Евгений Гавриленков: «Пришло время держать сбережения сразу в нескольких валютах»

Евгений Гавриленков: «Пришло время держать сбережения сразу в нескольких валютах»

2574

Евгений Гавриленков управляет инвестиционной компанией «Тройка Диалог». Один из ведущих специалистов по валютам рассказал «Огоньку», что делать с личными сбережениями после июньского падения евро. Совет Гавриленкова: держать вклады в нескольких валютах, доверять крупным банкам. И не дергаться.

В Италии раздаются заявления о возможности выхода из зоны евро. Они это серьезно?
На самом деле это заявление одного чиновника, пусть и влиятельного. Это не мнение правительства Италии.

Зато правительство России на прошлой неделе всерьез заявило о намерении укреплять рубль. Неприятности с европейской валютой нам на руку?
Рубль у нас укрепляется аж с 1999 года. Это объективный процесс. Хотя, конечно, случаются и краткосрочные понижения. Рубль становится крепче благодаря высоким темпам экономического роста, росту производительности труда. Так будет и дальше, если только экономический рост продолжится.

Вообще, существует простая закономерность: чем выше в какой-то стране доход на душу населения, тем крепче валюта.

То есть сильный рубль мы должны ковать на своих рабочих местах?
Да, а как иначе?

Выходит, доллар падал по отношению к евро в течение нескольких последних лет, потому что американцы хуже работали?
Ну, снижение курса доллара последовало после того, как во второй половине 1990-х годов доллар серьезно укреплялся. Евро тогда не было, он укреплялся против немецкой марки и английского фунта стерлингов.

Что же сейчас делать тем, кто хранит деньги в евро?
Таких людей не очень много.

Но все же.
Дергаться не надо, потому что, когда все начинают суетиться, случается паника. Поэтому, если у вас нет какой-то острой необходимости срочно потратить накопленные сбережения, не трогайте их.

Когда в 1998 году падал рубль, вы тоже советовали людям потерпеть?
Тогда были налицо явные макроэкономические проблемы — дефицит бюджета, рост внутреннего долга, низкие цены на нефть. Сейчас ситуация совершенно другая. Говорить о том, что курс рубля к доллару или к евро куда-то далеко уйдет от нынешних уровней — или резко вырастет, или наоборот, обесценится, — не приходится. Хотя колебания, повторюсь, будут наблюдаться.

Насколько серьезные колебания?
Надежно предсказать их невозможно. Еще в начале года все мировые инвестиционные компании прогнозировали, что евро будет стоить 1,4 доллара. Прошло пять месяцев, и мы видим 1,2 доллара. Ситуация действительно непредсказуема.

Но какой-то совет всем, кто хранит сбережения в иностранной валюте, вы можете дать?
Чтобы не зависеть от рыночных колебаний, минимизировать риски, лучше разделить имеющиеся средства на части и держать что-то в долларах, а что-то — в евро. Часть сбережений можно перевести в ценные бумаги или драгоценные металлы. Есть смысл часть сбережений держать и в рублях. Конечно, у каждого своя стратегия, каждый сам выбирает баланс между доходностью и риском. Но в любом случае в нынешней довольно стабильной ситуации предпочтительнее держать средства не в наличной форме, а на банковских счетах или, скажем, в паевых инвестиционных фондах.

Может ли непрофессиональный финансист извлечь выгоду из колебания валютных курсов?
Я бы не советовал пытаться это сделать. Не занимаясь этим профессионально, не зная досконально динамику фундаментальных факторов в Америке и Европе, — вроде безработицы, инфляции, дефицита бюджетов стран, очень сложно принять обоснованное решение.

А с банками действительно все так хорошо, что вкладчикам нечего опасаться?
Банк банку рознь. Серьезные банки, которые работают не меньше 10 лет, дорожат своей репутацией. Кстати, к государственным банкам это относится меньше. Они имеют определенные преференции от государства, через них проходит гораздо больше денег, и они могут себе позволить менее внимательное отношение к клиентам.

В случаях, подобных прошлогоднему банковскому микрокризису, нужно ли бежать и забирать свои деньги из любого банка?
Пока не видно фундаментальных факторов для того, чтобы банки начали падать в массовом порядке. Даже банковский кризис прошлого года-это следствие не фундаментальных причин, а неуклюжих действий властей. Гипотетическая угроза серьезных потерь может возникнуть, только если в нашей экономике вновь начнут образовываться макроэкономические дисбалансы. Речь идет о дефиците бюджета в первую очередь. Пока такой угрозы нет, цены на нефть находятся на должном уровне. И даже при том, что расходы бюджета увеличиваются, пока правительство сохраняет профицит бюджета. Исходя из того, какой финансовый план предложен правительством на ближайшие три года, перспектив для серьезного дефицита бюджета я не вижу.

Проблемы вероятны лишь в случае, если цена на нефть упадет ниже 30 долларов за баррель и будет там оставаться в течение продолжительного времени. Тогда станет возможным дефицит бюджета. Но даже в этом случае, я думаю, паниковать было бы преждевременно, потому что в отличие от ситуации 90-х годов, когда резервов практически не было ни у Минфина, ни у ЦБ, сейчас этих резервов много. Золотовалютный запас и стабилизационный фонд позволят правительству удерживать макроэкономическую стабильность в течение некоторого времени. Дальнейшее же будет зависеть от того, сможет ли правительство сдержать рост расходов, неэффективных по своей сути, который мы наблюдаем в последнее время на фоне «избытка» финансовых ресурсов. Пока никаких предпосылок для финансового кризиса я не вижу, у нас же продолжается экономический рост.

Но в Европе экономика тоже растет, а евро падает из-за политических проблем. Стоит ли нам ждать серьезных колебаний курса рубля накануне или после выборов 2008 года?
Я думаю, что в Европе дело не только в Конституции. Динамику курса валюты определяют не столько политические, сколько фундаментальные факторы. Темпы экономического роста, состояние платежного баланса, бюджета. В Европе эти показатели несколько хуже, чем в Америке.

Значит, рубли на доллары перед выборами не придется менять?
Все будет зависеть не столько от политических раскладов, сколько от величины притока капитала в Россию. Если инвестиции будут поступать, рубль продолжит укрепление при любой власти.

И все-таки-ваш хотя бы приблизительный прогноз: что будет в этом году с долларом и евро?
Хорошо, но относитесь, пожалуйста, к этому прогнозу осторожно, как и к любым другим. Возможно, сейчас мы находимся в периоде очередной смены тенденции. Снижение курса американской валюты продолжалось пять лет, и, возможно, доллар начал отыгрывать свое. Но я могу ошибаться, так же, как ошибались ведущие аналитики, предсказывая в конце прошлого — начале нынешнего года дальнейшее укрепление евро. Американский центральный банк повышает процентные ставки, делая более привлекательными вложения денег в американскую экономику, а Европейский центральный банк, судя по заявлению его председателя, делать этого пока не собирается. Значит, все свободные средства мирового капитала будут дрейфовать в сторону Америки. Хотя не могу не заметить, что эта ситуация- парадоксальна. Америка хронически живет в долг. Но, как не странно, весь остальной мир готов кредитовать эту страну, и ее экономика растет. И пока это так, угрозы ослабления доллара нет. Я думаю, что в этом году соотношение доллар-евро будет колебаться в пределах 1,16—1,30.

Даже если завтра во Франции начнется настоящая революция, ничего сверхъестественного не произойдет?
Ну это уже не поддается экономическому анализу. Это некий форс-мажор. Вещь непредсказуемая. Но я думаю, что ни о каких революциях во Франции речь, конечно же, не идет, и Бастилию давно разрушили. В Европе люди не хотят революций. Они хотят работать меньше, а получать больше.

В России тоже.
Да, а вот в Америку едут люди, которые хотят работать больше, развивать собственный бизнес. Поэтому все страны готовы кредитовать Америку. А еще потому, что в США меньше бюрократии. А европейская экономика зарегулирована. Боюсь, проблемы с валютой у них будут только нарастать.

Кто и как высказывался по поводу падения евро
Лидеры государств, входящих в зону евро, и чиновники Евросоюза, кажется, оказались не готовы к провалу проекта евроконституции и падению единой валюты. Чиновники не смогли спокойно воспринять произошедшее и высказывались эмоционально, а порой и скандально.

Жозе Мануэл Баррозу, глава Еврокомиссии:
Необходимо избежать идеологического раскола Евросоюза, взрыва национального эгоизма и выработать политический компромисс. Я призываю лидеров Евросоюза объединиться вокруг европейских ценностей, вокруг европейской культуры, с тем чтобы преодолеть нынешний кризис. Со своей стороны Еврокомиссия считает, что все страны-члены ЕС должны высказаться по Конституции Евросоюза.

Роберто Марони, министр социального обеспечения Италии:
Денежная единица Евросоюза не смогла противостоять экономическому спаду. А потому власти Италии всерьез рассматривают вопрос о том, чтобы вернуться к прежней национальной валюте. Решаться эта проблема будет посредством референдума, причем одним из вариантов, который будет предложен народу, станет использование на равных и евро, и лиры.

Жак Ширак, президент Франции:
Без принятия Конституционного договора Европа будет буксовать в поисках невозможного компромисса, в то время как весь мир продолжит все более ускоряющееся движение вперед.

Бернард Бот, министр иностранных дел Нидерландов:
К такому результату привело то, что власти задержались на целые годы с объяснением нашим гражданам вопросов европейской интеграции и европейских проблем. Такой урок я усвоил для себя.

Герхард Шредер, канцлер Германии:
Главное теперь-сделать так, чтобы кризис вокруг ратификации европейской Конституции и общеевропейской валюты не превратился в общий кризис всего союза.