Нил Шеринг: «Правительство красиво рассказывает, но не может пойти дальше дорожных карт»
Фото: Capitaleconomics.com

Нил Шеринг: «Правительство красиво рассказывает, но не может пойти дальше дорожных карт»

3072

Разворота российской экономики от потребления к инвестициям в производство недостаточно для того, чтобы стимулировать рост. В сложившейся ситуации бизнесу нужны юридические гарантии безопасности, отмечает в интервью «Газете.Ru» Нил ШЕРИНГ, главный экономист по развивающимся рынкам Capital Economics — аналитического центра, оценившего реализацию предвыборной экономической программы Владимира Путина в 8% ВВП.

— Какие вы видите точки роста и возможные угрозы для экономики в 2013 году?

— Старт года был сильным — рынки росли. В Европе значительных улучшений не видно, но ситуация по крайней мере не ухудшается. Развивающиеся рынки показывают рост. Существенное прибавление особенно заметно в Азии и Латинской Америке.

Но есть несколько исключений. В Великобритании ситуация к концу 2012 года ухудшилась, и тенденция продолжилась в наступившем году.

Вопрос в том, как долго рост продолжится. Европа находится в большой неразберихе, восстановлению способствовали действия Европейского центробанка по выкупу госдолга, которые вернули инвесторам уверенность. Несмотря на то, что кризис не сильно затронул Центральную и Восточную Европу, особого роста там не видно, все застыло. В еврозоне мы прогнозируем рецессию в районе минус 2%, в развивающейся Европе — 1,5%. Это все еще недостаточно, чтобы справиться с безработицей, которая царит в странах еврозоны. В США прогнозируем рост в 2%, но там существует угроза, что не удастся договориться по вопросу потолка госдолга. Тогда рост будет куда менее заметным.

— Как считаете, планку госдолга США поднимут?

— У них нет выхода. Если конгресс не придет к единому мнению, то им придется урезать госрасходы, что неминуемо отразится и на росте экономики.

— Что еще угрожает мировому росту, на ваш взгляд?

— Кроме дебатов по госдолгу в США есть еще несколько кандидатов. Китай начинает замедляться. Причина — инвестиционный пузырь, который там раздулся. Вся Европа целиком — зона риска. Выборы в Италии, отказ ЕЦБ от дальнейшей поддержки Кипра…

— Вы анализировали последствия для евро в случае дезинтеграции ЕС. Как оцениваете такую вероятность?

— Я думаю, скорее нет. В течение полугода точно нет. Но в ближайшие 2—3 года я бы не стал исключать такую вероятность. Никогда не говори «никогда».

— Существует мнение, что на смену странам BRIC приходят MIST. А BRICS уже стал историей. Вы его разделяете?

— Я думаю, что неправильно делить развивающиеся рынки на группы. Вне зависимости от того, BRIC, MIST или SIBIT, или что там еще есть. Это очень разные страны и разные экономики.

Например, в России главное различие между временем до 2007 года и после в том, что экономика перестала сберегать доходы от нефтегазового сектора и стала тратить.

У Индии свои проблемы: дефицит и высокая стоимость энергоресурсов. В Бразилии раздувается внутренний кредитный пузырь, Китай очень зависим от внешних инвестиций, поэтому сейчас пытается переориентироваться на внутренний спрос. Но BRIC продолжит расти меньшими темпами. Возможно, прибавится Мексика. Ее ежегодный рост последние лет десять составляет 2%, но она начинает реформы. Это может увеличить темпы роста до 3—4%.

В целом, развивающиеся рынки выглядят более уверенно, чем развитые. Но если раньше в среднем они росли на 6% в год, сейчас быстрее 4—5% вряд ли получится. Они уже не такие сильные, как были.

— В своих исследованиях вы прогнозируете, что рост российской экономики будет в районе 2—3%. Это обусловлено недееспособностью действующей экономической модели? Как можно достичь лучших показателей?

— Нужны фундаментальные перемены. Нужно перестать использовать доходы от энергоносителей для потребления и перебалансировать экономику в сторону инвестиций. Сейчас безработица на феноменально низком уровне, и рабочая сила растет в цене. Так что должны появиться доходы от производства, что повысит инвестиционную привлекательность.

Но тут еще одна проблема: инвесторы не придут пока не будет достаточной юридической защиты. Рост будет зависеть от возможности ускорить реформы. Правительство красиво рассказывает, но не может пойти дальше дорожных карт.

Мы видим очень мало изменений в сторону большей конкуренции. Я останусь при своих прогнозах — 2—3%.

— Вы также не исключали, что ЦБ снизит ставки в 2013 году. Когда это может произойти?

— Это может произойти, но снижение будет минимальным. До 0,25 процентных пунктов, речи не идет об одном пункте и тем более о полутора. Мы все-таки надеемся, что обеспокоенность инфляцией не перевесит заботу об экономическом росте. В экономике нет никаких знаков роста. Но ставки и так достаточно низки, по нашему мнению.

— Но в сравнении с европейскими они все-таки на высоком уровне.

— Да, но и инфляция в России выше.

— Выполнение всех предвыборных обещаний Владимира Путина будет стоить около 4—5% ВВП на протяжении следующих пяти лет, посчитали в Capital Economics. Как это отразится на бюджете?

— Проблемы с принятием бюджета были уже в прошлом году. Он переписывался в соответствии с его программой. Естественно, выполнение обещаний Путина потребует урезания других расходов. Вызов еще в том, что в бюджете заложены доходы из расчета $120 за баррель, а уже сейчас они около $110.

— А вы говорили, что для выполнения потребуется $130 минимум.

— Совершенно верно. Так что это один из путей — ждать огромного скачка в ценах на нефть.

— Это реальный сценарий?

— Возможный, но маловероятный. Сейчас все говорит о том, что цены будут ниже даже $100. Так что либо бюджетный дeфицит, либо рост налоговых поступлений. Не исключен и выход на рынок заимствований.

— А доходы от приватизации смогут сбалансировать бюджет?

— При ценах в $100 за баррель, которые мы прогнозируем, дефицит будет в районе 2% ВВП. Сложный вопрос, но скорее нет, чем да.

Беседовал Сергей ТИТОВ