Дмитрий Орлов: «Образ российских банков за рубежом меняется в положительную сторону»

Дмитрий Орлов: «Образ российских банков за рубежом меняется в положительную сторону»

5027

Дмитрий ОРЛОВ — банкир по призванию. В 1968 году он пришел работать в одно из отделений Госбанка. И сделал фантастическую карьеру банкира даже по советским меркам, дослужившись до начальника Московского областного управления Агропромбанка СССР. Созданный на его основе банк «Возрождение» всегда в тридцатке банков-лидеров. Хозяин банка объясняет это тем, что вовремя перестроился с корпоративного кредитования на розничное. На «Возрождение» засматриваются многие стратеги, но «мухомор», как кокетливо называет себя Дмитрий ОРЛОВ, считает свой банк уникальным из-за госкорней, готов иметь дело только с портфельными инвесторами и отходить от управления банком не собирается.

— Как вам удалось создать «Возрождение», используя ресурсы государственного Агропромбанка?

— Мы подошли к идее создания банка «Возрождение» после принятия закона о коммерческих банках. Осенью 1990 г. 13 самых значимых клиентов Агропромбанка Московской области учредили новый банк для обслуживания их бизнеса и создающихся коммерческих предприятий. Лицензию получил в апреле 1991 г. и начал работать в новом качестве. С тех времен нам удалось сохранить основных клиентов, делая ставку на обслуживание среднего и малого бизнеса в корпоративном сегменте. Вначале у нас было около 1000 корпоративных клиентов, сейчас — почти 49 000 компаний. Более 1 млн розничных клиентов. Среди первых в стране запустили активный бизнес на основе чиповых банковских карт — сейчас уже эмитировано почти 1,1 млн карт. Организовали около 5000 зарплатных проектов в регионах России.

— Что сохранилось в «Возрождении» с советских времен?

— Главное — это уникальная сеть. В начале 1990-х мы твердо решили, что будущее банка — за развитой региональной сетью продаж. Создавая банк, мы в основном работали с корпоративными клиентами, но все время держали в уме, что розница обязательно «выстрелит», хотя и позже. Народ-то был финансово неграмотный и бедный. Большая часть вкладчиков-физлиц с нами остается еще с тех самых 90-х. Но структура вкладчиков потихонечку меняется: люди богаче становятся, но олигархов среди них нет. А доминируют простые люди, по традиции откладывающие деньги на черный день. Сейчас в России бум розничного кредитования по всем направлениям, и значимость сети переоценить невозможно. К этому все пришли. Теперь мы уверены, что будущее — за технологиями и интернетом. Правильность нашей стратегии, опирающейся на клиентов, с которыми мы давно работаем, сегодняшний кризис на финансовых рынках только подтвердил. Думаю, что в сложившихся условиях банки со стабильной клиентской базой упрочат положение.

— Когда нормализуется ситуация на мировых финансовых рынках?

— Всех западников, с кем я общаюсь, пытаю на этот счет. Но ни один толком ничего не сказал. Радужных перспектив на западных финансовых рынках пока не видно.

— Где будете брать деньги?

— Можем ограничиться привлечением еще одного синдицированного кредита. Последнюю синдикацию мы недавно закрыли на $59 млн. Сначала было $50 млн, но потом сумму увеличили и даже дешевле заняли, чем год назад. Главное же, что у нас есть надежные источники фондирования в виде средств розничных и корпоративных клиентов. Отношение кредитов к депозитам равняется 96%, поэтому мы слабо зависим от долгового финансирования. А заимствования на рынках согласно принятой в банке политике не могут составлять более 10% всего объема обязательств. Реально они не более 7%.

— А приток депозитов не иссяк?

— Темп прироста снизился, но оттока нет. В месяц сейчас прирастаем на 2—3%. За I квартал прибавили вкладов почти на 4,5 млрд руб. Поэтому и от размещения облигационного займа отказались. Можем к этому вопросу вернуться во втором полугодии.

— Нет ли планов по привлечению стратега?

— Этот вопрос будет стоять перед всеми банками. Последняя допэмиссия дала задел по капиталу на ближайшие пару лет. Но мы не сможем конкурировать, если на российский рынок придут «бешено» дешевые деньги. Альтернативой может стать государство. Например, если будет ссужать под 5% годовых российским банкам, которые при этом готовы участвовать в реализации нацпроектов и не гнаться за сверхмаржей. Тогда появятся в приличных объемах и кредиты малому бизнесу, и дешевая ипотека, да и в целом розница. Лично я свои акции не продаю.

— В 1997 г. банк «Возрождение» размещал ADR на трех площадках. Зачем? Ведь особой необходимости вроде бы не было.

— У нас тогда в капитале был достаточно крупный акционер — Credit Swiss First Boston, он приобрел свой пакет в одно из наших первичных размещений, а в 1997 г. конвертировал их в ADR. Может, особого экономического смысла появление расписок на европейских биржах и не несло, но хотелось, чтобы банк знали западные аналитики и инвесторы. В итоге из всех банков, размещавших такие бумаги в конце 90-х, остались только мы.

— На котировки часто смотрите?

— Каждый день. За расписками реже.

— А как сильно изменился образ российских банков за рубежом?

— Он постепенно меняется в положительную сторону, ведь все большее количество банков привлекает иностранных инвесторов и становится публичными. Мы уже очень давно взяли международного аудитора (PwC. — «Ведомости»), потому что было очевидно: когда мы станем выходить на международный рынок, русским аудиторам еще долго не будут верить, а им, с именем и историей, поверят. Сейчас же практически все с ними работают. А международная отчетность стала нормой для многих российских банков.

— Не собираетесь допвыпуск акций разместить среди населения?

— Думаю, для всех этих «народных дел» время еще не пришло. ВТБ и Сбербанк — это немного другое, там политика диктует решения. Я считаю, что психологически народ наш не очень готов к этому делу. Да и госбанкам веры больше.

— Ваши акции — одни из немногих, которые держат котировки. Почему?

— Они не надутые.

— Какие прогнозы у вас на этот год по росту активов?

— У нас было три варианта прогнозов. Мы выбрали самый консервативный — 25—30% роста. Но по факту он должен стать больше.

— Что вам сегодня больше всего мешает развиваться?

— При заметном улучшении регулирования там остаются изъяны. Лет 10—15 назад у регулятора не было нормальных надзорных полномочий. Банковская система в стране тогда только формировалась, и я выступал с критикой в адрес ЦБ РФ, поскольку он не контролировал рынок. А ведь именно Центральный банк должен отвечать за то, что творится в банковской системе. Не бывает так, что Центробанк — отдельно, а коммерческие банки — сами по себе.

Сегодня многие вещи прописаны. Они могут нравиться, могут не нравиться, но они есть — и все обязаны принятые правила выполнять. Изначально должна быть создана некая матрица взаимоотношений — каждый банк должен чувствовать, что за ним наблюдают. Хотя борьба с легализацией незаконных доходов привела к тому, что отбивается интерес банков к безналичным расчетам, при том что его следовало бы поощрять. Хватает и бумажной волокиты. У меня один приятель подсчитал, что в год на справки, которые нужно отправить в надзорные органы, уходит 60 т бумаги. И сколько еще нужно трудозатрат, чтобы эти справки подготовить!

— Почему ваш сын Николай в начале года покинул правление банка?

— Николай займется вопросами корпоративного управления в совете директоров. Думаю, роль совета в банке усилится, в нем появятся новые независимые люди и профильные комитеты. У банка несколько тысяч акционеров, и этот вопрос важен.

— Но получается, что он отходит от оперативного управления банком.

— Николай очень грамотный, может, только пока не хватает жизненного опыта. В политике и экономике сложилась ситуация, когда во многих вопросах нужно проявлять не только творчество, но и гибкость, которая больше присуща моему поколению. Хотя я убежден, что с точки зрения образования он объективно лучше, грамотнее. База у моего поколения была другой — мы крутились в своей калоше, а новое поколение живет в открытой стране, поэтому все новое им дается легче.

— Почему Николай какое-то время назад входил в совет директоров «КИТ финанс», а затем вышел из его состава?

— Мы сотрудничали с «КИТ финанс», когда у него еще не было сети и он не занимался розницей. Мы продавали паи их ПИФов через наши точки. Но как только этот банк перестал занимался исключительно инвестиционным бизнесом, наши интересы стали пересекаться. Поэтому Николай и покинул совет «КИТ финанс».

— Нет ли у вас планов несколько отойти от оперативного руководства и сконцентрироваться, скажем, на стратегических вопросах?

— В перспективе есть такие мысли. Но пока время не пришло.


Биография

Родился в 1943 г. По окончании Московского финансового института в 1968 г. принят старшим кредитным инспектором в Красногорское отделение Госбанка СССР

1980
управляющий Мытищинским отделением Госбанка СССР

1986
управляющий Московской областной конторой Госбанка СССР

1987
начальник Московского областного управления Агропромбанка СССР


1991
председатель правления банка «Возрождение»

10,6
млрд руб. — стоит доля Орлова (30,7%) исходя из капитализации «Возрождения»


«Возрождение»
универсальный коммерческий банк

Активы — 111,4 млрд руб. (МСФО, 2007 г.).
Капитал — 11,9 млрд руб.
прибыль — 1,9 млрд руб.
акционеры: Дмитрий Орлов — 30,7%, его сын Николай — 1,95%, Burlington Trading — 12,19%, Brysam Global Partners — 9,37%.
В ОТЧЕТНОСТИ «ВОЗРОЖДЕНИЯ» НАПИСАНО, ЧТО Дмитрий Орлов — «фактический владелец банка».

Друзья и увлечения
Михалков и др.
У Дмитрия Орлова много именитых друзей. Один из них — кинорежиссер Никита Михалков (на фото), который входит в совет директоров банка.
«В совете директоров всегда нужен такой человек — непрофессионал в финансовой сфере, но принципиальный государственник, известная всей стране личность», — доволен Орлов. Другого товарища — хирурга Лео Бокерию Орлов в работу банка не втягивает, предпочитая с ним беседовать на философско-житейские темы.

Театр
Одно из увлечений Орлова — театр. Он говорит, что театр — «один из индикаторов происходящего в стране»: «Раньше залы были пустыми, а теперь билетов не достать. Причем на спектакли ходит много молодежи, это внушает оптимизм».

О банках и банкирах
Дмитрий Орлов уверяет, что умеет отделять личное и профессиональное. Несмотря на хорошие отношения с Виктором Геращенко, владелец «Возрождения» без тени смущения критиковал ЦБ в пору руководства Геращенко. «Многие говорили, что критика регулятора может повредить банку. Но если надзор совершает глупости, то изменить ситуацию надо для общей пользы», — вспоминает банкир. Орлов возглавляет попечительский совет Финансовой академии. И часто пользуется расположением другого члена совета — министр финансов Алексея Кудрина. «На обращение, где есть еще и его подпись, быстрее откликаются, чем только на мое», — объясняет он. Но сам Орлов на благо академии работает и лично:
«Я звонил Мише (Шишханову. — «Ведомости») после того, как он собрался продавать свой банк, потому что он обещал помочь деньгами академии. Он слово сдержал и деньгами помог».

Беседовала Татьяна ВОРОНОВА

Фото: Прайм-ТАСС