Жан-Люк Пи: «Русфинанс Банк Россией доволен»

Жан-Люк Пи: «Русфинанс Банк Россией доволен»

4769

Для французской финансовой группы Societe Generale (SG) 2007 год и первая половина 2008 года были не лучшим временем. А вот для 100-процентной «дочки» SG, напротив, последние полтора года стали очень удачными: банку удалось выйти на второе место по объемам автокредитования и весьма успешно проявить себя на рынке потребкредитования. Президент Русфинанс Банка Жан-Люк Пи уверен — в обозримом будущем его банк будет только «набирать обороты»: и потому, что российский рынок продолжит расти, и потому, что интерес к России со стороны «большого» Societe Generale будет неуклонно повышаться.

Автокредитование — впереди только Сбербанк

Г-н Пи, 2007 год был для банков, специализирующихся на обслуживании физлиц, весьма неровным: он начался на оптимистичной для них ноте, а закончился замедлением темпов роста кредитования. Расскажите, пожалуйста, как пережил его Русфинанс Банк и с какими трудностями он столкнулся?

— Я бы не сказал, что 2007 год был для нас трудным или неудачным. Как раз напротив: одной из особенностей этого года был быстрый рост объемов автокредитов, выданных банком, и в целом работа в этом направлении была очень успешной. Если брать общую картину по рынку автокредитования, то можно констатировать следующее: по итогам прошлого года Русфинанс Банк занял здесь второе место по объемам предоставленных автокредитов, пропустив вперед только Сбербанк.

— Поразительный результат. Но насколько велик разрыв между первым и вторым местом?

— Я бы сказал так: он достаточно велик, но не драматичен. При этом хотелось бы отметить, что Сбербанк и Русфинанс Банк работают на рынке автокредитования по принципиально различным схемам. Сбербанк выдает автокредиты, используя свою огромную филиальную сеть. Русфинанс Банк предоставляет их в местах продаж автомобилей, то есть в автосалонах. Соответственно, речь идет о выстраивании эффективных отношений с автодилерами, о предложении последним выгодных условий сотрудничества. Если брать объемы автокредитов, предоставленных в автосалонах, то по этому показателю мы, безусловно, на первом месте среди всех банков, работающих на этом рынке.

— А как Русфинанс Банку удалось достичь таких результатов? На рынке автокредитования работает ведь не один Сбербанк, а что касается автосалонов, то многие финансово-кредитные структуры давно уже «окопались» в них. При этом некоторые банки — как российские, так и иностранные — пришли сюда намного раньше Русфинанс Банка.

— Я думаю, ответ на ваш вопрос в том, о чем я уже говорил — в умении выстраивать взаимовыгодные отношения. Автокредитование в салонах — особый продукт, здесь надо предлагать выгодные условия и конечным клиентам в лице покупателей машин, и автодилерам. Если отношения между банком и дилерами выстроены правильно, то последние начинают поставлять нам клиентов — причем, что очень важно, хороших, проверенных, кредитоспособных клиентов. Вы понимаете, как это важно для любого банка, работающего в автосалонах. Не хочу сказать, что другие банки не выстраивают подобных отношений с дилерами. Но результаты прошлого года и цифры первых нескольких месяцев этого года показывают, что мы умеем это делать лучше наших конкурентов.

— Интересно, как вам удается при этом избегать конфликтов с дилерами? Многие банки — участники рынка автокредитования жалуются, что дилеры зачастую диктуют им свои условия и навязывают весьма нежелательных клиентов — не «плохих», в полном смысле слова, но неблагонадежных.

— Действительно, здесь возможен конфликт интересов между банками и автодилерами. Понятно, что дилеры заинтересованы в том, чтобы банк прокредитовал максимальное число потенциальных покупателей, в идеале — всех, кто заинтересован в покупке автомобиля. Может ли банк сделать это? — Безусловно, нет. Значит, надо искать некий компромиссный вариант, при котором дистрибьюторы могли бы продавать максимально возможное количество машин в кредит, а банк имел бы возможность отбирать хороших заемщиков. Собственно говоря, по такой схеме мы и работаем. Если заемщик в результате оказывается неблагонадежным и пропускает платежи по кредиту или вообще отказывается возвратить долг, то нет смысла упрекать в этом автосалон и говорить о том, что он навязал банку невыгодные правила игры. В конечном счете решение о предоставлении кредита принимает финансово-кредитная организация, и только она принимает на себя риск невозврата.

— Вернемся к вашему второму месту в рейтинге банков, работающих на рынке автокредитования. Расстояние, которое отделяет вас от Сбербанка, не так велико, как может показаться на первый взгляд. Ставит ли Русфинанс Банк цель выйти на первое место по объемам автокредитования в обозримом будущем?

— Это будет зависеть от многих причин. Прежде всего от того, какой будет дальнейшая стратегия Сбербанка в этом сегменте. Прошлый год был для крупнейшего банка России весьма примечательным: он фактически покупал себе долю на рынке автокредитования, выдавал огромные объемы кредитов по низким ставкам, не слишком заботясь о прибылях.

— То есть Сбербанк, с вашей точки зрения, фактически демпинговал на рынке автокредитования?

— Можно и так сказать. В любом случае ничего плохого в этом нет — это нормальная политика для банка, стремящегося завоевать место под солнцем на новом для себя рынке. Другое дело, что в 2008 году Сбербанк начал отходить от такой стратегии, он начал ужесточать условия предоставления займов для заемщиков, повышать ставки по кредитам. В этих условиях у Русфинанс Банка появляются конкурентные преимущества: во всяком случае, мы рассматривает заявки на предоставление кредита намного быстрее, чем Сбербанк. А для покупателей автомобилей фактор времени зачастую является принципиальным при выборе банка-кредитора.

— Автокредитование, как известно, лишь одно из направлений деятельности Русфинанс Банка. Второе традиционное направление бизнеса для вас — потребительское кредитование. Как обстоят дела здесь, был ли прошлый год для этого направления таким же успешным, как для автокредитования?

— Прежде чем говорить о Русфинанс Банке, я хотел бы в целом отметить перемены, произошедшие в 2007 году на рынке потребительского кредитования. Следует отметить, что впервые за последние несколько лет этот сегмент по темпам роста отстал от рынка автокредитования. Разница заключается еще и в том, что рынок потребительского кредитования имеет иной состав ключевых игроков и исторически был представлен двумя лидерами — «Русским Стандартом» и Хоум Кредит энд Финанс Банком, на долю которых приходится до двух третей объемов выданных кредитов. Тем не менее Русфинанс Банк занимает здесь уже третье место, и я думаю, что у нас достаточный потенциал для продвижения вперед на этом рынке.

— Но складывается впечатление, что автокредитование постепенно начинает рассматриваться вами как более приоритетное направление.

— Это не так. И тот, и другой сегмент мы рассматриваем как принципиально важные сферы деятельности банка. Если говорить о потребительском кредитовании, то могу сказать: действительно, объемы кредитов здесь в 2007 году увеличивались медленнее, чем объемы кредитов, выданных на покупку автомобилей. Тем не менее по числу клиентов потребительское кредитование намного опережает автокредитование.

— Думаю, это неудивительно, если учесть, что банк активно работает с автосалонами, зато, насколько мне известно, сокращает сотрудничество со многими ритейловыми сетями. Или эта информация не соответствует действительности?

— Почему же, вполне соответствует. Мы действительно свернули программы сотрудничества с некоторыми торговыми сетями.

— И как Русфинанс Банк в этих новых условиях планирует наращивать объемы потребительского кредитования? Банк ведь не располагает такой разветвленной филиальной сетью, как Сбербанк, ВТБ 24 или, скажем, Росбанк?

— Такой же не располагает, но наша сеть тоже является вполне приличной. Фактически мы присутствуем повсеместно от Калининграда до Владивостока и располагаем 6 тыс. точек продаж. Конечно, это далеко не предел мечтаний, и мы рассчитываем еще увеличить ее. Однако, на мой взгляд, уже сейчас банк располагает необходимой базой для увеличения объемов потребительского кредитования. Это — во-первых. Во-вторых, не надо думать, что мы свернули сотрудничество со всеми клиентами. Это не так. Со многими сетями мы продолжаем работать.

— А что стало причиной отказа от сотрудничества с некоторыми ритейлерами?

— Если бы мне предложили ответить на этот вопрос одной фразой и назвать при этом самую главную причину, я бы сказал так: мы больше не хотим сотрудничать с ними, потому что не нуждаемся в этом. А не нуждаемся в этом потому, что нам больше не нужно покупать себе долю на рынке потребительского кредитования. Мы хотим продолжать расти, это безусловно. Но теперь мы хотим расти на приемлемых для нас условиях.

— То есть произошел своего рода естественный отбор?

— Да. Потому что в принципе сотрудничество с ритейлерами для банков является выгодным делом. Но не с каждым ритейлером, и не на любых условиях.

— Вернемся, если не возражаете, к рынку потребительского кредитования в целом. В июле он вполне мог отметить своеобразную «веху» — год с момента вступления в силу инструкции ЦБ, предписывающей банкам раскрывать эффективную процентную ставку по кредитам. Спустя год, можно подводить итоги: изменилась ли ситуация на рынке в силу этого фактора и, если да, насколько сильно?

— Знаете, на деле год назад произошли два события, которые оказали влияние на развитие рынка потребительского кредитования. Поскольку они произошли практически одновременно, участники рынка зачастую смешивают их. Первое — это изменение законодательства, выразившееся в появлении инструкции ЦБ РФ, предписывающей банкам раскрывать эффективные процентные ставки по кредитам. Второе — исчезновение так называемых ежемесячных комиссий, взимаемых банками при обслуживании кредита. На мой взгляд, второе изменение было куда более важным, чем первое, хотя как раз о нем часто забывают. Раскрытие эффективной процентной ставки не оказало существенного влияния на рынок в целом и на положение отдельных банков здесь, а вот отмена ежемесячных комиссий — это принципиально важный шаг на пути к цивилизованному рынку потребительского кредитования.

— Ну, а на деятельности Русфинанс Банка эти перемены как-то отразились?

— Нет. На мой взгляд, и то, и другое изменение было очень важным для банков, привыкших играть по старым правилам игры. Если же говорить о Русфинанс Банке, то мы никак не пострадали от этого, потому что отменили ежемесячные комиссии за несколько месяцев до того, как это сделало большинство участников рынка уже после вступления в силу июльской инструкции ЦБ РФ.

Кризис ликвидности — момент удачи для Русфинанс Банка

— В начале нашей беседы вы сказали, что 2007 год был для Русфинансбанка очень удачным, особенно в сфере автокредитования. Честно говоря, довольно странно слышать это от руководителя банка, входящего в группу Societe Generale. Не секрет ведь, что именно эта банковская группа наиболее сильно пострадала от кризиса ипотеки subprime в США и от последовавшего за этим кризиса ликвидности на международных рынках капитала.

— Знаете, я считаю, что для Русфинанс Банка все произошедшее на ипотечном рынке США и на рынках капитала стало своего рода благословением — что называется, не было бы счастья, да несчастье помогло! Но, прежде чем более подробно обсудить этот тезис, хотел бы отметить, что в целом финансовая мощь группы Societe Generale не ослабла. Да, имело место мошенничество на весьма крупную сумму. Но, с другой стороны, произошло увеличение капитала группы, и это увеличение «перекрыло» сумму, которую пришлось списать в результате мошенничества и в результате потерь, понесенных инвестиционным и корпоративным подразделениями группы. Что же касается того, насколько сильно кризис subrime затронул группу Societe Generale, то нужно отметить, что другие крупные международные банки пострадали гораздо больше!

— Увеличение капитала, безусловно, дело хорошее, но ведь группа пострадала и, насколько я понимаю, продолжает страдать от падения цен акций.

— Не более, чем любой другой международный банк. К сожалению, в нынешней ситуации не осталось ни одной международной финансовой группы, не затронутой либо ипотечным кризисом в США, либо кризисом ликвидности на рынках капитала. Был бы рад, если бы вы назвали мне кого-то, кто сейчас не испытывает проблем с привлечением средств или, по крайней мере, имеет возможность привлекать их на прежних, докризисных условиях.

— Хорошо, вернемся к Русфинанс Банку. Пусть «большой» Societe Generale не столкнулся с серьезными финансовыми проблемами, но все равно он переживает сейчас, как и большинство крупных международных банков, нелегкие времена. Как же все происходящее может быть благословением для его 100-процентной «дочки» в лице Русфинанс Банка?

— Очень просто. Во-первых, не стоит забывать о том, что кризис subprime ударил прежде всего по корпоративному и инвестиционному банковскому бизнесу. В результате резко возрос интерес к розничному банкингу и со стороны группы Societe Generale, и со стороны других финансово-кредитных групп. Во-вторых, заметно увеличилась привлекательность России как банковского рынка: благодаря быстрым темпам экономического роста здесь, эта страна оказалась в центре всеобщего внимания. Ну, а Русфинанс Банк — уж так получилось — оказался на стыке этих двух тенденций: с одной стороны, он является специализированным розничным банком, с другой — он работает в России, которая, как я уже отметил, сейчас рассматривается международными финансово-кредитными группами как один из самых привлекательных и перспективных банковских рынков. Стоит ли, с учетом этого, удивляться тому, что руководство Societe Generale стало уделять куда больше внимания развитию бизнеса группы именно в этой стране.

— И в чем конкретно выражается это увеличение внимания? Возросло финансирование российских активов группы, в частности Русфинанс Банка? Или встал вопрос о приобретении новых активов в дополнение к уже имеющимся?

— На последний вопрос я отвечать не стану, поскольку не имею таких полномочий. Могу только сказать, что возможность роста бизнеса группы за счет покупки новых банков никто никогда полностью не исключал. А вот ответ на первый вопрос не является тайной. На сегодняшний день общий объем бизнеса Societe Generale в России не превышает 1% от общего объема национального банковского рынка. В течение ближайших трех лет, то есть к концу 2010 года, планируется увеличить эту долю в шесть раз! Мне сложно сказать сейчас, насколько при этом должны будут возрасти объемы потребительских кредитов и автокредитов, предоставляемых Русфинанс Банком. Но понятно, что это также должен быть рост в разы!

— И этого роста Русфинанс Банк будет добиваться, конкурируя не только с российскими и иностранными банками, но и со своими «собратьями по группе» — например, с Росбанком, контрольный пакет которого принадлежит Societe Generale? Ваш же бизнес пересекается с Росбанком по многим направлениям, в частности в сфере потребкредитования и автокредитования?

— Да, это так, но ничего криминального в такой конкуренции, на мой взгляд, нет. Во-первых, потому, что Русфинанс Банк и Росбанк, хотя и входят в одну группу, работают по разным моделям. Росбанк является универсальным банком, Русфинанс Банк — структурой, специализирующейся исключительно на обслуживании физлиц. Поэтому не стоит думать, что мы непременно отбиваем друг у друга клиентов. Во-вторых, для Societe Generale в целом подобная ситуация является нормой: во Франции в группу также входит несколько активов, два из которых специализируются в рознице под разными брендами и, таким образом, конкурируют друг с другом на одном «поле». Ничего страшного при этом не происходит, оба банка работают весьма успешно.

— И оба — под собственными именами? То есть ситуация, при которой Societe Generale представлен в России несколькими активами с самостоятельными брендами, является для группы обычной?

-Именно так. Полагаю, что и в дальнейшем и Русфинанс Банк, и Росбанк сохранят свои бренды. На мой взгляд, это не ослабляет, а, напротив, усиливает позиции Societe Generale в России.

Биография

Жан-Люк Пи закончил Высшую коммерческую школу (H.E.C) и CEMS MASTER (Объединение европейских школ менеджмента). Начал свою карьеру в компании Arthur Andersen, затем занял пост финансового директора в компании Partnairs (операционный лизинг самолетов), в 2000 году начал работать в группе Societe Generale в качестве руководителя отдела финансовых исследований. В 2003 году он становится заместителем финансового директора дирекции специализированных банковских услуг. С этого времени он также занимается проектом в области потребительского кредитования, в ходе которого было создано ООО «Русфинанс» (2004 год), а также приобретены Промек-Банк (2005 год) и банк СКТ (2006 год). В настоящее время Жан-Люк Пи возглавляет группу «Русфинанс» — организацию, которая представляет Societe Generale на российском рынке потребительского кредитования.

Русфинанс Банк — стопроцентная дочерняя компания Societe Generale в России, часть группы «Русфинанс», которая начала свою деятельность в июне 2004 года. Группа «Русфинанс» специализируется на выдаче потребительских кредитов через сеть, насчитывающую 8 тыс. коммерческих партнеров (розничные сети и автодилеры), наряду с предоставлением потребительских займов по телефону, почте и через интернет. Благодаря самым современным IT-технологиям и эффективным скоринговым моделям группа «Русфинанс» обслуживает 2 млн клиентов в 68 регионах России силами 8500 сотрудников. Согласно рейтингу агентства «РБК», по итогам 2007 года Русфинанс Банк занимает 2-е место по объему выданных автокредитов и 1-е место по автокредитованию в автосалонах. По данным журнала «Финанс», в январе 2008 года Русфинанс Банк на 3-м месте среди банков — лидеров по кредитованию в точках продаж.

Беседовала Анастасия СКОГОРЕВА