«Ситуация для банков в Башкирии была более комфортной, чем в целом по стране»
Фото: Нацбанк Башкирии

«Ситуация для банков в Башкирии была более комфортной, чем в целом по стране»

Марат Кашапов
председатель Национального банка Башкирии
7067

Председатель Национального банка Башкирии Марат КАШАПОВ в интервью порталу Банки.ру рассказал о том, как отразилась девальвация рубля на поведении башкирских вкладчиков, какие вызовы стоят перед региональной банковской системой в 2014 году и каких изменений в работе финансовых организаций стоит ожидать в ближайшее время.

— Как вы оцениваете ситуацию в банковском секторе в регионе?

— Основные тенденции регионального банковского сектора соответствуют общероссийским. Но различия все-таки есть. Во-первых, в Башкирии наблюдался рост — в промышленности, в сельском хозяйстве. Валовый региональный продукт за 2013 год у нас вырос, по оценке, на 2,4—2,6%. Во-вторых, удельный вес прибыльных предприятий здесь больше, чем в среднем по России. Именно эти параметры предопределяли в целом неплохую ситуацию по росту кредитования, других показателей деятельности банковского сектора республики в прошлом году. То есть ситуация для банков в регионе была более комфортной, чем в среднем по стране.

Совокупный кредитный портфель по региону в 2013 году вырос на 23%. Для сравнения: в 2012 году он увеличился на 25,2%. Кредитная задолженность юридических лиц и индивидуальных предпринимателей за год увеличилась на 11,9% и составила по состоянию на 1 января 2014 года около 300 миллиардов рублей. Отмечу, что на физических лиц приходится более 250 миллиардов рублей кредитов, и здесь был наибольший прирост кредитного портфеля: за 2013 год он вырос на 39%, в 2012 году — на 46%.

— Банк России фиксирует снижение качества кредитного портфеля корпоративных заемщиков из-за ухудшения их экономического положения. Какова ситуация с просрочкой в Башкирии?

— Удельный вес просроченной задолженности по юридическим лицам и предпринимателям у нас ниже общероссийского. За 2013 год этот показатель составил 1,9%, тогда как в целом по России — 4,3%. Просрочка по кредитному портфелю физических лиц у нас на начало 2014 года составила 4,1%, то есть чуть ниже, чем в среднем по России (4,4%).

— Ожидаете ли вы сокращения количества региональных банков в связи с последними событиями на рынке, в частности с серией отзыва лицензий?

— Соотношение региональных и федеральных банков на банковском рынке у нас стабильное на протяжении многих лет. Всего в регионе работает 99 кредитных организаций. Десять из них — собственно башкирские банки. Более 84% совокупных активов банковского сектора сосредоточено в банках из других регионов. Соответственно, на башкирские банки приходится около 16% активов.

Но в этом вопросе статистика сама по себе ничего не говорит. Например, у нас был когда-то Башкредитбанк, крупный региональный игрок, который стал банком «Уралсиб» и переехал в Москву. Он поменял прописку, повлияв на количество региональных банков, но содержательно сохранил присутствие здесь со всем своим бизнесом. Конечно, иногда происходят изменения, связанные с присоединением одних банков к другим. Так, в конце прошлого года наш региональный Башинвестбанк, проходивший после кризиса 2008 года санацию при участии Бинбанка, влился в него в качестве филиала. То есть, по сути, продолжает свою деятельность в регионе, но под другим брендом. Главное, чтобы банковский бизнес развивался независимо от прописки кредитной организации.

Мы также рассчитываем на благополучное развитие ситуации в «Моем Банке. Ипотеке», который испытывает финансовые трудности. Чему должно способствовать решение Банка России об осуществлении мер по предупреждению банкротства этого регионального банка с участием Агентства по страхованию вкладов. В результате ожидаем урегулирования обязательств банка перед вкладчиками при сохранении его бизнеса в регионе, в частности ипотечного кредитования, в котором он силен.

— Какую долю занимает «Мой Банк. Ипотека» на башкирском рынке?

— Если судить по остаткам кредитных вложений, то небольшую. Дело в том, что банк работал как конвейер, выдавал кредиты и рефинансировал их в Агентстве по ипотечному жилищному кредитованию. Модель бизнеса была построена так, чтобы не держать у себя в портфеле кредиты, а работать на оборот. При этом оборот банк дает неплохой. Этот банк в свое время был пионером ипотечного кредитования и среди региональных банков занимает лидирующие позиции на данном рынке.

— Какова ситуация в башкирских банках со вкладами? Ощущают ли банки определенную нервозность на рынке в связи с отзывом лицензий у ряда кредитных организаций?

— В короткий период небольшое снижение объема вкладов было, но в целом по году мы видели приток. Сумма вкладов по состоянию на 1 января 2014 составила 245,2 миллиарда рублей, что на 21% больше аналогичного показателя по состоянию на 1 января 2013 года. К счастью, в прошлом году банки в республике не преподносили неприятных сюрпризов клиентам, что, наверное, позитивно сказалось на настроениях вкладчиков. Нервозность наблюдалась, прежде всего, в связи с невыплатами вкладов в упомянутом ранее банке в начале текущего года.

— Как повлияла на структуру вкладов населения девальвация рубля?

— По совокупному эффекту небольшое влияние было. По статистике, в январе 2014 года, по сравнению с январем прошлого года, покупки физическими лицами иностранной валюты в рублевом эквиваленте выросли на 82%, или на 1,2 миллиарда рублей. Возросли и продажи — на 41%, или на 147 миллионов рублей. За декабрь прошлого года валютные вклады сократились на 3,5%, рублевые выросли на 6,1%. Тогда удельный вес валютных вкладов составил 6,3%. В январе мы видим другую тенденцию. Объем вкладов в иностранной валюте в январе вырос на 16%, рублевых — сократился на 5,8%. Удельный вес валютных вкладов по итогам января у нас составил 7,7%. Общий объем валютных вкладов в республике по состоянию на 1 февраля 2014 года — 17 миллиардов рублей в валюте против почти 206 миллиардов рублевых. Поэтому говорить, что есть устойчивая тенденция к переходу из рублевых вкладов в иностранную валюту, нельзя.

— Каковы прогнозы Нацбанка Башкирии по динамике вкладов населения в 2014 году?

В 2013 году объем вкладов в башкирских банках вырос на 21%. На этот год мы предполагаем рост максимум на 10—15%. В целом по уровню сберегательной активности регион отстает от среднероссийских показателей. Дело в том, что у нас преобладает потребительский, а не сберегательный тип поведения населения. Располагаемые денежные доходы в основном тратятся на приобретение товаров. В то же время дополнительные меры по стимулированию сберегательной активности предусмотрены правительством республики в рамках поддержки сберегательно-ипотечной схемы, которую в ближайшее время должны запустить банки. В рамках этой модели предполагается, что клиенты будут сначала несколько лет накапливать доходы на специальных вкладах, рассчитывая затем на получение ипотечных кредитов под более низкий, чем сейчас на рынке, процент (под 6—7% годовых).

— С января вступили в силу требования «Базеля III». Местные кредитные организации оказались готовы к этому?

Да, все укладываются в требования «Базеля III». С марта прошлого года банки вели параллельную отчетность по этим нормативам. У банков было достаточно времени для адаптации своих систем управления рисками, для перестройки состава активов, операций.

— Есть ли в регионе банки, за которыми установлено особое наблюдение со стороны ЦБ, введены ограничения в связи с высокорискованной политикой?

Если у банка есть структурные проблемы, некачественные активы, если мы видим, что он ведет рискованную деятельность, то в этих ситуациях применяем установленные законом меры воздействия. При необходимости мы вводим и ограничения, если видим, что определенные операции несут повышенный риск, угрожают кредиторам и вкладчикам. Но мы не комментируем свою текущую надзорную работу в отношении действующих кредитных организаций.

— С сентября прошлого года Банк России стал финансовым мегарегулятором. В сферу ответственности ЦБ перешли некредитные организации, в частности микрофинансовые. Много ли МФО в регионе?

В нашем регионе в официальном реестре зарегистрировано более 100 таких организаций. По некоторым оценкам, с учетом деятельности МФО из других регионов, их количество может достигать более 700. Сколько незарегистрированных организаций — об этом можем только догадываться. Что нас сейчас смущает в их деятельности — это непрозрачность, как в плане раскрытия финансового состояния, так и в отношении условий кредитования. Возможно, переход на общий порядок налогообложения и необходимость ведения балансов этими компаниями позволит сделать их более прозрачными в том числе для надзорного органа. Тогда мы будет иметь более объективную картину того, что там происходит. Кроме того, недавно принятый закон «О потребительском кредите (займе)» задает более цивилизованные рамки отношений МФО с их клиентами.

— Насколько остро в регионе стоит проблема фальшивомонетчиков, мошенничества в банковской сфере?

— Мы не ощущаем особой остроты проблемы с фальшивыми деньгами благодаря мерам по предупреждению и пресечению этого вида преступной деятельности. Поддельные купюры иногда выявляются в наличном денежном обращении. Есть несколько заслонов на их пути. Во-первых, это информированность граждан и предприятий о защитных признаках. Банк России регулярно проводит соответствующие разъяснительные кампании в средствах массовой информации. Во-вторых, в кассах предприятий и кредитных организаций есть система, позволяющая техническими инструментами и экспертно выявлять фальшивки. Наконец, есть наши расчетно-кассовые центры, которые оснащены новейшими счетно-сортировальными машинами. Свой вклад в снижение числа подделок вносит Банк России, который постоянно работает над усилением защищенности банкнот, устанавливает требования к банкам, в том числе по машиночитаемым признакам. Какая-то доля фальшивых купюр всегда будет, но она находится на некритическом уровне.

Что касается мошенничества через каналы дистанционного обслуживания, то в терминальных устройствах банков, по нашей информации, количество таких преступлений растет. Это связано, прежде всего, с расширением объема операций, который банки оказывают через дистанционный доступ. В большинстве случаев предупреждение таких инцидентов — задача самих клиентов. Это зависит от соблюдения элементарных правил обращения с пластиковыми картами, терминальными устройствами и норм поведения в Интернете. Нужно надежно защищать реквизиты своих карт, не разглашать ПИН-коды, соблюдать правила, которые доводятся банками при заключении договоров. Конечно, и банки внедряют у себя все необходимые элементы защиты средств клиентов, реализуют требования стандартов информационной безопасности.

— Какие главные проблемы стоят перед банковской системой региона в 2014 году?

— Если говорить о секторе в целом, речь идет, прежде всего, о влиянии глобальных макроэкономических тенденций, которые банки должны учитывать в своей работе. Банки объективно сталкиваются с тем, что экономика находится в фазе низких темпов роста. Это означает, что экстенсивный рост банков исчерпывает себя. В выигрыше будут те, кто лучше, более качественно будет управлять рисками, повышать свою экономическую эффективность, предлагать уникальные продукты, востребованные клиентами. Вероятно, будет расти и просроченная задолженность. Возможно, пока не так быстро, но многое зависит от того, как банки пересмотрят свою кредитную политику, перейдя к более консервативной оценке заемщиков и повышая обеспеченность кредитов.

Думаю, банки могли бы найти новые ниши в совместной работе с государством. Речь идет о государственно-частном партнерстве. В Башкирии есть потребности, связанные с реформированием бюджетной и социальной сферы, в их переходе на коммерческие рельсы. Есть необходимость в привлечении банковских кредитов для финансирования производственных, инфраструктурных проектов и предприятий социальной сферы. Перспективна работа региональных банков в кредитовании малого бизнеса, обеспеченного кредитования населения, в том числе в качестве агентов более крупных банков. А для этого желательно распространение в России стандартизированных форм кредитования. Многие банки видят свои возможности в сфере комиссионных операций, платежей. Мы считаем возможным и развитие региональных платежных систем, особенно там, где есть заметное количество местных банков, как у нас. Проведение внутрирегиональных трансакций через единый региональный центр позволяет снизить их стоимость и конкурировать с международными платежными системами, которые достаточно дороги для клиентов. Такой центр мог бы служить ядром единой дисконтно-бонусной системы, объединяющей локальные торговые сети, сервисные предприятия и банки.

С учетом роста проблемных кредитов, есть еще одна идея, которая сегодня обсуждается. Это реструктуризация долгов. Банки могут зарабатывать на просроченных кредитах, реструктурируя их на стандартизированных условиях.

— Есть ли уже в регионе банки, которые начали развивать бизнес по реструктуризации кредитов?

— Есть инициативная группа, которая планирует осуществлять это под эгидой единого колл-центра, выступающего посредником между банками и их клиентами. Обсуждать практику пока рано. Но есть концепция работы и ее поддержка со стороны Ассоциации кредитных и финансовых организаций Республики Башкортостан, Ассоциации российских банков. Что происходит сейчас? Банки выдают кредиты на конвейере, а реструктурируют каждый заем индивидуально. В результате затрат на уже проблемный кредит гораздо больше, чем на выдачу беспроблемных. Это противоречит всякой логике. Сейчас обсуждается идея, что нужно стандартизировать продукты реструктуризации. Этот стандарт при условии присоединения к нему большого числа участников позволил бы делать комплексные реструктуризации для клиентов, задолжавших многим банкам. Очень важно, чтобы сразу несколько банков были готовы работать на стандартных условиях с подобного рода компанией. Это некий новый тип института инфраструктуры банковского рынка, наряду с такими, как бюро кредитных историй или коллекторы.

Беседовала Анна БРЫТКОВА, Banki.ru