«Банки оказались заложниками своих взаимоотношений с агрегаторами»
Фото: МегаФон

«Банки оказались заложниками своих взаимоотношений с агрегаторами»

Влад Вольфсон
директор по работе с корпоративными клиентами ОАО «МегаФон»
6177

В начале ноября абоненты сотового оператора «МегаФон» перестали получать СМС-сообщения от банков. В компании объяснили инцидент введением программы, которая призвана защитить абонентов от поступления спама с коротких и буквенных номеров. О том, почему у оператора возникло непонимание с банками, какие решения были приняты по итогам переговоров и будет ли оператор повышать тарифы на рассылки СМС-сообщений организациями, корреспонденту портала Банки.ру рассказал директор по работе с корпоративными клиентами ОАО «МегаФон» Влад ВОЛЬФСОН.

— Банки утверждают, что 5 ноября «МегаФон» без предупреждения заблокировал СМС-рассылку клиентам. Сам «МегаФон» заявлял, что предупреждения были. То есть одни сказали, другие не услышали. Откуда этот «глухой телефон»?

— Мы не раз говорили, что планируем усилить борьбу со спам-сообщениями. Есть неутешительная динамика: количество неидентифицированных сообщений с коротких или буквенных номеров, которые мы по закону не обязаны доставлять, выросло за последние два года в тысячу раз. Мы провели масштабную подготовительную работу, анализ мирового опыта по борьбе со спам-рассылками. Еще весной внедрили специальную техническую платформу «Антиспам», которая позволила снизить остроту проблемы, но не решила ее целиком.

18 сентября мы сообщили своим контрагентам о том, что с 5 ноября «МегаФон» начинает блокировать сообщения с неидентифицированных коротких цифровых и буквенных номеров. А дальше были те, кто поверил, и те, кто не поверил. Мы рассчитывали, что полутора месяцев будет достаточно для того, чтобы наши контрагенты внесли изменения в свою работу с третьими лицами. Почему-то оказалось, что этого недостаточно.

Мы понимали, что подавляющее большинство банков работает через агрегаторов связи, прямых договоров с кредитными организациями у «МегаФона» не так много. Мы не знаем контрагентов наших клиентов. Именно поэтому мы уведомляли об изменениях условий работы не банки, а наших партнеров (агрегаторов и операторов), с которыми они работают.

При этом, конечно, мы уведомили и тех, кто к нам подключен, то есть своих прямых контрагентов. Также мы заблаговременно опубликовали официальное информационное сообщение о грядущих изменениях, чтобы у всех участников рынка была возможность с ними ознакомиться. Мы выполнили и выполняем свои договорные отношения с контрагентами. Вопрос: почему агрегаторы вовремя не уведомили своих клиентов, среди которых есть банки?

Подчеркну, что борьба со спамом — это длительный процесс. Понятно, что для обработки лавинообразно растущего трафика требуется повышать сетевые мощности, вкладывая средства в инфраструктуру. До недавнего времени получалось, что мы расходуем средства на то, что является бизнесом для третьей стороны. Более того, вал спам-рассылок вредит нашим абонентам, а лояльность для нас не пустые слова. Абонент получает массу сообщений от других сетей, на которые он не подписывался и не может отказаться без значительных усилий. Зачастую эти рассылки несут в себе и откровенно мошеннические троянские программы, которые могут нанести клиенту финансовый ущерб. Сюда же относятся СМС, в которых пишут, что, например, в банке все плохо.

— Да, такие истории сейчас активно обсуждаются. Последняя была по банку «Возрождение».

— Таких примеров масса. Любой может отправить, например, сообщение о том, что Банки.ру — отличный сайт. Или наоборот, негативную информацию про вас или любую другую компанию. Сейчас количество СМС-сообщений, классифицируемых как спам, конкретно у нас превышает 2 в месяц. Это то, с чем «МегаФон» начал бороться первым из российских сотовых операторов.

— То есть проблема не в коммуникации банков с «МегаФоном», а в контактах банков с агрегаторами СМС-сообщений, которых вы уведомили заранее? Но ведь некоторые кредитные организации сотрудничают с вами напрямую.

— Банки вольны самостоятельно решать, работать им напрямую с операторами связи либо с отдельным оператором или агрегаторами. Существует несколько схем.

Первая: есть банк, а у него два контрагента, к примеру агрегаторы. Они имеют прямые контракты с банком. Эти агрегаторы выбирают какого-нибудь оператора связи в качестве партнера, заключают с ним договор. А дальше этот оператор транслирует сообщения на сети других операторов связи. Конечными получателями рассылки могут быть абоненты любой сети: «МегаФона», «МТС», «СМАРТС» и т. д. При работе по такой схеме банк формирует некое информационное или рекламное сообщение, например об открытии офиса, отправляет его агрегатору, тот — оператору-партнеру, а дальше оператор отправляет это сообщение в другие сети.

Есть второй вариант, который тоже часто используют крупные банки: они приходят напрямую к оператору связи, минуя посредников — агрегаторов. В этом случае оператор связи рассылает сообщения через других операторов.

Можно предположить, что есть еще третья схема, когда банки подключены по отдельным договорам к разным операторам независимо. Но такое встречается редко.

Наша задача — оградить абонентов от большого количества несанкционированных СМС-рассылок, на которые наш клиент не давал согласия. Мы не просим никого менять схему работы: банки и другие компании вольны выбирать любой из вышеперечисленных вариантов. Наше требование одно: скажи, с каких номеров и что именно рассылается нашим абонентам, имей подтверждение согласия абонента и сообщи нам номер.

— Многие СМИ пишут, что «МегаФон» потребовал от банков заключения прямых договоров, минуя агрегаторов. Как вы вообще относитесь к агрегаторам?

— Мы не требовали заключать с нами договоры напрямую. Я считаю, что агрегаторы делают для банка очень полезную работу: продают доставку на все сети. К тому же они выполняют другую важную функцию — интеграторскую.

— Вы повышали тарифы по СМС-рассылке для корпоративных клиентов?

— У нас есть услуга, которая называется «мобильная реклама». Если посмотреть ее прайс-лист, то вы заметите, что стоимость услуг для конечного пользователя неизменна. Мы как продавали эту услугу по конкретной цене, так и продаем. Тот, кто был к нам подключен напрямую, уже работал с нами по тарифу, опубликованному на официальном сайте.

Зачастую те компании, которые утверждают, что мы повысили цены, просто не имели с нами прямых договоров, а работали через контрагентов. Это лишь означает, что их поставщик СМС-рассылки фактически предоставлял услугу по ценам ниже, чем продает и продавал рынок, в том числе «МегаФон». Наша компания в ценообразовании всегда исходит из экономической целесообразности и спроса на услуги.

— Сколько стоит СМС-рассылка для корпоративных клиентов «МегаФона» сегодня?

— Цены указаны в открытом доступе у нас на сайте. «Большая тройка» операторов — публичные компании, которые раскрывают всю информацию по ценам на своих сайтах. Отмечу, что это не те цены, которые платят банки агрегаторам. Речь идет о других тарифах.

Для банков тарифы также не изменятся?

— Мы осознаем, что кредитные организации сейчас оказались заложниками своих взаимоотношений с агрегаторами. Мы провели переговоры с теми банками, которые занимали наиболее активную позицию. Вошли в их положение и предложили решение. С 13 ноября и до конца января будущего года «МегаФон» проводит специальную акцию «СМС-информирование о платежах». Суть ее очень проста: мы предложили банкам самую низкую цену — 20 копеек за СМС без ограничений по объему трафика. При этом любой банк — и большой, и небольшой — получил одну цену в рамках этого периода вне зависимости от объема рассылки. Мы не ограничили документарное оформление этих отношений. Что это значит? Банк может прийти и подписать этот договор напрямую с «МегаФоном» и иметь отношения конкретно с нами. Либо может транслировать эту цену своему агрегатору.

— Акция, судя по вашим словам, закончится в конце января. Какие изменения будут после 31 января 2014 года?

— Наш прайс не менялся сейчас, он останется неизменным и после 31 января 2014 года. Сейчас мы объявили о специальной акции, воспользоваться которой могут только банковские организации и только в течение определенного периода. В нашем постоянном прайсе цена напрямую зависит от количества отправляемых СМС. Чем больше объем, тем меньше цена за одно сообщение: от 1 рубля до 30 копеек.

— Обсуждал ли «МегаФон» меры по борьбе со спамом, которые вы перечислили, с другими операторами «большой тройки»?

— Мы не обсуждаем этот вопрос с «большой тройкой». Мы отвечаем только за свою сеть и за своих абонентов.

— Что, на ваш взгляд, может предотвратить рост количества спам-сообщений? Как при этом сделать так, чтобы в ловушку не попали важные СМС, в частности от банков?

— Ситуация требует законодательных решений. Нужно сделать так, чтобы была выстроена эффективная система блокировки всех спам-сообщений: и с коротких, и с буквенных, и с обычных абонентских номеров. Мы поддерживаем предложение сенатора Гаттарова о блокировке спам-сообщений. «МегаФон» первым из российских сотовых операторов масштабно занялся этой проблемой. Сегодня мы обеспечиваем абонентам лучшую защиту от спам-атак. Если же спам-СМС все же попала к клиенту, у нас есть дополнительные инструменты, помимо тех, о которых мы с вами говорим. Например, сегодня утром я получил сообщение с обычного номера с предложением от аптеки купить лекарство. Я не просил присылать СМС, не хотел его получать. У нас есть услуга, с помощью которой можно пожаловаться на конкретного спамера. Для этого нужно скопировать нежелательное сообщение, отправить его на бесплатный номер 1911, и мы примем меры. Если окажется, что это действительно спам, вам придет оповещение, что номер его отправителя заблокирован.

Во всем мире, будь то Европа или Америка, есть методы блокировки спам-сообщений, в том числе не только с буквенных номеров. Мы в России, к сожалению, одними из последних начинаем формировать цивилизованный рынок СМС-рекламы.

Беседовала Анна БРЫТКОВА, Banki.ru