Наталья Акиндинова: «Напряжение в экономике нарастает»
Фото: Forbes Russia

Наталья Акиндинова: «Напряжение в экономике нарастает»

5441

Российская экономика стагнирует, и нет оснований полагать, что в обозримом будущем ситуация может измениться. Правительство, вместо того чтобы создавать условия для развития экономики, пытается ограничиться техническими корректировками. Такое мнение в интервью порталу Банки.ру высказала директор Центра развития Высшей школы экономики Наталья АКИНДИНОВА.

— Министр экономического развития Алексей Улюкаев недавно заявил, что темпы экономического роста во втором полугодии будут выше, чем в первом. Вы согласны с таким прогнозом?

— Смотря как считать. При расчете роста ВВП к показателю за аналогичный период прошлого года итоговый результат очень зависит от эффекта базы. Например, в прошлом году у нас была следующая динамика: в первом квартале был еще экономический рост, а во втором началось его резкое замедление, и потом экономика практически перестала расти, началось то, что сейчас мы наблюдаем, — стагнация. Поэтому данные роста ВВП за первое полугодие 2013-го выглядят плачевно на фоне результатов за аналогичный период прошлого года, когда еще все было не так плохо. Зато на фоне второго полугодия 2012-го ожидаемые показатели этого года будут формально сносными. А если посмотреть на показатели «квартал к кварталу» (со снятой сезонностью), то наша экономика стагнирует с середины прошлого года. Мы не видим факторов для ускорения роста ВВП.

— Можно ли говорить, что Россия входит в новый кризис?

— Кризис — это явление, когда внутри системы нарастают противоречия, затем происходит резкое ухудшение ситуации, а в результате кризиса проблемы как-то разрешаются. Например, за счет потери какими-то субъектами доходов, изменения долговой нагрузки, реструктуризации или списания долгов, девальвации валют и так далее. То есть резкое изменение ситуации можно считать кризисом. В этом плане события в российской экономике сложно назвать кризисом. У нас вялотекущая ситуация. У нас ухудшаются многие показатели синхронно, но очень плавно. Происходит такое медленное сползание. Это, скорее, стагнация, рецессия, но не кризис.

— Как долго продлится стагнация в экономике?

— Это состояние — когда нет никакого развития, но и ухудшения тоже нет — может длиться годами. История показывает много примеров. Например, Япония более десяти лет жила при почти нулевом экономическом росте, Аргентина…

В 1990-х годах у России уже был период, когда экономика сначала долго-долго падала, а затем «топталась на месте». Но сейчас есть некоторые факторы, которые постоянно вносят свои коррективы в нынешнюю стагнацию. Во-первых, это противоречивые действия правительства. С одной стороны, мы постоянно слышим из Белого дома заявления о необходимости высоких темпов экономического роста, а с другой — правительство не считает нужным создавать условия для такого развития, а пытается ограничиться техническими корректировками, такими как манипуляции с процентными ставками, реструктуризация расходов. А это не то, что может сдвинуть ситуацию, а значит, напряжение в экономике нарастает. Например, государство пытается поднимать зарплаты, а если доходов не хватает, то приходится сокращать другие расходы, залезать в долги. Другой пример дисбаланса — зависимость нашего платежного баланса от стоимости энергоресурсов. В результате, когда у нас не растет или снижается экспорт, платежный баланс становится неустойчивым. Еще один фактор напряженности — продолжающийся отток капитала, что отражается на курсе рубля. Никуда не деваются и застарелые проблемы, такие как изношенность основных фондов.

— Получается, оснований для роста доходов нет, несмотря на то что зарплаты в целом по стране продолжают расти, если верить последним данным Росстата?

— Сама по себе идея того, что надо больше доплачивать квалифицированным бюджетникам, здравая. Но в нынешней ситуации в федеральном бюджете есть и другие приоритеты, которые оказываются в итоге более значимыми. Например, рост расходов на оборону, правоохранительную деятельность. В итоге, получается, денег нет, потому что они идут на другие цели. Если все основные экономические показатели плохие, невозможно долго поддерживать опережающие темпы роста доходов населения. Сейчас это пока происходит, но если это будет продолжаться при отсутствии экономического роста, то приведет к проеданию инвестиционных ресурсов. Рано или поздно начнется замедление роста зарплат, при этом сначала — в частном секторе. Если в экономике предприятий не хватает доходов, то они прекратят повышать зарплаты. Эти компании являются налогоплательщиками, региональные бюджеты формируются за счет НДФЛ и налога на прибыль. Если не будет расти выручка, то предприятия не получат высокую прибыль, а значит, не с чего будет расти и зарплатам бюджетников. Рано или поздно темпы роста зарплат сравняются с темпами роста экономики. Пока не будет устойчивого экономического роста, не будет и стабильного роста доходов.

— Как нынешняя стагнация отразится на развитии банковского сектора?

— Темпы розничного кредитования остаются высокими, и здесь следует опасаться не замедления роста, а скорее нарастания рисков. Ведь кредиты берутся при ожидании роста доходов. Если доходы расти не будут, а у некоторых категорий граждан — сокращаться, это приведет к увеличению просрочек по кредитам.

Что касается предприятий, то платежеспособный спрос на кредиты низкий, банкам не хватает хороших заемщиков. Причины те же — вялая экономика и отсутствие потенциала роста. Процентная ставка, несмотря на все попытки ее снизить, остается высокой. Поскольку не меняются факторы, от которых она зависит. Это стоимость привлечения и уровень риска. Первое зависит от инфляции, а она пока высокая, как и риски, связанные с состоянием экономики.

— Что нужно сделать, чтобы вывести экономику из стагнации?

— Простых рецептов здесь нет. Монетарные и бюджетные стимулы, на которые в основном рассчитывает правительство (вложение средств ФНБ и пенсионной системы в инфраструктуру, расширение операций рефинансирования для банков), могут дать лишь ограниченный эффект. Главное — нужно вернуть уверенность предпринимателям. Это можно сделать, резко снизив регуляторную нагрузку на бизнес путем сокращения контрольно-надзорных функций государства (по оценкам экспертов ВШЭ, это стоит экономике не менее 1,5% ВВП). Кстати, при этом можно и сократить численность чиновников, что снизит нагрузку на бюджет и повысит конкуренцию на рынке труда. Очевидно, что нужно резко ограничить возможности правоохранительных органов оказывать давление на бизнес. Нужно сокращать издержки и повышать производительность в компаниях с государственным участием и подконтрольных государству, учитывая их большую долю в формировании российского ВВП, а еще лучше — более активно заняться приватизацией. Одновременно нужно закладывать условия для долгосрочного роста: «расшивать» узкие места в инфраструктуре, реформировать науку, образование и здравоохранение.

Беседовала Наталья РОМАНОВА, Banki.ru