Андрей Донченко: «Иностранный статус — это дополнительная ответственность»
Фото: Райффайзен-Лизинг

Андрей Донченко: «Иностранный статус — это дополнительная ответственность»

3829

На февральской конференции Worldwide Expert и Объединенной лизинговой ассоциации в Лиссабоне, посвященной итогам развития российского рынка лизинга в 2012 году, был представлен доклад «Успешная стратегия иностранной лизинговой компании. «Райффайзен-Лизинг»: 13 лет в России». О том, как работается на российском рынке лизинга компании с западным капиталом («Райффайзен-Лизингом» напополам владеют Райффайзенбанк, «дочка» одноименного австрийского банковского холдинга, и Raiffeisen-Leasing International GmbH), о тенденциях и перспективах лизинга в РФ рассказал порталу All-Leasing.Ru Андрей Донченко, руководитель региональных филиалов ООО «Райффайзен-Лизинг».

— На недавней лизинговой конференции в Лиссабоне вы представили доклад «Успешная стратегия иностранной лизинговой компании. «Райффайзен-Лизинг»: 13 лет в России». Как вы оцениваете пройденный путь — легкий он был или тернистый? Что было самым сложным в завоевании позиций на рынке?

— Пройденный путь продолжительностью 13 лет был непростым. Нам пришлось столкнуться с массой внешних и внутренних вызовов. Среди внешних в первую очередь можно выделить кризис 2008 года и нестабильность правового и налогового поля в сфере лизинга. Среди внутренних — необходимость постоянной адаптации и совершенствования внутренних технологий в рамках наших корпоративных стандартов с учетом российской специфики и быстро меняющейся обстановки на рынке.

Наиболее сложным в завоевании позиций было достичь баланса трех основных показателей: роста бизнеса компании, выполнения заданных стандартов в области риск-менеджмента и обеспечения самого высокого качества обслуживания. Нам этого удалось добиться.

— Какие преимущества дал «иностранный» статус? Была ли это в первую очередь финансовая поддержка от материнских структур, европейский опыт, уже раскрученное имя?..

— «Иностранный» статус, безусловно, служил нам определенной поддержкой. Это выражалось и в узнаваемости бренда, и в наличии значительного опыта ведения лизингового бизнеса в других странах.

С другой стороны, этот статус нес и несет в себе серьезную дополнительную нагрузку и ответственность для компании. Речь в первую очередь идет о таких вещах, как существенные ограничения для лизинговых компаний с иностранным капиталом (в соответствии со статьей 269 Налогового кодекса РФ), необходимость представлять отчетность и формировать резервы согласно международным стандартам финансовой отчетности, а также относительно невысокий рейтинг России (по сравнению со многими европейскими странами) и, как следствие, более высокие ставки заимствования и более высокие дисконты на технику.

— Насколько плотная, по вашему мнению, сейчас конкуренция на российском рынке лизинга? Есть ли еще пространство для вхождения новых игроков?

— Конкуренция на рынке сейчас очень высокая, причем практически во всех сегментах. Заметный рост возможен в основном за счет перераспределения клиентской базы. Если говорить о резервах роста, то они в первую очередь есть у высокотехнологичных лизинговых компаний (которые оптимизируют свои издержки без ущерба качеству) и у компаний, которые найдут инновационные решения в области лизинга: создадут новые привлекательные лизинговые продукты или эффектно скомбинируют несколько продуктов на базе лизинга.

— А вы кого видите своими основными конкурентами в тех сегментах, в которых работаете?

— Мы являемся универсальной лизинговой компанией и поэтому пересекаемся с самыми разными игроками в каждом из сегментов этого рынка. Это и розничные компании в автолизинге, и кэптивные компании в лизинге грузовых автомобилей; банковские, независимые, местные и многие другие компании.

— Многие лизинговые компании уже представили основные результаты работы в 2012 году. Можете ли вы озвучить свои базовые цифры?

— Наши основные данные будут опубликованы в самое ближайшее время. В целом можно отметить, что все ключевые наши цели по наращиванию бизнеса были выполнены и перевыполнены. Например, прибыль компании была самой высокой за всю ее историю.

— Участники рынка говорят о снижении доли железнодорожного сегмента, традиционного драйвера для лизингового бизнеса. Вы ведь тоже работаете в этом сегменте — ваши показатели подтверждают или опровергают эту тенденцию?

— Мы, действительно, достаточно активно работаем в железнодорожном сегменте лизинга. Однако, руководствуясь принципами универсальности, мы никогда не ставили свой бизнес в зависимость от одного вида имущества, в том числе и от вагонов. Безусловно, мы видим и слышим, что железнодорожный сегмент лизингового рынка корректируется. Но при этом, что касается наших клиентов, уровень спроса на железнодорожные вагоны с их стороны практически не изменился. Во многом это связано с качеством нашей клиентской базы. Наши клиенты — это не столько крупные компании, сколько операторы различных размеров, имеющие долгосрочные и сбалансированные стратегии развития своих бизнесов. В целом могу отметить, что в последние несколько лет доля железнодорожной техники в нашем лизинговом портфеле практически не изменяется, она находится на уровне примерно 25%.

— Каким сегментам лизингового рынка вы предсказываете «взлет», а каким — сокращение объемов бизнеса в наступившем году? И сами на какие рыночные сегменты делаете ставку?

— Выделять какие-то сегменты как потенциальные драйверы рынка достаточно тяжело. Сейчас часто пытаются найти новые сегменты — драйверы рынка. Называются, например, такие отрасли, как ЖКХ или сегмент морских/речных судов. Но в каждом из этих сегментов пока есть серьезные системные проблемы, которые затрудняют приход туда инвесторов (в том числе лизинговых компаний). В условиях высокой конкуренции все сегменты лизингового рынка являются предметом постоянного изучения со стороны участников рынка. И вероятность того, что сегодня есть что-то большое, неохваченное и скрытое от глаз лизинговых компаний, невелика.

Со своей стороны мы в наступившем году ориентируемся на те отрасли экономики, в которых прогнозируем стабильную ситуацию в ближайшей перспективе. Наша политика риск-менеджмента предусматривает постоянное «рейтингование» отраслей экономики. Конкретно из отраслей можно выделить пищевую, нефтегазовую, химическую, транспортную и другие.

— Средняя стоимость сделки на рынке лизинга будет увеличиваться или, наоборот, растет доля сделок с меньшими средними суммами?

— Средняя стоимость сделки имеет заметную тенденцию к снижению. Сегмент лизинга для малого и среднего бизнеса еще не настолько насыщен и удовлетворен, как рынок корпоративного лизинга. Если ориентироваться на большой опыт наших европейских коллег по лизинговой деятельности, то очевидно, что спрос на лизинг со стороны МСБ заметно выше спроса на лизинг со стороны крупного бизнеса.

— А с физическими лицами вы работаете? И как в целом оцениваете перспективы этого сегмента?

— Наша компания пока не работает в сегменте лизинга для физических лиц. Но мы с интересом отслеживаем опыт работы других российских компаний в этом направлении. Серьезным подспорьем для принятия решений нам также служит информация о работе с этой категорией клиентов, полученная от наших родственных компаний в Европе.

— Возвращаясь к заявленному в вашем докладе вопросу стратегии: в какой степени она определяется зарубежными акционерами, а в какой — российским топ-менеджментом? В частности, в том, что касается управления рисками.

— Процесс разработки стратегии достаточно сложный. В нем задействованы многие уровни управления. Конечно же, акционеры ставят более общие цели и задачи.

Политика в области управления рисками в целом разрабатывается специальными службами группы Raiffeisen и дорабатывается на российском уровне с учетом нашей локальной специфики.

— Вы декларируете приверженность международным стандартам риск-менеджмента. Расскажите, пожалуйста, подробнее о вашем подходе — как в компании налажена система оценки рисков?

— В первую очередь — система оценки рисков является комплексной. Если идти от условно «большого» к «малому», то риски начинаются с оценки суверенных страновых рисков участников сделки. Далее оцениваются риски по отрасли, после чего опускаемся уже на уровень рассмотрения рисков по клиенту и по отдельным составляющим сделки. При анализе рисков по сделке во внимание принимается очень широкий спектр рисков.

— Какие вы выделяете в качестве наиболее значимых?

— Неважных или незначимых рисков у нас не бывает. В процессе анализа рисков мы используем матрицы рейтингов клиента и ликвидности предмета лизинга.

Решение по сделке принимается на нашем кредитном комитете. Это своего рода соревновательный процесс, в котором учитываются все аргументы как за, так и против.

— Как ваш подход отражается на условиях для клиентов — можно ли сделать вывод, что у вас более высокий процент отказов по заявкам, чем в среднем по рынку?

— Мы уделяем очень большое внимание предварительной подготовке каждой возможной сделки. Ввиду качественной работы всех участников процесса одобрения, процент отказов на кредитном комитете очень небольшой.

— Нужны ли лизинговым компаниям, работающим на российском рынке, единые стандарты риск-менеджмента или, может, даже четко прописанные нормативы, например коэффициенты резервирования?

— Общие подходы к системе риск-менеджмента для кредитных организаций известны давно и активно используются теми же банками. Изобретать что-то принципиально новое здесь, пожалуй, неразумно. Наверное, здесь было бы уместно говорить о некой систематизации этих процедур с учетом лизинговой специфики.

В части дополнительных обязательных резервов нужно очень взвешенно оценить, насколько подъемны они могут быть для участников рынка.

— Чего вы ждете от 2013 года — ускорится или замедлится рост рынка по сравнению с 2012-м? Какие факторы тут могут сыграть роль?

— Совершенно определенно, российский рынок лизинга находится на этапе, когда на первый план выходит качество предоставляемых услуг. Конкуренция на рынке очень высокая. Также возрастает конкуренция с банками. Ситуация в экономике и в финансовой сфере — общий фактор практически для всех участников рынка. Насколько успешно будет развиваться рынок, во многом зависит от самих лизинговых компаний, от их способности к повышению качества и к инновациям. То есть шансов для роста у российского лизинга много. Нужно только грамотно ими воспользоваться.

Вопросы задавала Ася ШАЛИМОВА