«Зачем строить ТКС-2? У нас свои конкурентные преимущества»
Фото: Совкомбанк

«Зачем строить ТКС-2? У нас свои конкурентные преимущества»

Сергей Хотимский
первый зампред правления, сооснователь Совкомбанка
5242

Разрекламированный «помощник пенсионеров» — Совкомбанк на днях объявил о приобретении GE Money Bank, «дочки» корпорации General Electric (GE). «Беловоротничковая» концепция западного банка не оправдала себя в России. Практика показала, что наш народ хочет обратно в СССР не только с пенсией, но и с быстрыми кредитами.

О продуктах и услугах для тех, кто хочет ходить в банк пешком, о предпочтении заемщиков из небольших регионов и приключениях иностранцев в России в интервью порталу Банки.ру рассказал первый зампред правления, сооснователь и один из бенефициаров Совкомбанка Сергей ХОТИМСКИЙ.

— Кроме Совкомбанка, были ли еще претенденты на покупку GE Money?

— Да. До последнего момента мы не были уверены, что GE выберет именно наше предложение.

— Кто еще претендовал?

— С точностью не скажу. Писали, что что-то предлагали НПФ «Благосостояние», банк «Восточный Экспресс», совладелец которого Игорь Ким вроде как лично проявлял интерес к GE Money на начальном этапе переговоров. При этом General Electric удалось провести сделку тихо. Подтвержденная информация о претендентах на GE Money не доходила даже до нас.

Но более заинтересованных покупателей, чем мы, таких, которым бы GE Money был важен стратегически, скорее всего, не было. Для того же «Восточного Экспресса» эта покупка не была бы столь важной, как для Совкомбанка. «Восточный Экспресс», как ряд других значимых розничных игроков, уже широко и равномерно представлен во многих регионах России. Он известен, у него много клиентов. Глядя на «Восточный Экспресс», не скажешь, что у него есть острая необходимость быстро и существенно укрупнить свой бизнес.

Другие претенденты рассматривали покупку GE Money, я думаю, чисто с финансовой стороны. А на первых порах из этого актива трудно будет извлечь заметную прибыль и вернуть затраты на его приобретение, если покупатель уже не является крупным розничным банком, имеющим больше миллиона клиентов. Мне кажется, именно наша серьезная, стратегическая заинтересованность сыграла ключевую роль в том, что General Electric выбрала нас. Но это все лишь мои догадки.

— Чем вызван такой ваш серьезный интерес к покупке GE Money?

— На рынке потребкредитования конкуренция становится все более острой, качественных заемщиков искать сложнее, в маргинальных сегментах (таковые нас, правда, не интересуют) растут риски, с недостаточно большим объемом бизнеса все труднее зарабатывать деньги. Мы поняли, что нам для продвижения к своей цели эффективнее купить банк, чем пытаться постепенно входить в новые для нас регионы, создавая свои офисы с нуля.

— Какая у Совкомбанка цель?

— Мы строим банк для людей среднего и старшего возраста. Мы хотим развить нашу офисную сеть, расположить наши подразделения так, чтобы 90% жителей России могли добраться в наш банк в течение часа.

— Когда вы достигнете этой цели?

— Конкретные сроки мы не ставим.

— Офисы — звучит несовременно. Сейчас же вроде как эра высоких технологий, дистанционного обслуживания клиентов.

— Совкомбанк — для тех, кто любит ходить в банк пешком. Люди, которые хотят обсудить кредит с глазу на глаз с менеджером, будут всегда. Более того, россияне все больше будут осознавать, что кредит — это серьезное решение, при принятии которого нужно четко знать, что делаешь, взвесить все «за» и «против».

ТКС Банк уже есть, и, как увидел весь мир, он весьма и весьма успешен. Зачем строить ТКС-2? У нас должны быть свои конкурентные преимущества. И они есть — это не технологии, а наши люди. В развитие, в рост наших сотрудников мы вкладываем огромные силы и средства, понимая, что именно в этом наша ценность.

— На развитии каких продуктов Совкомбанк намерен сделать акцент?

— Наш основной бизнес — вклады физлиц и кредиты наличными (около 80% портфеля кредитов). Это было и остается нашим основным бизнесом. У нас есть еще направление, нам понятное, связанное с облигациями. Мы практически больше ничего не делаем.

После присоединения GE Money хотим активнее работать с кредитными картами. Наше сильное направление — кредиты наличными, а в плане кредиток мы пока отстаем: их имеет меньше 20% из миллиона наших клиентов. GE Money в карточном направлении сильнее. Мы этим воспользуемся, будем интенсивнее распространять кредитки через свою сетку.

Оба банка и в других аспектах комфортно дополняют друг друга. Например, GE Money умеет хорошо работать в больших городах, Совкомбанк — в маленьких населенных пунктах. У GE Money более качественные, чем у нас, технологии колл-центра. Нам здесь есть чему поучиться.

— То есть с кредитов наличными вы будете постепенно переходить на карты?

— Нет, пока кредитки останутся дополнительным продуктом. Все-таки, судя по нашей практике, кредитные карты, особенно в небольших городах, намного меньше востребованны, чем кредиты наличными. До создания необходимой для использования карт инфраструктуры еще явно далеко. Все попытки других банков навязывать карты клиентам окончились, по нашему мнению, крайне неудачно.

— А как же ТКС Банк?

— ТКС сразу вышел на рынок с кредитными картами. Я говорю про банки, которые акцентировались на кредитах наличными, а потом искусственно, с помощью различных маркетинговых и рекламных приемов пытались перевести своих клиентов на кредитки. Но мы можем образовывать наших клиентов, аккуратно рассказывать им о картах и тем самым постепенно подогревать интерес потребителей к этому продукту.

— Автокредиты, ипотеку будете вводить в свою продуктовую линейку?

— Пока нет. Распыляться нет смысла.

— Странно все-таки, что вы купили именно GE Money. Ведь это был на редкость консервативный банк, довольно «медленный», с жесткими требованиями к заемщикам. К тому же прозападный по своей концепции, я бы сказала, «белый воротничок». Совкомбанк же весь из себя народный, для массового потребителя. Кроме GE Money ничего больше не было?

— Да полно банков выставлено на продажу. Но, внимательно приглядевшись, видим, что продаются две истории: либо проблемный банк с «нарисованной» отчетностью, либо довольно качественный актив, но небольшой по размеру.

Дело не в этом. Действительно, GE Money из-за требований владельцев в последние годы почти не развивался. Но у него высококачественные активы и клиенты, низкий уровень просрочки по кредитному портфелю, хорошая офисная сетка. Это понятный, чистый и довольно большой по размеру актив.

— Бренд GE Money Bank, как вы объявили в пресс-релизе, перестанет существовать. Почему?

— Название «Совкомбанк» оптимально соответствует нашей концепции, взглядам нашей аудитории.

— GE Money — как-то красивее…

— Бренд должен отражать суть бизнеса, работать на свою аудиторию. В этом плане название «Совкомбанк» — попадание в точку, поскольку большинство людей, которых мы обслуживаем, родились в Советском Союзе.

— Будут сокращения персонала?

— Не бывает, чтобы слияние проходило вообще без сокращений. Но мы настроены максимально сохранить команду. Если мы хотим сохранить эффективные системы и процессы GE Money, использовать приобретенные компетенции, то команда — это основное. К тому же мы планируем наращивать офисную сеть, так что здесь нам потребуются и дополнительные сотрудники.

— Есть еще фактор менталитета. Ведь одно дело — работать пусть и в не самом большом, но в престижном иностранном банке, а другое — в среднем «советском», ориентированном во многом на небольшие населенные пункты. Не исключено, что многие сотрудники GE Money не в восторге от сделки и сами могут уволиться.

— Ориентация на «советскую» аудиторию вовсе не означает, что в банке работают несовременные люди и сама кредитная организация отстает от жизни в плане понимания рынка, технологий. Команда GE Money, по моим наблюдениям, сильная и вовсе не снобистская. Вчера люди ориентировались на выполнение бизнес-задач иностранного руководства. Но если им дать новые ориентиры, они с удовольствием их воспримут. Они подустали от стагнации, их интересует динамичное развитие, новые горизонты, карьерный рост.

— У вас с GE Money разная клиентская аудитория. Многие его клиенты могут уйти в другие банки.

— Определенных потерь вряд ли удастся избежать. Но мы сделаем ряд шагов по удержанию клиентов GE Money. Будем бороться за каждого из них, доказывать качеством нашего сервиса, что с нами им будет не хуже и даже лучше. Также мы планируем ввести для клиентов GE Money разнообразные спецпредложения, скидки, бонусы, подарки.

К тому же у нас с GE Money есть пересечения по аудитории. Совкомбанк работает со старшим и средним поколением. Купленный нами банк ориентировался на молодое и среднее. То есть среднее останется, а от работы с молодежью мы уйдем, поскольку это пока не вписывается в нашу стратегию.

— Рисковая и маркетинговая политика Совкомбанка и GE Money также различна.

— Опять же будем перестраивать эти аспекты деятельности под нашу стратегию.

— Вы планируете купить еще какие-либо банки?

— Нет. Во всяком случае, пока не завершится процесс интеграции двух банков, который займет не менее полутора лет.

— Где Совкомбанк нашел средства на покупку?

— Мы потратили свои деньги — самого Совкомбанка и его акционеров. В поисках средств мы по рынку не бегали.

— Почему, на ваш взгляд, с российского рынка ушло много иностранных банков? А те, кто работает, были бы не против последовать их примеру?

— Российское правительство сделало ставку на доминирование в стране госбанков и предоставило для этого всевозможные условия. Иностранные банкиры, размышляя о работе на нашем рынке, элементарно не видят для себя перспектив. Да, «дочки» некоторых западных банков, которые, по сути, «обрусели», вписались в рынок и хорошо развиваются. Однако успех в развивающейся стране приводит к тому, что на Западе из-за этого страдает имидж этих банков, их рыночная стоимость падает. А если действовать в России по западному образцу и, как следствие, иметь маленькую долю рынка, то денег не заработать. Так что невыгодно и так и так.

— Чем российский банк без участия государства, к примеру Совкомбанк, отличается здесь от иностранных «дочек»? Проблема госбанков едина для всех, как мне кажется.

— Что мы? Мы жили и намерены жить в России. Здесь работаем и на пенсию не собираемся. За границей нас никто не ждет. Так что принимаем правила игры такими, какие они есть. Попросят продать банк и уехать — уедем. Но до тех пор будем делать в России бизнес, который нам нравится.

Беседовала Юлия ПОЛЯКОВА, Banki.ru