Стин Грендаль: «Зарабатывать на банковском бизнесе станет сложнее, чем до 2007 года»
Фото: Банк Nordea

Стин Грендаль: «Зарабатывать на банковском бизнесе станет сложнее, чем до 2007 года»

3648

Мировая экономика постепенно выходит из фазы рецессии, но в глобальной банковской системе будут продолжаться сокращения сотрудников. О том, как повлияет на дальнейшее экономическое развитие Европы создание в ней банковского союза и какой эффект окажет на экономики развитых стран введение «Базеля III», в интервью порталу Банки.ру рассказал глава аналитического подразделения группы Nordea Стин ГРЕНДАЛЬ.

— Мировой финансовый кризис начался, как принято считать среди экспертов, с американской экономики. Как вы оцениваете текущее состояние банков?

— На деятельность банков США больше всего влияет усиление их регулирования. Это значит, что кредитным организациям необходимо нанимать больше персонала, который мог бы обеспечить соответствие новым регулятивным требованиям. Несомненно, становится гораздо труднее вести бизнес — расходы растут, а выручка сокращается.

После финансового кризиса и списания так называемых токсичных активов с балансов кредитных организаций экономика Штатов мало-помалу начинает выходить на траекторию роста, что, конечно, окажет положительное воздействие на прибыль банков. Если рассматривать всю американскую банковскую систему в целом, то я могу сказать, что нас ждет период, в течение которого прибыль финансовых институтов будет расти. Но при условии, что параллельно будет проводиться политика экономии издержек в целях компенсации потерь от списания возникших после краха Lehman Brothers «плохих» долгов. То есть в любом случае зарабатывать на банковском бизнесе станет сложнее, чем до 2007 года.

Принимая во внимания все нововведения в регулятивной сфере Америки и возросшие издержки банков США, я полагаю, тренд на снижение расходов примет глобальные масштабы. Как вы управляете своими издержками, какие инструменты их сокращения применяете — от решения этих вопросов будет зависеть бизнес-модель банков.

— Сейчас американские, равно как и европейские банки, прибегают к не самому популярному способу сокращения расходов — увольнению сотрудников…

— Да, и думаю, что в целом по рынку мы еще увидим немалое число сокращений персонала. Несомненно, рост прибыли, накапливание «плохих» долгов, борьба с возросшими издержками и вынужденное применение политики экономии взаимосвязаны и носят волновой характер. То есть при уменьшении размера расходов и последующем росте экономики будет повышаться оборот торговли, расти ВВП, это приведет к росту прибыли, что в дальнейшем откроет новые возможности по найму нового персонала. Иными словами, банки сокращают рабочие места, когда наступают «смутные» времена, и нанимают людей — когда наблюдается экономический подъем. И так по кругу.

Сейчас американская, да и мировая экономика в целом, пребывает в состоянии, которое характеризуется улучшением конъюнктуры, что способствует росту прибыльности банков. На этом этапе все еще важно управлять издержками. Мы должны преодолеть фазу переходного периода, в которой, собственно, мы сейчас и находимся. Когда начнется экономический рост, которого мы ожидаем примерно с августа 2014 года, то банкиры по-прежнему будут внимательны к размеру расходов, но они будут искать новые способы зарабатывания денег в иных экономических условиях. Возможно, что переходный период немного затянется и частично захватит 2015 год.

— С США понятно. Какой прогноз вы можете сделать для Европы? Вы утверждаете, что в Старом Свете сейчас гораздо меньше муссируется тема выхода Греции из еврозоны. Кроме того, многие местные центральные банки начали активно возвращать ЕЦБ занятые на кризисные нужды деньги. Относится ли это к Греции?

— Греция все еще не в том положении, чтобы платить по долгам и, несомненно, по-прежнему находится в сложной ситуации. Но все же политические лидеры европейских стран более или менее ясно дали понять, что они приложат все усилия для сохранения Греции в еврозоне.

— Вы верите этим политикам?

— Да, я действительно думаю, что их слову можно доверять. Сейчас у руля европейского «корабля» стоят отличные управленцы, которые в состоянии принять необходимые решения и сдержать данные обещания. Причем, давая подобные обещания, они пытаются справиться с весьма сложной задачей балансирования на грани краха, так как moral hazard (риск недобросовестного поведения. — Прим. ред.) очень высок — все еще очень много граждан Греции живут за чертой бедности в условиях высокой безработицы. В общем, проблемы сохраняются.

И в этих условиях политики заявляют, что дадут стране и ее гражданам шанс, что попытаются помочь им справиться с трудностями и выбраться из нищеты, если те будут придерживаться рекомендуемой политики. То есть лидеры ведущих европейских стран протягивают руку помощи греческому народу, но народ должен сам принять поддержку соседних стран, ему придется кое-что сделать самостоятельно. Как раз сейчас греки и принимают эту помощь: расходы сократились в разы как результат принятия мер жесткой экономии, налоговые поступления в бюджет выросли — таким образом, экономика страны постепенно снова становится конкурентной. В конце концов, если текущий ход событий сохранится, в экономику Греции снова вернутся рабочие места, как это было в России после дефолта 1998 года. Но на все нужно время.

— Европейские политики в процессе решения проблемы суверенных долгов обсуждали и все еще обсуждают создание единого банковского союза на базе монетарного. Как вы думаете, каким образом данный институт поможет кредитным организациям Европы и сможет ли его наличие обеспечить бескризисное существование региона в будущем?

— Начну с конца. Я полагаю, что создание банковского союза точно не пойдет во вред — по крайней мере такой институт позволит ограничить негативное воздействие следующего финансового кризиса…

— …который наступит?..

— Финансовые кризисы будут происходить всегда, но никто не знает наверняка, когда именно. Я лично никаких подобных угроз в обозримом будущем не вижу. Но точно могу сказать, что новые кризисы будут. Как раз поэтому банковский союз принесет свою определенную пользу.

Возвращаясь к вашему вопросу о том, поможет ли новый институт разрешить текущие финансовые проблемы. Для того чтобы на него ответить, надо иметь ясное представление о том, что происходило в Европе в последнее время. А происходило то, что государства оказались неспособны оказать помощь своим банкам в силу своей политической слабости, что повлекло понижение кредитных рейтингов крупнейших банков, вызвало панику среди европейского населения. Далее, как вы знаете, начал работать «принцип домино», при котором негативные явления перекинулись с одних стран на другие, образуя порочный круг.

Для того чтобы его разорвать, нужно стабилизировать банки и правительства. В связи с этим встает очень важный вопрос: можно ли допускать банкротство крупных банков? Если будет создан банковский союз, то он, очевидно, будет весьма надежно сконструирован для того, чтобы банки, например, в Испании, могли объявлять дефолт по своим обязательствам, а другие кредитные организации и население ЕС, поддерживаемые всей системой, страдали несильно. Для реализации такого плана, конечно, необходимы деньги и взносы членов банковского союза. Сейчас денег как раз нет. Поэтому практически вся Европа выжидательно смотрит на банки Германии в надежде, что «немецкая машина» расплатится по долгам своих соседей по ЕС. Я лично не могу даже представить, что должно произойти на политической арене, чтобы Германия согласилась погасить обязательства Испании.

Иными словами, формирование банковского союза поможет только в долгосрочной перспективе. При этом такой наднациональный институт должен обладать правом принимать решения относительно жизнеспособности того или иного банка в случае наступления для него или страны, в которой кредитная организация работает, тяжелых времен. То есть должен быть некий уполномоченный предпринимать рациональные, правильные шаги для сохранения стабильности в целом, иногда и идя на жертвы.

— Создание банковского союза в Европе может привести к ужесточению регулятивных требований. Останется ли европейская экономика после этого по-настоящему свободной рыночной?

— Сложно ответить на ваш вопрос однозначно. Все зависит от тех инструментов надзора и регулирования, которые будут применяться к банкам. С одной стороны, как только кучер слегка ослабляет поводья, лошади быстро мчатся вперед, поэтому в вопросах координации совместной деятельности кредитных организаций нужно быть крайне осторожным. Чрезмерная либерализация рынков, финансовых в частности, может привести к экономической неэффективности в целом. С ретроспективной точки зрения в период развития европейской экономики, характеризующийся сильным регулированием, можно наблюдать низкую волатильность. Но ценой ей стал достаточно низкий относительно недавних темпов средний экономический рост. Таким образом, ответить на ваш вопрос можно другим вопросом: что нужно, что лучше для экономики — безопасный стабильный медленный рост или резкий ежегодный рост благосостояния?

Понятно, что всегда лучше золотая середина. Кроме того, необходимо всегда помнить о том, за счет каких средств обеспечивается достижение тех или иных целей.

На основе текущих данных можно сделать вывод, что экономика Европейского региона начинает набирать темп (роста), однако данный процесс сопровождается усилением разрыва между отдельными странами — членами ЕС, а именно Францией и Германией. Так как это два крупнейших государства в Старом Свете, то диспропорция между ними создает дополнительные проблемы для Евросоюза и еврозоны. Учитывая этот фактор, я считаю, что жесткое регулирование в настоящее время будет излишне. Но использовать такие регулятивные инструменты, как установление максимального размера отношения банковского займа к стоимости его обеспечения, все же может оказаться полезным.

Также нельзя забывать о существенной разнице между регулированием и надзором. Сейчас европейской финансовой системе надо двигаться в сторону усиленного надзора.

— Одним из самых популярных инструментов банковского надзора является «Базель III», который устанавливает не рекомендации, но требования к размеру капитала и ликвидности кредитных организаций. Помогут ли эти нормы избежать повторения кризиса 2008 года?

— Возможно. Честно говоря, я не уверен. Я действительно думаю, что вступление в силу данных требований в Европе носит весьма неопределенный характер. У нас уже был «Базель I», «Базель II» уже действовал на тот момент, когда наступил пик финансового кризиса, и все равно не удалось избежать проблем. То есть, лишь устанавливая новые правила и регулятивные нормы, нельзя расслабляться и думать, что уже ничего не может случиться.

Если я инвестор и могу доверять цифрам, которые отражают качество деятельности кредитных организаций, (учитывая, конечно, что эти показатели достаточно прозрачны), я могу вынести суждение о надежности того или иного банка и выбрать лучший из них. Поэтому надзор все же необходим. Поэтому я повторюсь: очень важно проводить различие между регулированием и надзором. Инвесторы не будут вкладывать средства туда, где их движение усложняется обязательными требованиями монетарных властей.

В то же время даже надзор следует осуществлять на равных началах, так как капитал обладает свойством оперативного реагирования на малейшие изменения в правовых нормах той или иной страны. Так, слишком пристальный надзор, граничащий с регулированием, может ослабить банковский сектор и отвлечь средства инвесторов либо в иные сегменты экономики, либо в другие страны.

— Сколько может стоить экономикам развитых стран введение «Базеля III» в этом году?

— Крайне сложно давать количественную оценку следствиям принятия подобных обязательств. Но я уверен, что малой кровью отделаться не получится.

Беседовал Михаил ТЕГИН, Banki.ru