Сергей Бажанов: «Кредитные ресурсы не последнее дело»

Сергей Бажанов: «Кредитные ресурсы не последнее дело»

3695

В ближайшие полгода Международный банк Санкт-Петербурга (МБСП), имевший до недавнего времени только один филиал в Москве, рассчитывает начать работу уже в пяти городах Центральной России. Минимальный объем бизнеса для старта каждого филиала президент банка Сергей БАЖАНОВ оценивает в 1,5 млрд рублей. Для повышения капитализации МБСП планирует привлечь несколько субординированных займов на сумму до 1 млрд рублей и провести допэмиссию на 300 млн рублей, рассказал президент МБСП в интервью «РБК daily». Он признался, что все еще не расстался с мыслью привлечь в банк стратегического инвестора, и оценил свой бизнес в 500 млн долларов.

— Выход в регионы — это новый шаг для банка. Почему вы приняли такое решение?

— Необходимость такого развития нам подсказала сама жизнь. Не секрет, что я являюсь владельцем группы компаний «Интерлизинг», которая в регионы вышла уже давно и имеет порядка десяти представительств. Проанализировав успешную работу компании, мы приняли решение об открытии банковских филиалов. Мы не ставим задачу открыть сберкассы на каждом углу по всей стране. Филиал — это возможность приблизить к клиенту центр принятия решений. Пока мы говорим об открытии в первом полугодии четырех-пяти филиалов в поволжско-уральском регионе. Сегодня уже ведутся работы в трех городах: Самаре, Ульяновске и Нижнем Новгороде. В Ульяновске, в центре города, мы приобрели бизнес-центр «Дом техники», в котором сейчас проводится реконструкция. В двух других городах помещения арендованы. Везде у нас уже подобраны команды.

— Выход в регионы будет опираться на административные ресурсы или вы, как всегда, идете за бизнесом?

— Мы подписали соглашение о сотрудничестве с Ульяновской областью, но оно больше носит рамочный характер. Мы не претендуем на бюджетные остатки тех или иных областей. Если в девяностые годы при открытии регионального филиала приходилось проявлять какие-то административные способности, то сегодня процедура очень упростилась. И люди сегодня понимают, что кредитные ресурсы не последнее дело. На подходе у нас еще несколько городов — Волгоград, Екатеринбург.

Географически наша клиентская база и без открытия филиалов достаточно диверсифицирована. У нас есть очень крупные заемщики, скажем, в Сибири, на Урале, в Мордовии, в Поволжье, в Ростове-на-Дону. Мы успешно работаем и с самарскими предприятиями, в меньшей степени пока с нижегородскими, хотя администрация г-на Шанцева немало преуспела и все делает для того, чтобы стать третьей экономикой России. Для открытия филиалов мы рассматривали города, которые способны обслуживать активы в несколько миллиардов рублей. И мы открываем их не на пустом месте, а там, где уже в той или иной мере присутствует ссудная задолженность, а где-то и депозиты, привлеченные средства, которые мы просто проводили через головной офис или московский филиал. Для открытия филиала нужно иметь объем бизнеса порядка 1,5 млрд руб. в данном регионе.

— Сколько стоит открыть филиал?

— Если речь идет об аренде, то, как правило, открытие измеряется суммой порядка 50 млн руб. Если же приобретать здание, тот тут без 100—150 млн руб. делать нечего. Сейчас недвижимость в цене, и имеет смысл приобретать помещение площадью от 1,5 тыс. кв. м.

— Как реализуется ваш проект по переработке биотоплива в Вологодской области и есть ли другие подобного рода проекты в регионах?

Сегодня «Вологдабиоэкспорт» показывает прибыль сродни банковской. Биотопливо востребовано и рано или поздно получит какие-нибудь преференции в свете Киотского соглашения. Из других проектов мы вышли еще несколько лет назад. Теоретически участие в новых бизнесах возможно, но мы рассматриваем его не более как дополнительное обеспечение, когда та или иная принадлежащая банковской группе компания является соучредителем данного проекта. Мы входим в проект на паритетной основе или на 75% плюс одна акция, затем инициатор этой сделки — управленческая команда — выкупает его. Задача диверсифицировать направления бизнеса МБСП, которая, может быть, стояла в начале этого века, сейчас, во «взрослой» жизни, уже не рассматривается.

— А кабельное предприятие и оптокабель?

— Повторюсь, несколько лет назад мы вышли из всех подобных проектов. Выходили из бизнеса порой с выгодой для предприятия. Во всех случаях наш пакет выкупала управленческая команда. Для нас же во главе угла стояла не столько выгода, сколько концентрация на банковском бизнесе. Поэтому из всех «побочных» бизнесов мы вышли согласно стратегическому решению. Мы намеренно консолидировали усилия на развитии банка, он у нас ровно развивается очень активно, сейчас капитал банка составляет уже более 4,2 млрд руб., банк увеличивается за год в полтора раза — это хороший темп.

— Как банк будет развивать программу заимствований? Для такого развития недостаточно средств клиентов?

— В основном это все-таки сред­ства клиентов. У нас в банке такое соотношение объема кредитов к депозитам, которое может порадовать любого аналитика. Тем не менее в прошлом году мы провели пару синдикатов у европейских банков: один на 16,5 млн евро, второй на 16 млн долл. Первый мы успешно пролонгировали. Пролонгация второго наступает в середине текущего года. Наверное, это будет какой-то объединительный заем. Конечно, цифры по нынешним временам скромные. Но за счет того, что мы не заняли много, сейчас банк значительно менее чувствителен к проблемам ликвидности (тем более на рынке западных заимствований), чем некоторые коллеги — лидеры рынка. Новые предложения от андеррайтеров, конечно, присутствуют, но их ценовые факторы сегодня достаточно высоки. Хотя мы ценим их предложения. И собственно, это одна из причин, по которой мы немного заняли на рынках, хотя заимствования в целом для банка были дороже 8—8,5%. Стоимость привлечения ресурсов на российском рынке ниже.

— Есть ли планы по привлечению в капитал субординированных кредитов?

— Да, такая программа существует. Рост банка требует повышения капитала. Я являюсь основным его акционером, но кроме прибыли мне, по сути дела, вложить в капитал нечего. В то же время за 15 лет работы у нас растет доверие к заемщикам, и его зеркальным отображением является обратное доверие к банку. Клиенты готовы разместить у нас депозит на пять-десять лет, и такие сделки проводятся. Я думаю, что до 1 млрд руб. в первом полугодии мы можем привлечь. Это будут транши по 300—500 млн руб. от российских компаний.

— А уставный капитал собираетесь увеличивать?

— Возможно, мы проведем доп­эмиссию на 300 млн руб. И я ее выкуплю. Конечно, принципиально требуется стратегический партнер. Но вопрос, привлечь до 1 июля или умереть, не стоит. Полученную прибыль мы всегда направляем на развитие. В прошлом году мы не начисляли дивидендов. И я думаю, что в этом году также реинвестируем прибыль в капитал.

— Предложить опционную программу кому-то из менеджмента не планируете?

— Нет. У меня (в банке. — РБК daily) одна из самых высоких зар­плат топ-менеджеров в России, поэтому таких вопросов они мне не задают. Высокий уровень зарплат позволяет удержать «гигантов мысли»…

— Вы упомянули о стратегическом инвесторе. Не думали о том, чтобы изменить структуру акционеров банка и соответственно снизить свою долю?

— Какой же смысл, потратив столько сил на консолидацию бизнеса в одних руках, снова распылять долю? Теоретически, наверное, придет пора, когда к нам приедет «слон» — стратегический инвестор. Но в нынешней ситуации его ожидать не приходится. Поэтому я давно не смотрю на различного рода вариации. С того момента, как рейтинг страны достиг инвестиционного уровня, в Россию началось шествие западных, а сейчас и восточных банкиров. В первой сотне, наверное, нет ни одного банка, к которому не обращались бы с предложениями те или иные крупные компании. Как банкир, заинтересованный в привлечении средств, я мог бы извлечь пользу от такого предложения. Но давным-давно я себе провозгласил принцип: на стратегического инве­стора надейся, а сам не плошай! И последние года два этот принцип, мне кажется, с блеском реализуется. Банк ежегодно увеличивается в полтора раза и, что касается капитала, всегда полностью выполняет все нормативы.

— Во сколько вы сейчас оцениваете банк?

— Российские банки уходят под 3,5—4,5 капитала по МСФО. Если руководствоваться такими формулами, то стоимость банка порядка 500 млн долл.

— МБСП участвует в девелоперских проектах?

— Если речь идет об интересных проектах, мы с охотой инве­стируем. У нас есть портфель от 2 млрд до 4 млрд руб., вложенный в квадратные метры — жилые, торговые и офисные площади. Из этих проектов мы, как правило, выходим, когда они поднимаются в цене. Например, мы инвестировали в проект создания бизнес-парка «Аврора», который находится в районе Малой Охты. В настоящее время мы из доли владения бизнесом уже вышли, но продолжаем сотрудничать с этой компанией в сфере кредитования. Или, например, торговый комплекс «Променад», в который мы инвестировали более 400 млн руб. В настоящее время уже завершено заполнение комплекса арендаторами и наше участие в проекте еще продолжается.

— Какая маржа сейчас у банковского бизнеса?

— Если у нас есть 5%, то, я считаю, это очень хорошо.

ОАО «Международный банк Санкт-Петербурга» зарегистрировано в 1989 году. Ключевое направление деятельности — обслуживание корпоративных клиентов. В 2007 году чистые активы банка выросли на 28% и составили на 1 января 2008 года 34,8 млрд руб., капитал — на 46%, до 3,5 млрд руб., ресурсная база — на 31%, до 29,5 млрд руб., балансовая прибыль по итогам 2007 года составила 450 млн руб. Президенту банка Сергею Бажанову принадлежат 98,03% акций банка.


Сергей Бажанов в 1976 году окончил Ульяновский политехнический институт, в 1991 году — Академию народного хозяйства при Совете Министров СССР. Был вице-президентом Инкомбанка и председателем правления Балтонэксим Банка. С 1999 года владелец и президент Международного банка Санкт-Петербурга.

Фото: Интерпресс.ру