Джереми Сигел: «Говорить об окончании «бычьего» тренда пока рано»
Фото: Dubaichronicle.com/

Джереми Сигел: «Говорить об окончании «бычьего» тренда пока рано»

4278

Монетарная политика США — тема, весьма актуальная не только для Соединенных Штатов, но и для всего мира. В настоящее время множество вопросов вызывает стратегия смягчения кредитно-денежной политики, которой придерживается Федеральная резервная система (ФРС) страны. Можно ли ожидать ужесточения этой политики? Продержится ли ставка рефинансирования на нулевой отметке до середины 2015 года, как заявил недавно глава ведомства Бен Бернанке?

Профессор Уортонской школы бизнеса (США) Джереми СИГЕЛ ответил на эти вопросы в интервью, опубликованном на портале Yahoo! Finance.

— Поскольку предметом вашей научной деятельности была монетарная политика, давайте начнем беседу с вопроса о деятельности ФРС США по сохранению ставки рефинансирования на нулевом уровне. Каков ваш прогноз?

— ФРС намерена сохранять ставку рефинансирования на отметках от 0 до 25 базисных пунктов до середины 2015 года. Посылом к этому решению были безработица и инфляция, однако глава ФРС Бен Бернанке озвучил свое заявление с осторожностью. Прозвучало оно на заседании Федерального комитета по операциям на открытом рынке (FOMC) США, где обсуждались прогнозы по поводу нетрудоустроенности населения и роста цен, и эти прогнозы распространялись на период до середины 2015 года. И слова Бернанке прозвучали в этом контексте.

Я пристально слежу за рынком фьючерсов ФРС и заметил, что в декабре ставки по ним подскочили на 3,5 базисного пункта до более чем 30 базисных пунктов. Для этих бумаг это существенный рост, и он говорит о том, что участники рынка ожидают укрепления экономики в большей степени, нежели ФРС. Подобная ситуация приведет к удорожанию кредитов до середины 2015-го. Впрочем, сейчас говорить об этом преждевременно, тем более что мы не раз наблюдали фальшстарты в экономике с ростом в начале года и постепенным его затуханием к середине.

— Как вы полагаете, останется ли эта ставка на нулевой отметке до середины 2015 года, как запланировано?

— Я думаю, что в этом году экономика будет сильнее, чем ожидается, и ее рост составит 3% и более против консенсус-прогнозов в 2%. И мне кажется, что рынок ценных бумаг тоже предчувствует подобное, поскольку до предновогодних дебатов относительно «фискального обрыва» он достиг максимумов сентября 2012 года и даже превысил их.

Словом, я считаю, что ставка рефинансирования поднимется с нулевой отметки раньше середины 2015-го.

— Многие считают, что рост ставки рефинансирования положит конец «бычьему» тренду на финансовых рынках. Разделяете ли вы эти опасения?

— Бояться надо не тогда, когда ФРС начнет «затягивать гайки» в рамках кредитно-денежной политики, а когда все это закончится. Необходимо помнить о том, что Федеральная резервная система ужесточает монетарную политику, поскольку видит перспективы укрепления экономики, что означает и хорошие прибыли в будущем. Котировки на рынке ценных бумаг зависят от двух составляющих: будущих прибылей* и дисконтирования этих прибылей**. И когда мы наблюдаем рост ставок, это говорит об укрепляющейся экономике и о том, что грядущие прибыли вырастут. Также укрепление экономики означает, что премии за рисковые активы понизятся, а цены станут более устойчивыми.

Анализируя исторические факты, я пришел к выводу о том, что проблемы на рынке ценных бумаг начинаются примерно по прошествии срока от девяти месяцев до двух лет после начала ужесточения кредитно-денежной политики. Так что на данном этапе бояться окончания «бычьего» тренда не стоит — для этого еще слишком рано. К тому же не забывайте, что сейчас ставки по ценным бумагам достигли своего дна, и если они вырастут на 2—3%, то это будет всего лишь возвращение к норме. Поэтому на сегодня я не беспокоюсь о том, что ужесточение кредитно-денежной политики ФРС выльется в проблемы для финансового рынка.

— А какова будет краткосрочная реакция на заявления ФРС?

— Краткосрочная реакция на заявления ФРС все-таки возможна: так, если система заявит о дальнейшем ужесточении кредитно-денежной политики, то колебания на рынках неизбежны. Однако помните о том, что такое возможно лишь в случае, если ведомство ощутит укрепление экономики. К тому же для корпоративных прибылей подобная ситуация стала бы хорошей новостью.

— Соединенные Штаты не единственная страна, чья монетарная политика вызывает к себе живой интерес. Пожалуй, интереснее Япония, где новый премьер-министр призывает к увеличению инфляции с целью ослабления иены. Можно ли назвать эту политику эффективной?

— То, что сегодня происходит в Японии, очень интересно. Эта страна была первой, проверившей в действии тактику смягчения кредитно-денежной политики еще задолго до финансового кризиса. Они сделали это примерно в 2002 году. Однако попытка была робкой, и вскоре эта идея была заброшена. Согласно результатам моих исследований, итоги этой политики были умеренно положительными.

Японцы опасаются смягчения кредитно-денежной политики, поскольку многие из них еще помнят чудовищную инфляцию после окончания Второй мировой войны, причиной которой стал запуск печатного станка. Так что и сегодня те, кто этого боится, там есть.

Однако спустя пять-десять лет после окончания попытки смягчения кредитно денежной политики экономика страны слаба, там наблюдается дефляция. И новый премьер-министр Японии Синдзо Абэ очень четко дал понять, что эту дефляцию следует остановить. Из-за нее простые потребители откладывают покупки «на потом». Покупатель думает: «А зачем я буду что-то покупать сейчас? Цены ведь падают, подожду еще». Такие настроения пора прекратить. Я отношусь к намерениям японского правительства очень позитивно.

Впрочем, относительное ослабление японской экономики за последние 20 лет обусловлено не только дефляцией. Там есть и множество структурных проблем. Но именно дефляция во многом повлияла на образование этих проблем.

Не уверен, что деятельность нового правительства страны решит все проблемы там, однако я поддерживаю намерение японского премьера Синдзо Абэ держать курс на более агрессивную политику, направленную на рост инфляции — возможно, до 3%. Я уверен, что они не выпустят инфляцию из-под контроля. И я еще более уверен в том, что она изменит экономическую ситуацию в стране и в краткосрочной перспективе простимулирует экономику Японии и финансовый рынок.

Биография

Джереми Сигел родился в США в 1945 году. Окончил Колумбийский университет по специальностям «математика» и «экономика». В настоящее время — профессор финансовых наук Уортонской бизнес-школы при Университете штата Пенсильвания. Работает старшим консультантом инвесткомпании Wisdom Tree Investments. Широко известен как авторитетный ученый-экономист и регулярно публикуется в различных западных СМИ — в частности, CNN, CNBC, Yahoo! Finance.

* Поскольку прибыли от фьючерсов невозможно знать заранее, то ставки по ним, скорее, отражают текущие настроения рынков и их ценовой прогноз. — Прим. авт.

** В случае с будущими денежными потоками от активов дисконтирование — механизм, который определяет будущую стоимость активов в текущее время (в данном случае речь о фьючерсах). — Прим. авт.

Перевела Наталья ЧЕРКАШИНА, специально для Banki.ru