Сергей Райлеан: «Я все равно отсюда уеду»

Сергей Райлеан: «Я все равно отсюда уеду»

2041

Сергей Райлеан, генеральный директор российского подразделения BSGV Leasing, намерен до 40—45 лет работать за границей — набираться опыта и знаний, чтобы потом вернуться домой в Румынию и реализовать их в полном объеме.

Сергей Райлеан окончил физико-химическую гимназию Кишинева и уехал продолжать обучение в Румынию — СССР к тому моменту уже распался, поэтому, по словам Сергея, вместе с ним уехало 18 из 20 выпускников его класса. Для жителей Молдавии и некоторых районов Украины учеба в Университете Бухареста была не просто бесплатной — румынское правительство еще и выплачивало им социальную стипендию, на которую можно было вполне достойно жить.

Факультет, на котором учился Райлеан, готовил менеджеров для иностранных компаний. Преподавание в группах велось на языках будущих работодателей (английском, французском, немецком). Сергей выбрал французский.

— Образование нам давали очень практичное,— вспоминает Сергей.— Все предметы были с экономическим уклоном. Экономическая география, экономическая математика, даже история была экономической — чем-то средним между историей и философией. Тогда я думал: «Философия — зачем она? Дали пожилому продекану уроки вести в качестве подработки…» Но на самом деле знание того, как развивалось экономическое мышление на протяжении веков, позволяет принимать в настоящем времени более осмысленные и правильные решения.

Никаких инициатив

Получив высшее образование в Румынии, Сергей поехал дополнять свои знания во Францию — выпускников вуза в Бухаресте на конкурсной основе зачисляли в местный университет.

— В Орлеане я получил диплом DESS. Там уже не было никакой теории. В основном нам преподавали люди из реального бизнеса, которые делились с нами своим опытом, рассказывали о проблемах и найденных решениях. На уроках стратегического планирования мы полгода играли в кейсы. Наш поток ежедневно делили на 3 группы, которые становились компаниями, соревнующимися на одном рынке. Мы вырабатывали решения, и по итогам дня лучшие оценки получали те студенты, чья компания оказывалась на игровом рынке первой.

Сергей успешно закончил Орлеанский университет, но работать во Франции не захотел и отказался от предложения крупнейшего аудитора Arthur Andersen.

— Франция — скучная страна. Там, например, все магазины закрываются ровно в восемь. Так что с работы надо уходить в шесть, чтобы успеть в супермаркет, а иначе ужинать придется без хлеба. Мне так жить не хотелось. Кроме того, преподаватели предупреждали нас, что французские компании — это работа только в рамках формально прописанных процедур. Никаких собственных решений или инициатив. Я так не мог.

Сергей вернулся в Бухарест, месяц отдохнул и устроился на работу в компанию Gestfin Consulting.

— Мы составляли бизнес-планы для франкоязычных потенциальных инвесторов, которые хотели работать на территории Румынии. Существовало много всяких проектов: миниэлектростанции для маленьких городов, различные комплексы по выращиванию птиц. Тогда была большая разница в цене земли во Франции и Румынии, и многие французские фермеры перебирались к нам со всем своим хозяйством.

В Gestfin Consulting Сергей проработал 3 года и перешел в группу Societe Generale.

— Мне позвонил тогдашний директор лизинга SG (Sogelease), который где-то увидел мое резюме, и предложил работать на группу. Я согласился.

В офисе лизинга SG в Бухаресте Сергей налаживал работу специализированного бизнессофта и руководил казначейством лизингового подразделения. В 2003 году Райлеан просматривал вакансии на внутреннем сайте SG и обратил внимание на то, что в России тоже открывается лизинговое подразделение и там есть возможность для хорошего карьерного роста. Через некоторое время в Бухарест на стажировку приехал будущий начальник российского лизинга SG.Познакомившись с Сергеем, он предложил ему перебраться на работу в Москву.

— Мотивация объяснялась только карьерным ростом?

— Деньги меня тоже привлекали. Но был и другой момент. В Румынии сложилась традиция: многие люди до 40—45 лет работают за границей. Почему бы не Россия? А по деньгам, наверное, начнется серьезный прирост в какой-нибудь следующей стране или через одну. Сейчас это просто опыт, новые ощущения, новая жизнь.

Где-то поправляю, где-то одобряю

— В России я оказался на стадии создания, подготовки компании. Сначала занимался установкой и наладкой того же софта, позже к моим обязанностям прибавилась и финансовая часть. В конце концов я стал финансовым директором. А в 2007 году наш генеральный директор покинул Россию, получив назначение в Болгарии, и я занял его место.

— Какие перед вами сейчас стоят задачи?

— Мы предлагали и будем предлагать в лизинг максимально широкий спектр оборудования.

— Что это означает? Комбайны будете предлагать?

— Конкретно с комбайнами у меня был очень негативный опыт в Румынии. В России, как я понимаю, дела обстоят еще хуже — все из-за того, что в сельском хозяйстве не используется страхование. Например, тот же фермер или колхоз никак не защищен от непогоды. В Европе работает удобная система страхования урожая. И неурожай не делает фермера банкротом. Сейчас примерно 15% нашего лизингового портфеля занимают автомобили, 30% — железнодорожные вагоны, остальные 55% — различное оборудование. Помню, в 2003 году мы профинансировали в лизинг картофелечистку — казалось, что более простого объекта предложить в лизинг уже нельзя. Но в 2005 году, например, мы начали финансировать поставки столовых приборов для ресторанов.

На самом деле можно работать с абсолютно любым промышленным оборудованием. Сейчас у нас есть такие проекты, в рамках которых мы сдаем в лизинг целые заводы — представьте себе производство, в котором в лизинг сдано все, кроме стен. Единственное ограничение — недвижимость. Наши юридические консультанты не дают нам с ней работать — считают риски слишком большими. Но думаю, через несколько лет мы начнем работать и в этой области.

— Что входит в ваши функции?

— Одна из основных задач, поставленных передо мной,— внедрение новых продуктов на российском рынке лизинговых услуг. На первом этапе мы даже не будем ничего нового изобретать, а просто адаптируем к российским условиям традиционные продукты SG, успешно внедренные в других странах. Например, сейчас я занимаюсь развитием экспресс-лизинга. Это не новинка, таких решений на рынке много, но у нашего варианта есть одно отличие: клиенту не нужно ехать к нам в офис, достаточно зайти в любое отделение банка.

— Что лично вы делаете для развития проекта?

— Я создал команду и поставил перед ней задачи. Теперь периодически встречаюсь с людьми, где-то поправляю их, где-то одобряю. Иногда в результате этих встреч появляются новые идеи, которые позже превращаются в новые продукты.

— Как выглядит ваш рабочий день?

— Утром прихожу в офис, просматриваю электронную почту, открываю органайзер и отправляюсь на заранее назначенные встречи. В общем, решаю проблемы одну за другой. Это бывают совещания как внутри лизинговой компании или банка, так и с различными партнерами. Конечно, я не занимаюсь прямыми продажами, но когда важные переговоры заходят в тупик, мое появление на них иногда играет деблокирующую роль. Все-таки в России от уровня участников многое зависит. Зачастую внешние встречи проходят на высшем уровне по принципиальным вопросам. Например, недавно мы встречались с руководством General Electric в России и обсуждали перспективы совместной работы. И мы достигли неких принципиальных соглашений. А дальше уже наши подчиненные будут решать более детальные аспекты сотрудничества.

Ищущие находят

— Вы собираетесь продолжать карьеру в Societe Generale?

— SG сейчас присутствует примерно в 100 странах. И если еще 10 лет назад международную карьеру в SG делали немногие, то сейчас такая возможность есть у каждого достойного сотрудника группы. Сегодня создалась новая тенденция, в рамках которой менеджеров компании даже подталкивают к смене страны. Мир так устроен, что у каждой задачи есть одно правильное решение. Просто время на его поиски может быть потрачено разное. И когда среди ищущих оказывается тот, кто уже однажды нашел выход, сроки нового поиска существенно сокращаются. Поэтому группа SG стимулирует постоянную ротацию своего топ-менеджмента в 100 странах мира.

— Например, завтра вы можете оказаться менеджером SG где-нибудь в Бразилии?

— Да.

— То есть вы в большей степени гражданин банка, а не конкретной страны?

— Это слишком сильно сказано. Я знаю, что в России у меня будет возможность подняться по иерархической лестнице, но в какой-то момент я все равно отсюда уеду. И рано или поздно вернусь в Румынию и останусь там жить.

Павел РЯБИКОВ