Андрэ Берген: «Мы приходим с намерением остаться навсегда»

Андрэ Берген: «Мы приходим с намерением остаться навсегда»

3272

Вторая по величине бельгийская финансовая группа КВС Group за 10 лет потратила на приобретение банков и компаний почти 7,5 млрд евро. Но генеральный директор КВС Group Андрэ БЕРГЕН не жалеет о сделанных инвестициях: по его словам, они окупаются быстрее, чем планировалось. Вложения в российский Абсолют Банк, по его подсчетам, к 2010 году должны принести бельгийским владельцам порядка 100 млн евро прибыли.

— КВС Group скупает активы в разных странах. Приходится ли вам изучать новые языки? На каких говорите?

— Я говорю только на четырех. Мой родной язык — голландский, знаю английский, французский и немецкий. Я начинал учить русский еще в университете, но это было уже давно, и я помню не много.

— Правда ли, что в Абсолют Банке все стали учить голландский для общения с акционерами?

— Многие учат язык, но не голландский, а английский. Во многих из купленных нами банков люди сами начинают учить английский: у нас часто проводятся объединенные семинары, и для рабочих контактов это необходимо.

— Сделка с Абсолют Банком до сих пор остается рекордной по сумме для российского рынка. Как считаете, не переплатили?

— Разумеется, нет. Если задаться вопросом, заключил бы я сделку сейчас, год спустя, ответ однозначный: да. Аппетит приходит во время еды.

— Не кажется ли вам, что в связи с кризисом на финансовых рынках российские банки стали стоить немного дешевле? Хотите воспользоваться случаем и купить в России что-то еще?

— Нет. Более года назад мы уже смотрели ряд российских банков, и «Абсолют Банк» нам понравился, контакты с руководством банка дали очень хорошие результаты. Мы не финансовые инвесторы, когда мы приходим в банк, то приходим с намерением остаться навсегда. Думаю, через пять лет мы даже забудем, сколько заплатили за «Абсолют Банк».

— Когда окупятся затраты на приобретение Абсолют Банка?

— От любой инвестиции мы ожидаем доходность в 10%. Я твердо уверен, что через пять лет мы увидим такую прибыльность в Абсолют Банке.

— Пришлось ли вам после прихода в Россию корректировать свои планы, столкнулись ли вы здесь с неожиданностями?

— Нет, более того, если посмотреть на бизнес-план, который мы составили при покупке банка, и на результат, который был достигнут банком, можно отметить, что он лучше, чем планировалось.

— По некоторым показателям результаты I квартала Абсолют Банка снизились — например, был отток вкладов на 5%, активы уменьшились на 0,1%. В чем причина? Может, в изменении подхода к рискам?

— Несколько уменьшились совокупные активы, но если посмотреть по ключевым направлениям бизнеса — кредитам частным лицам, то мы выросли почти на 25% за квартал, и эти темпы существенно выше среднего рынка, по корпоративным кредитам — на 10%, что тоже выше рынка. Несильный рост по корпоративным кредитам по сравнению с розницей обусловлен тремя причинами. Задержка с регистрацией капитала — мы смогли зарегистрировать его не в начале января, как планировали, а в конце марта. И поскольку ритейл для нас более приоритетное направление, свободные ресурсы мы направили именно в розницу. Банк становится ритейловым, поэтому задача стояла не только вырасти, но и соблюсти правильную пропорцию в активах: ритейл должен расти быстрее, чем корпоративный бизнес. В IV квартале 2007 г. мы видели больше возможностей для роста корпоративного кредитования, а в I подогнали розницу. Часть российских банков и вместе с ними часть заемщиков могут столкнуться с проблемой сложностей с ликвидностью и будут не в состоянии рефинансировать долги, поэтому мы очень осторожны. У нас нет задачи привлечь всех клиентов, которые есть на рынке. К тому же при управлении банком не строят планы на три месяца, мы планируем на среднесрочную перспективу — 5—10 лет, и в выполнении этих планов мы очень последовательны. Конечно, нужно обеспечивать выполнение определенных показателей, чтобы не было повторяющейся убыточности, но при этом никто не смотрит на результат только одного квартала.

— Вы говорите, что были сложности с регистрацией капитала. Вас не раздражает российская бюрократия?

— Нет, мы, напротив, были приятно удивлены, что получили разрешение на покупку банка всего за три месяца. Мы работаем в 35 странах, и в некоторых из них мы встречаемся с теми или иными задержками. Российские процедуры не самые страшные.

— Предусмотрена ли в договоре с бывшими владельцами возможность обратной продажи Абсолют Банка?

— Таких положений в нашем договоре нет. Если мы инвестируем в компанию, мы очень тщательно думаем, а сделав шаг, делаем его навсегда. Мы очень старомодны в этом плане.

— Группа намерена предоставлять какие-то услуги помимо банковских? У вас теперь есть Балтийская инвестиционная компания, которая присутствует в России, вы говорили раньше о намерении оказывать брокерские услуги и услуги по доверительному управлению.

— Во всех странах мы реализуем в бизнесе банковско-страховую модель, но в России мы решили сначала сконцентрироваться на развитии банка. В дальнейшем в страховании будет в первую очередь интересно страхование жизни и продукты, связанные с банковскими, в том числе с ипотекой. Но пока решение по страховому бизнесу не принято.

Что касается операций на фондовых рынках, то в Центральной и Восточной Европе этот бизнес работает под общим брендом компании KBC Securities. Как и Балтийская инвестиционная компания, брокерские услуги которой можно будет приобрести и в Абсолют Банке.

Совсем новое направление — фонд прямых инвестиций KBC Private Equity, он инвестирует в компании по всей Европе — и в России тоже. Мы стартовали с этим бизнесом недавно, сейчас портфель в Восточной Европе составляет только 80 млн евро. Общий объем инвестиций — около 500 млн евро. Фонд, который работает в этом сегменте в России, учрежден совместно с бельгийской компанией GIMV. Сейчас мы планируем также включить банк в программу группы по торговому финансированию. Это, возможно, случится уже в 2008 г. Мы пытаемся привлечь в Россию бизнес-партнеров из разных стран, и в этой связи работа под хорошо известным в мире брендом KBC эффективнее, чем под локальным.

— А что будет с брендом Абсолют Банка?

— Абсолют Банк останется Абсолют Банком, этот вопрос уже закрыт.

— Что еще изменилось или изменится в банке?

— Есть краткосрочные изменения, которые можно внедрить за несколько месяцев, а есть долгосрочные, на которые потребуется несколько лет. Многое поменялось в системе риск-менеджмента. KBC в этом направлении помогает как консультациями — например, по вопросам [банковского стандарта] BASEL2, по которым в России специалистов практически нет, так и операционно: в «Абсолют Банке» теперь работает CFRO [Chief Financial and Risk Officer] из KBC Адриаан Лоэфф. В течение первых девяти месяцев интеграции мы поняли, чем мы могли бы помочь — опытом, технологиями, ресурсами, продуктами, и теперь совместно усиливаем слабые места. Например, в системе проектной работы, закупках, вопросах взаимодействия бизнеса и IT-системы.

Что касается изменений в продуктовой линейке: из новых направлений сейчас мы, например, разрабатываем совместно программу прямых продаж пластиковых карт через активные рекламные кампании. До сих пор мы распространяли карты в основном через кросс-продажи, преимущественно корпоративным клиентам.

— Карты Amex не хотите выпускать через «Русский Стандарт»?

— Концентрация на ключевых направлениях — залог успеха стратегии. Мы сегодня концентрируемся на стратегически приоритетных для нас продуктах: в ритейле это в первую очередь ипотека, автокредитование, депозиты и пластиковые карты. Плюс продукты на границе между корпоративным и розничным бизнесом — это малый и средний бизнес. Наверное, возможность эффективно продавать карты American Express в России существует, но значительного влияния на наш бизнес это не окажет, поэтому этот бизнес не стал первым и даже вторым для нас приоритетом.

— Будете ли предлагать паевые фонды?

— Мы будем продавать в России продукты KBC Asset Management через Абсолют Банк. Это будут, по сути, вложения с гарантированным возвратом инвестиций, их рынок не сильно пока развит в России. Сейчас мы заняты изучением юридической стороны вопроса.

— Как повлиял на группу и Абсолют Банк финансовый кризис? Насколько подорожали ресурсы?

— Финансовый кризис мало затронул нашу группу: у нас очень небольшие вложения в проблемные ипотечные активы. Мы списали только 93 млн евро за первые три месяца 2008 г. И даже если на американском рынке четверть всех ипотечных кредитов не будут возвращены, мы потеряем максимум 200 млн евро. К тому же у нас очень высокие показатели финансовой устойчивости — уровень достаточности капитала существенно выше, чем у основных наших конкурентов: на конец марта — 12%. А также показатель соотношения кредитов к депозитам: 76 к 100. Все это позволяет нам поддерживать рост Абсолют Банка в запланированном объеме, не снижая темпов.

Что касается удорожания фондирования: оно подорожало для всех, и насколько оно подорожало для группы, настолько, соответственно, и для Абсолют Банка — примерно на 0,7%.

— У группы KBC в свободном обращении 41% акций. Как вы думаете, сколько акций может принадлежать инвесторам из России?

— Я думаю, около нуля. Раньше о нас знали очень немногие россияне, но, думаю, это изменится в будущем.

— В России не так давно прошло два народных IPO — Сбербанка и ВТБ. Банки учатся общаться с миноритариями, которые не всегда довольны курсом акций. Как вы общаетесь с вашими частными инвесторами?

— В Бельгии у нас много акционеров с несколькими акциями. Но поскольку цена акций растет, они практически не выражают недовольства, напротив, на последнем собрании я видел много счастливых лиц. Если вы посмотрите на рост цены акций группы на протяжении последних четырех лет (+69%), то по сравнению со многими наши результаты гораздо лучше. С момента регистрации мы практически единственная компания на Брюссельской фондовой бирже, дивиденды которой ежегодно растут.

— Что вы будете делать с портфельным миноритарием Абсолют Банка — IFC?

— IFC — акционер Абсолют Банка уже много лет, при покупке банка они выразили желание остаться в капитале, и мы не настаиваем на выкупе [их пакета]. Насколько я знаю, они этого и не планируют.

— А у вас есть акции вашей группы?

— Есть, около 5000 штук.

— Планируете ли вы сделать опционы на акции для сотрудников Абсолют Банка или другие программы поощрения результатов?

— Система опционов может быть как мотивирующей, так и демотивирующей. У меня до сих пор остались опционы с предыдущего места работы, которые выдавались по 8 евро за акции, которые сейчас стоят 5 евро. Не скажу, что это сильно мотивирует. Два года назад схема опционов у нас в группе существовала, но мы от нее отказались. Еще одна причина в том, что свои акции менеджеры могут получить только через пять лет, а по нашему законодательству они должны в первый год платить с них 8% налога, что, конечно, невыгодно. Мы попытались создать систему бонусов, связанную с результатами деятельности группы.

— Что оцениваете — рост цены акций?

— Цена акций не всегда зависит от деятельности группы. У нас есть ряд критериев — например, мы хотим, чтобы уровень дохода на капитал составлял не меньше 18,5%, прибыль на акцию — не менее 12%, соотношение затрат к доходу — не более 55%. Для конкретного банка есть свои показатели, но при этом должны выполняться и показатели для всей группы. Лично в моей заработной плате 50% — фиксированная часть, а 50% зависит от результата деятельности, по мере перемещения по иерархической лестнице вниз фиксированная часть увеличивается.

— Что, по вашему мнению, самое опасное в России?

— Если посмотреть глазами экономиста, серьезная проблема в экономиках с высокими темпами роста — это инфляция. В разных странах мы наблюдали, какой урон это может нанести. Я уверен, что российские власти контролируют этот процесс, но тем не менее инфляция в 13% — это много.

— Ваши дети имеют отношение к финансовой сфере?

— Нет, они очень далеки от нее. Сын — инженер-механик по BMW, дочь работает в магазине одежды.

— Часто ли вы проводите время в Бельгии, с семьей?

— Нет, и это очень печалит моих близких. KBC представлена более чем в 35 странах, и, поскольку особенно в Европе есть очень много стран, куда можно легко слетать за один день, жена часто даже не знает, в какой стране я нахожусь.

— Где вы предпочитаете держать личные сбережения?

— Это очень просто — в акциях группы, остальное — на депозитах в нашем же банке. Тут я абсолютный патриот.

Биография

Андрэ Берген родился в 1950 г. Получил степень магистра экономики в Лёвенском университете в 1974 г., затем — докторант на экономическом факультете. В 1977 году начал карьеру в Kredietbank (Брюссель). В 1979 году переведен в Kredietbank в Нью-Йорке. 1982 год — перешел в Generale Bank (позднее Fortis Bank) в Брюсселе. С 1993 года — член правления Generale Bank. 2000 год — вице-президент Agfa Gevaert NV, 2003 — замгендиректора KBC Group и гендиректор KBC Bank. С 2006 года — гендиректор KBC Group NV.

KBC Group — финансов группа, активы (на 31 марта 2008 года) — 358,2 млрд евро, капитал — 14,7 млрд евро, прибыль — 554 млн евро, капитализация — 23,79 млрд евро. Вторая по величине в Бельгии финансовая группа, занимает 18-е место среди банков Европы. 53 тыс. сотрудников KBC Group обслуживают около 11 млн клиентов более чем в 30 странах мира. В группу входят KBC Bank, страховое подразделение KBC Insurance и подразделение приват-банкинга KBL European Private Bankers.

Покупки KBC Group

EIBank, Болгария. Доля — 77,75%. Соглашение подписано в сентябре 2007 г.
KBC Banka (ранее A Banka), Сербия. Доля — 100%. Соглашение подписано в январе 2007 г.
DZI Insurance, Болгария. Доля — 89,52%. Соглашение подписано в январе 2007 г.
«Абсолют Банк», Россия. Доля — 95%. Соглашение подписано в апреле 2007 г.
Istrobanka, Словакия. Доля — 100%. Соглашение подписано в марте 2008 г.

Беседовала Елена ХУТОРНЫХ

Фото: www.trends.be