Михаил Сухов: «Нас беспокоят, скорее, качество и структура кредитования»
Фото: Банковское обозрение

Михаил Сухов: «Нас беспокоят, скорее, качество и структура кредитования»

1550

Меры, запланированные ЦБ в 2013 году, должны сдержать эйфорию банков в отношении потребительского кредитования. Правда, есть опасения, что ужесточение политики может толкнуть сектор кредитования в нерегулируемую сферу. Смогут микрофинансовые организации создать конкуренцию банковскому сектору? Почему мы против открытия филиалов иностранных банков в России? Как внедрение принципов «Базеля III» скажется на крупных кредитных организациях? С этими и другими вопросами «РБГ» обратилась к заместителю председателя Банка России Михаилу СУХОВУ.

— Михаил Игоревич, в первом чтении был рассмотрен законопроект о запрете на открытие филиалов иностранных банков в РФ. Почему мы против открытия филиалов нерезидентов?

— Наша позиция не противоречит принципам гостеприимства. Для того чтобы и резиденты, и нерезиденты работали на равных, нужно, чтобы и те и другие вкладывали средства в капиталы, что в случае филиалов создавало бы для иностранных инвесторов особые условия. Кроме того, нам трудно обеспечить равенство условий работы банков и филиалов по таким параметрам, как уровень страхового возмещения, условия банкротства банков, поэтому в рамках переговоров с ВТО была достигнута договоренность с нашими партнерами о том, что они не будут настаивать на том, чтобы в России появилась возможность открытия филиалов иностранных банков. Тем более что сейчас их уже нет, а единственный филиал много лет назад был преобразован в дочерний банк.

Не берусь утверждать, что эта позиция вызывает сильную профессиональную поддержку за рубежом, но, учитывая комплексность договоренности о вступлении Российской Федерации в ВТО, этот запрет принят нашими партнерами.

Одновременно мы проводим консультации перед вступлением России в ОЭСР, где есть требования правовой определенности. Поэтому все прошлые неясные моменты необходимо устранить, с тем чтобы соответствовать дополнительным условиям, которые имеются в ОЭСР с той точки зрения, что все условия ведения бизнеса обязательно указываются в законодательстве.

В последние годы со стороны западного бизнеса я не слышал пожеланий, что им здесь нужны филиалы. Приход в наш банковский сектор нерезидентов вполне может осуществляться в форме приобретения либо создания ими дочерних банков, что мы и наблюдаем сейчас. К примеру, недавно одна японская финансовая компания приобрела банк. Все это нормальный процесс, который будет идти и в ближайшие годы.

— Возможно, в скором времени банки могут обязать включить некоторые страховки заемщика в полную стоимость кредита. Это отразится на цене кредитных продуктов?

— Это отразится, скорее, не на стоимости кредита, а на понятности условий кредитования заемщику. К примеру, когда заемщику навязывается дополнительная страховая услуга. Наиболее наглядно это проявляется в форме страхования жизни, в тех случаях, когда оно выходит за рамки стандартного предложения. Например, приходишь брать потребительский кредит, а тебе предлагают застраховать жизнь на 2—3 месяца, еще и в пользу банка. Понятно, что это просто-напросто способ показать заемщику более низкую стоимость кредита, а потом страховая компания, очень часто аффилированная самим банком, фактически пускает эти доходы в один котел. Мы считаем, что в этом случае страховка обязательно, а не только когда она напрямую упомянута в договоре, должна быть доведена до заемщика. Сейчас есть правовая лазейка, которая позволяет банкам не включать стоимость страховки в таких случаях в полную стоимость кредита.

Я не думаю, что нам нужно добиваться включения в полную стоимость кредита всех видов страхования, прежде всего, страхования имущества, когда оно является обеспечением по кредиту. Например, когда заемщик приобретает автомобиль, банк, скорее всего, попросит помимо ОСАГО еще и КАСКО, но страхование в такой форме является нормальным и общепринятым способом пользования автомобилем вне прямой связи с тем, приобретена автомашина в кредит или нет. Поэтому к этому виду страхования нужно относиться как к страхованию имущества и не увязывать впрямую их стоимость с кредитами.

Понятность условий кредитования, возможно, снизит спрос на наиболее дорогие кредиты, и заемщики будут с открытыми глазами приобретать подобного рода продукты, зная, сколько они в конечном итоге стоят. Скорее всего, спрос на более дешевые кредиты будет реализовываться легче, чем на дорогие.

— В последние два года высокими темпами растет сегмент необеспеченных потребительских кредитов. Как решить эту проблему?

— Что касается бума кредитования, то существуют разные оценки. В чем сходится подавляющее большинство экспертов, так это в том, что темпы роста потребительского кредитования не будут увеличиваться. Но насколько они снизятся и когда? На этот счет действительно высказываются разные точки зрения. Посмотрим, какая из них реализуется, но сценарий торможения неизбежен. Проблема не в том, что банки не всегда понимают, насколько надежен заемщик, а в том, что они не всегда хотят понять это в рамках кредитных рейтингов и других систем. Они используют принцип оценки вероятности возврата кредита массовыми заемщиками и фактически перекладывают бремя невыплат недобросовестными заемщиками на процентную ставку людей, которые ведут себя в финансовых делах аккуратно и разумно. Подобного рода кредитные продукты чреваты взращиванием самими банками слоя неплательщиков, и, возможно, такого рода поведение подействует расслабляюще на тех людей, которые действительно возвращают деньги в банки. Поэтому нас беспокоят не столько темпы роста кредитования, сколько его качество и структура.

Напомню, что с середины 2013 года подобного рода кредитные продукты с повышенной процентной ставкой будут требовать от банков большего капитала.

— Вас не тревожит, что ужесточение политики Банка России может толкнуть сектор кредитования в нерегулируемую сферу? В частности, уже сегодня некоторые кредитные организации активно создают микрофинансовые организации и кредитные кооперативы.

— Мы отчасти разделяем эти опасения и будем наблюдать за развитием ситуации. С экономической точки зрения понятно, что в сфере микрофинансирования сконцентрированы принципиально иные — меньшие по масштабам капиталы, чем в банковском секторе. Поэтому при нынешних условиях инвестиций в МФО сегодня они не конкуренты банковскому сектору.

Другое дело, если эти организации будут эксплуатировать то, что называется регулятивный арбитраж. Используя слабые «правила игры» в сегменте микрофинансовых организаций и строгое регулирование банковского сектора, можно пытаться привлечь высоко рискованный капитал и добиваться продаж аналогов кредитных продуктов населению с теми свойствами, которые мы не хотим видеть от банков. Окончательные выводы, пойдет ли бизнес по этому пути, можно будет сделать в конце 2013 года. Я не исключаю, что будут показаны более строгие меры регулирования в сегменте микрофинансовых организаций. Пока необходимо понаблюдать, насколько предприниматели в этой сфере смогут воспользоваться ситуацией отличий в регулировании, сумеют ли они привлечь капитал и развить бизнес.

— Как вы относитесь к тому, что сейчас некоторые сотовые компании начинают активно кредитовать население?

— По российскому законодательству кредиты могут выдавать только банки. Но мобильные компании начинают взаймы предлагать услуги, связанные с платежными операциями. На этот счет есть законодательство о национальной платежной системе.

Если речь пойдет о том, что сотовые операторы будут активно выходить в сферу привлечения денег, будут иметь большие обязательства по оплате услуг сотовой связи от одних клиентов и фактически этими деньгами финансировать кредитные операции, тогда они будут приближаться к финансовому посредничеству. Тут есть разница между обычным юридическим лицом, имеющим долги, и банком. Но пока эта проблема существует только теоретически.

Кстати, есть примеры стран, где финансовое посредничество сотовых операторов предполагает банковскую лицензию, потому что масштабы их продаж и оборот денежных средств таковы, что они стали уже заметны по сравнению с банковским сектором. Но это пока еще не наша история.

— Считается, что легче всего получить кредит торговым предприятиям, так как риски в торговле оценивать проще. Венчурным компаниям в банке наверняка откажут?

— Легче всего получить кредит предприятию, которое имеет опыт бизнеса. Это касается и торговли, и промышленности, и строительства. Когда у банка есть возможность проанализировать на протяжении продолжительного периода результаты деятельности предприятия, его легче кредитовать. Это связано не только с торговлей. Понятно, что у торговли есть преимущества, связанные с коротким сроком оборота денег в этой отрасли и возможностью брать кредиты на небольшие сроки — в этом отличие торговли от промышленности, строительства, где бизнес-цикл может быть затянут во времени.

С точки зрения регулирования действительно порой возникает ситуация, когда кредит сложнее получить любому бизнесу, который начинается с нуля. Но эта ситуация в принципе характерна для всех стран. Это специальные банковские продукты, когда банкиры пытаются оценить риски возврата кредита, требующего обеспечения, возможно, не связанного с будущим бизнесом, в том числе наличие у человека, берущего деньги в долг, имущества, предоставляемого в залог. Поэтому я не считаю, что подобного рода венчурные предприятия должны рассчитывать только на кредиты банков. Для этого есть специальные коммерческие фонды поддержки, содействия и развитию малому и венчурному предпринимательству. Нельзя целиком полагаться на то, что банки являются единственным источником предоставления денег в долг. Есть рынки ценных бумаг, есть возможности развивать высоко рискованные инвестиции. Просто-напросто это будут те инвесторы, которые сознательно готовы брать повышенные риски, а не вкладчики, кредиторы, которые, в принципе, не готовы и, по большому счету, не обязаны разбираться, куда вложил деньги тот или иной банк.

— За 11 месяцев 2012 года чистая прибыль российских банков составила 930 млрд рублей — это больше, чем за весь 2011 год. Различается ли рентабельность госбанков и частных кредитных организаций? Насколько прибыльным будет 2013 год для кредитных организаций?

— Я думаю, что отличие в рентабельности кроется не в природе капитала банков, а в их масштабах и в степени эффективности менеджмента. Мы являемся свидетелями ситуации, когда деньги идут к деньгам. Крупные банки действительно имеют больше возможности работать рентабельно. Но в этом и специфика банковского бизнеса, а эффект экономии на масштабах будет проявляться, на мой взгляд, с каждым годом все больше. И это касается не только банков, контролируемых государственным капиталом, но и частным, и иностранным капиталом. Поэтому консолидация секторов, формирование большего круга институтов, располагающих капиталом по 20—30 млрд рублей, является основной тенденцией на ближайшие годы, от которой мы не уйдем. На мой взгляд, на рентабельность банковского сектора в 2013 году впервые окажет влияние снижение темпов роста. Поэтому банкам в условиях достаточно жестких регулятивных обременений и иных ограничений, видимо, придется идти по пути оптимизации затрат, поиска внутренних источников снижения издержек, если они захотят остаться в пределах высокой рентабельности. К высокой рентабельности банки будут подталкивать их акционеры.

— То есть по итогам 2013 года прибыль банков уже не будет такой заметной?

— Сценарий сохранения высокой рентабельности в 2013 году является базовым, будет ли она выше или ниже 2012 года — покажет время. Я бы не спешил давать какие-то количественные оценки сейчас. Посмотрим, как будет меняться структура бизнеса в начале 2013 года, влияние снижения темпов роста также вполне возможно. Если в кризисный период нужно было смотреть на потери со стороны активов, то сейчас, чтобы поддерживать эффективность, нужно смотреть на затраты. Банкирам нужно наращивать эффективность труда занятых в секторе — по этому показателю российские банки пока отстают от западных.

— В 2013 году ЦБ намерен отслеживать соблюдение банками новых, более жестких требований по капиталу. Повлияет ли внедрение принципов «Базеля III» на крупные банки?

— Новые принципы расчета капитала вводятся для того, чтобы они влияли на деятельность банков. Мы не хотим что-либо быстро перекраивать или заставить банки в течение следующего года перестраивать свою работу с акционерами. На долгосрочную перспективу банки должны привлекать капитал на условиях, которые позволят использовать его полностью для покрытия потерь. Для этого в отношении новых субординированных кредитов вводится обязанность кредиторов участвовать в покрытии убытков, старые субординированные кредиты будут плавно исключаться из расчета капитала.

К наиболее качественным источникам капитала будут относиться все потери, убытки и тяжелые инвестиции, которые сделал банк. Это потребует времени для реструктуризации финансовых операций банков.

Мы планируем с 1 апреля 2013 года в обязательном порядке обеспечить расчет капитала банков по новым принципам, с тем чтобы посмотреть, сколько получается в итоге. По предварительным оценкам качество нынешнего капитала крупнейших банков позволит им соответствовать данным принципам, когда они станут стандартами надзора и обязательными требованиями.

Однако внедрение этих правил расчета капитала в большей степени ориентировано на перспективу, потому что указывает банкам те принципы, по которым они должны организовывать взаимоотношения с акционерами и кредиторами на будущее. Поэтому уже сейчас банки могут задумываться по поводу привлечения бессрочных субординированных кредитов, ориентируясь на то, что в будущем они будут в полном объеме включаться в капиталы банков. А также посмотреть, в каких объемах им следует осуществлять финансовые инвестиции, потому что переходный период расчета капитала на новые принципы будет тоже проходить в несколько этапов. Вначале отчетность, потом надзор с достаточно большой паузой для того, чтобы оценить ситуацию.

Кроме того, старые инструменты капитала, не соответствующие новым принципам, будут не сразу, а поэтапно исключаться из расчета капитала. Мы не собираемся банки загонять в угол, чтобы они через два-три месяца должны были найти на рынке какую-то безумную сумму. Все будет проходить поэтапно, с тем чтобы банки имели возможность без нарушения нормальной деятельности привлекать новые капиталы на новых условиях. «Базель III» содержит помимо расчета достаточности капитала ряд других позиций, которые и у нас, и на Западе будут внедряться позднее.

В 2013 году в дополнение к расчету капитала мы предложим банкам принципы расчета и других показателей, которые предусмотрены «Базелем III» — показатели левериджа и ликвидности. Наши банки получат методики расчета этих показателей, с тем чтобы в таком же режиме вначале осуществлять составление отчетности и расчет, а затем, не допуская отклонений от банков других стран G20, перейти на принципы «Базеля III».

Хотя уверен, что сейчас наши крупные банки, в принципе, соответствуют этим подходам. Это связано и с особенностями российского регулирования сектора, потому что в нашей стране всегда существовали требования по ликвидности кредитных организаций, которые как инструменты для нормативов работают не во всех странах.

— Иными словами, внедряя «Базель III», вы нацелены на снижение уровня рисков банков?

— К уровню рисков нужно относиться как к температуре тела: для здоровья по-разному опасны любые серьезные отклонения от нормы. «Базель III» формирует несколько иную конфигурацию показателей деятельности как критериев нормы. Если при определении роли акционеров и масштабов бизнеса новые подходы приобрели более или менее завершающий вид (расчет капитала, его достаточности, соотношения объемов собственных и привлеченных средств), то в области оценки ликвидности дискуссии по многим важным моментам только завершились. Важным является не только общее влияние новых норм регулирования на уровень рисков, но и структурные влияния с целью демотивации к проведению операций, где финансовый результат неочевиден.

— Стоит ли ждать в 2013 году усиления конкуренции со стороны госбанков и крупных частных банков в розничном и корпоративном сегментах?

— Я бы не стал противопоставлять в конкуренции банки по структуре капитала, по источникам капитала. Реальная конкуренция идет между банками разного масштаба. Крупные банки конкурируют с крупными, средние со средними. Небольшие банки, как правило, живут собственной жизнью, работая с узким кругом клиентов. Соответственно, учитывая большое количество банков с небольшим размером капитала, недовольные ругают и государственные, и крупные частные банки, и иностранцев. Вместе с тем основная проблема состоит в том, что размер капитала им не позволяет эффективно с ними конкурировать.

Действительно, в 2013 году мы ожидаем роста конкуренции между сопоставимыми по размеру банками. Но это здоровое явление. Мы видим, что конкуренция идет в тех формах, в которых заставляет банки продавать новые продукты. У нас достаточно быстрые темпы роста кредитования по разным направлениям, конкуренция на рынке привлечения вкладов достаточно высока, что отражается на процентных ставках. Поэтому польза для клиентов банков от этой конкуренции очевидна. Ожидание снижения темпов роста, очевидно, обернется не только конкуренцией за новые рынки, но и в усилении фактора «борьбы за клиента». Понятно, что в конкуренции есть те, кто выигрывает, и те, кто проигрывает.

Справка «РБГ»

Сухов Михаил Игоревич родился 7 сентября 1968 года в Москве.

В 1990 году окончил МГУ им. М. В. Ломоносова. С 1990 по 1993 г. — аспирант Института мировой экономики и международных отношений Академии наук СССР.

С 1993 по 1996 г. работал начальником отдела, заместителем начальника Управления — начальником отдела, начальником Управления исследований и прогнозирования Главного управления ЦБ РФ по Москве. В 1996—1998 гг. — начальник Сводно-аналитического управления Департамента пруденциального банковского надзора ЦБ. В 1998—2001 гг. — заместитель директора Департамента пруденциального банковского надзора ЦБ.

Затем возглавлял Департамент лицензирования деятельности и финансового оздоровления кредитных организаций Банка России.

Со 2 февраля прошлого года является заместителем Председателя Банка России. Член Совета директоров Банка России.

Беседовала Ольга БУХАРОВА