанты сказали, что так лучше. (Улыбается.) Но на улицах меня не узнают.

— А на тусовках? Вы же на них часто бываете.

— Я их не очень люблю. Хожу с женой, потому что это часть ее работы. Она считает — и я согласен, — что есть места, где надо быть вдвоем.

— Вам вообще везет, как вы считаете?

— Да.

— Больше в бизнесе или в жизни?

— В жизни.


Биография

Родился в 1970 г. в г. Лихославле Тверской области. В 1992 г. окончил экономический факультет Тверского государственного университета

1993
замначальника торговых операций Тверьуниверсалбанка, потом глава его казначейства

1996
замдиректора региональной дирекции в Ухтабанке, затем директор его филиала в Москве

1997
начальник управления корпоративного финансирования Балтонэксимбанка

1999
гендиректор инвесткомпании «Балтонэксим финанс»

2001
создал банк «КИТ финанс», с тех пор является его гендиректором
и основным акционером

«КИТ ФИНАНС»

Инвестиционный банк
ПРИБЫЛЬ — 6,7 млрд руб. (1-е полугодие 2007 г.).
АКТИВЫ — 75 млрд руб.
КАПИТАЛ — 13,3 млрд руб.
АКЦИОНЕРЫ — Александр Винокуров (62%), «КИТ Фортис Инвестмент Менеджмент» (20%).
Главный офис банка в Санкт-Петербурге, в Москве — представительский. Всего в России имеет 59 офисов. «КИТ финанс» (прежнее название «Вэб-инвест банк») создан в 2001 г., начал с интернет-трейдинга, затем стал оказывать инвестбанковские услуги (выпуски облигаций и др.). Сейчас также оказывает брокерские услуги, занимается управлением активами (СП с Fortis Investments), ипотекой, обслуживает крупных частных клиентов.


Радости Александра Винокурова

Жена Александра Винокурова Наталья Синдеева — генеральный продюсер радиостанции «Серебряный дождь»

Где найти жену

«Мы познакомились в 2005 г. на футболе, «Челси» и West Ham United, кажется, играли. Это было на стадионе Stamford Bridge в Лондоне. Поженились в 2006 г.».

Сын не хочет быть банкиром

«Общих детей у нас нет. У меня есть сын 13-ти лет от первого брака. Хочет быть сценаристом комиксов корпорации Marvel Comics. Мы даже ходили смотреть ее офис, когда были в Нью-Йорке. Поддерживаю [выбор сына]».

«Повод для восхищения»

«Мои увлечения — вино и Маяковский. Сейчас очень нравятся бургундское и бароло. Когда-то больше любил бордо или тоскану. Даже ездил туда, посещал шато. У меня есть небольшой погребок. Я не коллекционер, но есть кое-что интересное. Маяковского люблю со школы. В разные периоды жизни нравятся разные его произведения. В школе терпеть не мог «Левый марш», а сейчас даже в нем нахожу повод для восхищения».

Фото: Credits.ru