«У нас слишком много бумаги»
Фото: Microsoft

«У нас слишком много бумаги»

Андрей Трифонов
архитектор по корпоративной стратегии и инновациям в Microsoft
8123

Российские банки становятся все больше похожи на IT-компании — к этому их принуждает стремительно развивающийся мировой банковский рынок. Архитектор по корпоративной стратегии и инновациям в Microsoft Андрей ТРИФОНОВ рассказал порталу Банки.ру о перспективах новых технологий в банковской отрасли.

— Каковы перспективы в России банков новой волны, ориентированных на социальные сети и дистанционное обслуживание клиентов?

— Как показывает практика первопроходцев на этом пути, у таких банков есть своя клиентура. Я бы даже точнее сказал — клиенты, предпочитающие такой формат на определенном этапе своей жизни. Одно дело — ежедневные расчетные операции, некрупные покупки с использованием заемных средств, и совсем другое — крупные сделки или свой небольшой бизнес. Думаю, термин «универсальный банк» как банк, предоставляющий весь спектр финансовых услуг, сейчас трансформируется в сторону вариативности способов их предоставления. Острота споров, отберут ли инновационные банки у традиционных первенство на рынке, сейчас поутихла. Пришло спокойное понимание того, что у каждого банка своя ниша. Передела рынка только по принципу инновационности способа предоставления услуг, думаю, не произойдет.

— Насколько легко российские банки перенимают новые технологии с Запада? Какие из актуальных технологий до нас пока не дошли?

— Российский банковский IТ-сектор в 90-е годы получил возможность построить основы своей инфраструктуры на оборудовании и технологиях, которые на Западе были массово внедрены много позже. Просто нам надо было все и сразу, а давно функционирующие западные финансовые институты еще долго амортизировали сделанные ранее инвестиции. Хорошо помню случай, когда в 1995 году мы в Лондоне поразились тому, что пакеты подготовленных платежей из АБС (автоматизированная банковская система. — Прим. ред.) в SWIFT загружают через дискету, тогда как мы это делали автоматически с самого начала.

Были волны автоматизации основных операций (АБС), затем розницы (карточные системы), затем массового кредитования (кредитные конвейеры и скоринговые системы), затем CRM, колл-центры и коллекторские системы. Параллельно развивалась базовая инфраструктура, в основном методом наращивания и подстыковки функционально новых компонент. Сейчас, со всей той сложностью, которой обросла банковская автоматизация, мы находимся в схожей ситуации с упомянутыми мной ранее лондонскими банками — сделаны колоссальные инвестиции в масштабируемую, отказоустойчивую, сложно связанную архитектуру. Темпы роста и маржинальность снижаются, а значит, средства на развитие получить все сложнее, надо окупать и максимизировать отдачу от уже внедренных систем. Перенимать готовые технологии, целые решения несложно — сложно модифицировать свои уже функционирующие бизнес-критические системы.

— Есть ли перспектива у облачных сервисов в банках? Насколько они отвечают требованиям информационной безопасности?

— Облачные сервисы уже используются банками, и перспективы расширения есть. Надо, на мой взгляд, рассматривать сценарии аккуратно и конкретно, не убивая перспективы сразу вопросом безопасности. Дело в деталях. Если решение в целом использует персональные данные, на уровне конкретной функции оно может их и не касаться. Не все банковские функции имеют дело с персональной информацией.

Если система в конкретном банке сейчас спроектирована так, что персональные данные являются ее неотъемлемой частью, это не значит, что систему не нужно нормализовать (трансформировать), чтобы позволить кредитной организации получить столь заманчивые выгоды от использования облачных технологий. Мне известны несколько историй, как принимались решения пионерами использования облачных сервисов в России — владельцы бизнеса не позволят отмахнуться от перспектив, просто сославшись на непреодолимые проблемы безопасности данных. Они заставят найти способ решения задачи — юристов, IT-специалистов, всех. Лишь бы был коммерческий результат.

— Насколько удачное сейчас время для IT-стартапов в финансовой сфере? Востребованы ли они?

— Времена не выбирают. В любую эпоху были люди, мыслящие нестандартно и совершающие удивительные поступки. Развитие не остановить, возможности дать людям нужный товар или услугу и даже создать новую потребность выросли колоссально. Довольны ли мы как потребители тем, как получаем финансовый сервис? Кое-кто, иногда, но в целом, скорее, нет. Деньги не цель, а лишь средство. Лучше всего было бы растворить финансовую услугу в нашей повседневной жизни и не делать из нее отдельной активности, не связанной напрямую с тем, чего мы хотим. Сейчас все, увы, не так. Значит, меняться отрасли нужно, как минимум в части взаимодействия со своими клиентами. Следовательно, есть место и новым идеям, и новым лидерам, и новым стартапам.

— Как, по вашему мнению, изменится банковская отрасль в ближайшие 10 лет?

— Знаю лишь, как бы я хотел в своем нынешнем возрасте получать финансовые услуги. Мои дети с моей точкой зрения могут не согласиться. Есть несколько принципов, на которых мне хотелось бы строить отношения и с банками, и с любой другой организацией, оказывающей мне услуги. Хочу, чтобы я знал людей, которые со мной работают. Хочу, чтобы финансовая операция или услуга была встроена в мою потребительскую жизнь, чтобы я ее не замечал, но контролировал. Хочу выбирать между цифровым каналом и живым человеком — если нужно поговорить о сложном и непонятном. Чтобы человек был доброжелателен, подкован и решал бы мою задачу, а не чужую. Хочу быть уверен, что деньги в безопасности и плата за сервис справедлива, и понимать, за что плачу.

Все в банковской отрасли крутится вокруг взаимоотношений с клиентом, с одной стороны, и умения делать свое дело профессионально, честно и эффективно — с другой. А технологии — лишь инструменты. Они просто помогают делать дело так, как считает нужным сам мастер. Безусловно, с появлением новых технологий родились новые способы работы, продукты, услуги и даже отрасли. Но суть бизнеса не изменилась и вряд ли когда-либо изменится.

— Банковская отрасль достаточно жестко регулируется как законодательно, так и непосредственно Банком России. Затрудняет ли это внедрение новых информационных технологий в банкинге?

— Банковская отрасль зарегулирована во всех странах. Особенность России в том, что в период становления коммерческой банковской системы с начала 90-х годов она претерпела сравнительно много изменений. При сравнении стоимости ведения банковского бизнеса в разных странах видно драматическое отставание российского сектора в показателях эффективности от аналогичных в устоявшихся экономиках. Это зачастую списывают именно на наших строгих регуляторов.

На мой взгляд, вклад регуляторов в это отставание существенно ниже. Глубинная причина сетований на высокую нагрузку, возлагаемую на IT-департаменты в связи с регуляторной активностью, связана с архитектурой отчетного контура, который в 90-е годы строился излишне жестко. Это стало понятно, к сожалению, позже, когда были сделаны первые работы над ошибками, по результатам эксплуатации банковских архитектур, построенных по западным образцам — своего-то опыта у нас тогда не было.

Сейчас уже очевидно, что современная отчетная подсистема — это платформа из нескольких ключевых компонент: каталога данных, хранилища или федерации хранилищ данных, процессов очистки и обогащения данных, подсистемы генерации отчетов, подсистемы аудита и журналирования преобразований данных, средств самостоятельного анализа данных и генерации нестандартных отчетов, портала контролируемого доступа к отчетам и наборам данных.

Если говорить о законодательных ограничениях, по тому, что я слышу от коллег, самым серьезным является недостаточная практика и инфраструктура электронной идентификации контрагентов при совершении юридически значимых сделок электронным способом. Слишком много бумаги, неадекватно много, если сравнить с существующей мировой бизнес-практикой.

А так регулярная отчетность различным надзорным органам, ее количество и наполнение растут во всех странах. Наверняка эта тенденция продолжится, к ней надо быть готовыми, модифицируя системы отчетности в более гибкий формат.

Беседовал Михаил ДЬЯКОВ, Banki.ru