Владимир Пономарев: «Для 80% россиян ипотечный кредит все еще недоступен»

Владимир Пономарев: «Для 80% россиян ипотечный кредит все еще недоступен»

3536

Ставка больше, чем жизнь

Для 80 процентов россиян ипотечный кредит все еще недоступен

Десять лет назад, когда вступил в действие закон об ипотечном кредитовании, большинство россиян впервые услышали слово «ипотека». В прошлом году кредитов на покупку жилья было выдано уже на 556,5 млрд рублей. В первом квартале этого года — на 151 млрд рублей. Однако пока смогли взять ипотечный кредит чуть более 1% россиян. Как помочь тем, кто остался за «чертой ипотеки»? Стоит ли сейчас покупать жилье в кредит и как изменятся цены на рынке недвижимости в ближайшее время? На эти и другие вопросы в интервью «Российской газете» отвечает вице-президент Ассоциации строителей России, председатель совета Национальной ассоциации участников ипотечного рынка Владимир Пономарев.

Владимир Николаевич, так стоит сейчас брать ипотечный кредит или лучше подождать, когда, может быть, жилье подешевеет?

Я бы советовал, если есть деньги, брать. Ставки по кредиту уже сейчас 13—14%. До конца года они могут подняться до 15 процентов. Рост цен на жилье — 25%. Беря кредит, вы фиксируете цену на момент покупки квартиры. Следовательно, от дальнейшего подорожания вы уже защищены. Напротив, рост цен для тех, кто приобрел квартиру в кредит, даже выгоден, потому что купленное жилье можно будет продать по более высокой цене. Но, с другой стороны, сейчас потребителям будет намного сложнее получить кредит, поскольку банки ужесточили требования к заемщикам.

Я так понимаю, что в этом виноват американский ипотечный кризис. А каков процент невозвратов по кредитам среди россиян?

В России около двух процентов заемщиков — банкроты по ипотечным кредитам. Беспокоит то, что эта цифра стала расти. В Алтайском крае число дефолтов составляет 24%, в Башкирии, Краснодарском крае (по ряду ипотечных программ) приближается к 9%. Причина та же, что и в США, — банки начали учитывать не только «белые» доходы, но и так называемые черные. На рынке появились ипотечные программы с пониженным первоначальным взносом, а то и вовсе без него.

Кроме того, ускоренными темпами снижались процентные ставки. В результате мы получили не кризис, как в Америке (такого кризиса у нас нет и не может быть из-за малого объема выданных кредитов), но тенденции в смысле политики на рынке те же самые. Основной проблемой России является невозможность в короткие сроки провести рефинансирование ранее привлеченных займов. И у многих банков нет другого пути, как выйти из программы. Банк может официально не объявлять об этом, но под разными предлогами отказывать в выдаче ипотечного кредита.

Что касается рисков для банков, связанных с дефолтом заемщиков, то, к сожалению, в России отсутствует очень важный механизм — страхование кредитных рисков. Эта система успешно опробована Казахстаном. Страхуется часть кредита, и если человек не может платить, то часть нужной суммы покрывает страховая компания.

На ваш взгляд, ипотека в России состоялась?

Безусловно. Массово ипотечные кредиты россияне начали брать с 2002 года. Тогда их было выдано на сумму 300 миллионов долларов. В пошлом году уже на 25 миллиардов долларов. Таким образом, по общему объему ипотечного рынка мы достигли уровня Польши. В целом воспользовались кредитами порядка 700 тысяч российских семей. Конечно, для России это не так уж и много.

Однако у нас сформировалось несколько искаженное представление об ипотеке, как чуть ли не о единственной возможности улучшить свои жилищные условия. Во всех странах ипотека является инструментом приобретения жилья для тех слоев населения, которые обладают стабильными и, подчеркну, относительно высокими доходами. В России взять ипотечный кредит могут позволить себе лишь люди с доходом на семью из трех человек не меньше 60—70 тысяч рублей. А это всего 20% населения. Остальные 80% граждан не могут ни купить квартиру самостоятельно, ни участвовать в ипотеке.

На мой взгляд, надо развивать рынок съемного жилья. В большинстве западных стран снимают квартиры до 40% населения. Кстати, платеж по кредиту, если брать Москву, даже за стандартную «двушку» на окраине города, все равно окажется выше, чем плата за найм — примерно в 1,5—2 раза. Ладно, если бы потерпеть пришлось недолго, но ведь ипотеку, как правило, люди берут на 10—30 лет.

Неправильно также напрямую связывать доступность жилья и ипотеку. Для тех категорий граждан, кто не может самостоятельно решить квартирный вопрос, должен быть свой инструмент приобретения жилья, где значимую роль будут играть бюджетные средства. Пример США. Там ипотеку могут позволить себе около 75% населения, для остальных в зависимости от уровня дохода предоставляется господдержка — для одних больше, для других меньше.

У нас вроде бы тоже существует механизм субсидий для определенных категорий граждан. В прошлом году их получили около 70 тысяч семей. Всего же семей в России 48 миллионов. Если поделите одно число на другое, получите 0,1%. Капля в море. Возможно, надо искать и другие пути, как сделать жилье доступнее.

Из чего сегодня складывается стоимость квадратного метра? Это строительная себестоимость, земля, инженерная инфраструктура и плата за подключение к сетям, прибыль профессиональных участников строительного рынка, всевозможные поборы, в том числе в виде взяток. В структуре цены все эти расходы достигают не менее 50%. Если государство будет бесплатно выделять землю, цена упадет сразу на 20%, если возьмет на себя инженерную инфраструктуру — еще на 30%. Так делается во многих странах. Государство финансирует или софинансирует определенную часть затрат на строительство. Но только адресно в рамках социальных жилищных программ, включая социальное жилье. Кстати, подобный опыт есть у Белгорода и Москвы.

Таким образом, наряду с сегментом коммерческого жилья, реализуемого по свободным ценам, должен существовать сегмент, на котором цены регулируются государством-соинвестором.

Мы все время говорим о росте цен на жилье. Означает ли это, что с подорожанием квадратных метров уменьшается число тех, кто может позволить себе купить жилье?

Если доходы населения будут расти медленнее, чем рост цен на рынке жилья, то да. В предыдущие годы реальные душевые доходы россиян росли примерно на 10% в год, а реальные цены на жилье — на 15%. При этом в прошлом году было введено в строй порядка 60 миллионов квадратных метров жилья. А потребность выше в разы. Построенного жилья не хватает даже на тех, кто бы мог его купить.

В России собираются развернуть масштабную программу по малоэтажному строительству — как более дешевую альтернативу многоквартирным домам. Возможно ли взять в ипотеку загородный дом?

В принципе можно, но здесь есть определенные сложности. Для загородной недвижимости очень сложно совершить оценку приобретаемого имущества. Учитываются такие составляющие, как удобный подъезд, наличие коммуникаций, инфраструктуры — магазина, больницы, школы и прочее. Не в каждой сельской местности это есть, а значит, ликвидность такой недвижимости невелика. То есть юридических запретов никаких, но экономические реалии таковы, что банки не дают кредиты на приобретение загородного имущества.

Беседовала Нина ЕГОРШЕВА

Фото: http://www.realestate.ru/