«Если вы не будете заботиться о своих деньгах, о них позаботится ваш банк. Но будет ли это для вас выгодно?»
Фото: Fidor Bank

«Если вы не будете заботиться о своих деньгах, о них позаботится ваш банк. Но будет ли это для вас выгодно?»

Маттиас Кронер
основатель и генеральный директор банка Fidor
8158

Банк на основе социальной сети — еще несколько лет назад это могло сойти за шутку. Теперь это успешный и весьма перспективный бизнес. Маттиас КРОНЕР, основатель германского банка Fidor, рассказал порталу Банки.ру, как работает его банк и какие возможности может предложить российским клиентам.

— В каких странах присутствует Fidor и почему было принято решение войти в Россию?

— С конца этого года Fidor будет действовать в Германии, России и Великобритании, и это только начало. Как бренд мы будем работать в Польше. Там мы уже работаем в области платежей, также есть кредитование в Испании. У нас есть общеевропейская банковская лицензия, мы собираемся действовать по всей Европе. Кроме того, мы собираемся предоставлять такой интересный продукт, как трансграничные платежи в реальном времени с минимальной комиссией.

— Модель бизнеса Fidor не предполагает открытия офисов. Планируется ли поменять эту модель в будущем?

— Могу сказать, что абсолютно точно мы не планируем это делать. Я уверен, что Web 2.0 предлагает нам намного более широкие возможности по обслуживанию клиентов, чем любой офис. Офис закрывается вечером. В офисе нет персонального обслуживания. В офисе нет возможности сравнить себя и свои условия с другими клиентами. В офисе нет возможности p2p-кредитования, когда один клиент дает кредит другому. В офисе нельзя организовать краудфандинг. Офис, в конце концов, совершенно не мобилен.

— Не ожидаете ли вы препятствий в своей деятельности со стороны Банка России, особенно в отношении трансграничных платежей?

— Конечно, что бы мы ни предлагали, это будет в соответствии с законами. Мы уже успели убедиться в том, что российские финансовые правила ничуть не проще европейских. Но мы видим примеры других крупных игроков, той же PayPal, у которых в России все получается. Кроме того, у нас есть российский партнер, Финансовая Группа Лайф, у которой большой опыт работы на вашем рынке. Ну и традиционное немецкое качество нашего продукта тоже не стоит сбрасывать со счетов.

— Сейчас вы работаете через Пробизнесбанк. Не планируете сами регистрироваться в качестве кредитной организации?

— Таких планов пока нет. Сейчас мы предоставляем платформу, собирающую заявки клиентов, и если нужны кредитные услуги, в дело вступает Пробизнесбанк. У нас есть API (набор программных интерфейсов для взаимодействия со сторонними системами. — Прим. ред.), с помощью которого мы подключаем внешних партнеров. В Европе мы работаем иначе — у нас собственная банковская лицензия и свой бэк-офис.

Для нас очень важным фактором было то, как быстро мы сможем выйти на российский рынок. В этой связи сотрудничество с крупным российским банком является наиболее оптимальным вариантом. В зависимости от того, как пойдут наши дела в России, и от того, что потребуют от нас наши клиенты и наши партнеры, это может измениться.

— Каковы ваши конкурентные преимущества перед другими branchless (безофисными) банками, такими как «Тинькофф», Instabank, Rocketbank?

— Скажу честно, перед тем как принять решение о выходе на российский рынок, мы проводили исследование и были приятно поражены качеством работы ваших безофисных банков. Тем не менее у нас есть сильная сторона — поддерживаемое нами сообщество клиентов и связанные с ним услуги. Внутри сообщества клиенты могут консультировать друг друга, совместно финансировать какие-либо проекты и даже друг друга кредитовать.

Также мы предлагаем своего рода открытую «экосистему» (поясню, в данном случае «эко» — это «экономика»). Эта система открыта для внешних партнеров, мы с легкостью можем привязать к аккаунту нашего клиента любые внешние услуги. Клиент сможет сам конфигурировать свой Fidor, определяя, какие сервисы ему требуются. Например, в аккаунте германского Fidor у клиента могут быть обмен валюты, металлические счета, кредиты, сберегательные сертификаты, кредиты «до зарплаты» под низкий процент, краудфандинговые проекты, виртуальные или физические пластиковые карты, переводы по номеру мобильного телефона и электронной почте и многое другое. Всего на данный момент мы предлагаем 25 различных сервисов. В ближайшем будущем клиент сможет выбирать те из них, которые ему нужны. И только их он будет видеть в своем аккаунте. Поэтому мы называем это smart account («умный аккаунт»).

— Все эти сервисы будут доступны и в России?

— Поначалу нет, будет лишь базовый набор. Технически мы можем реализовать все, но сначала хотим определить, что будет востребовано российским клиентом. И включим именно то, что нужно здесь. Кроме того, у нас есть немало восточноевропейских партнеров, которые очень хотят выйти на российский рынок, и мы в этом поможем.

— Как вы полагаете, чем российский клиент отличается от европейского?

— Самое очевидное отличие — у европейцев больше денег. В остальных аспектах потребности российского клиента очень похожи на потребности европейского. Вне зависимости от того, где вы живете, вам нужно управлять своими деньгами. Для этого нужен эффективный банк-партнер. Этот партнер должен обеспечивать достаточно дешевые услуги и предлагать клиенту выбор продуктов. Из продуктов клиент может выбрать тот, с которым лучше всего сохранит свои деньги.

Что в Европе, что в России, чтобы не потерять деньги, о них нужно заботиться. Если вы не будете заботиться о своих деньгах, о них позаботится ваш банк. Но будет ли это для вас выгодно? Я об этом даже книгу написал, которая так и называется: «Kümmer Dich um Dein Geld, sonst tun es andere» (нем. «Позаботьтесь о своих деньгах, или о них позаботятся другие»).

И в этом клиенту помогает наше сообщество. Каждый может спросить совета у другого, поделиться опытом вложения денег, рассказать о своих ошибках — мы же, прежде всего, социальная сеть. В особенности это важно для тех, у кого денег немного. А из-за кризиса число таких людей растет и в России, и в Европе. Кто-то говорит: «У меня не так много денег, чтобы о них заботиться». Это большая ошибка. Если так думать, деньги и не появятся.

— В России крайне популярны старые добрые наличные платежи. В какой-то степени причиной является недоверие к безналичным деньгам. Как, по вашему мнению, это можно изменить?

— Вы правы, это серьезная проблема. Положение дел постепенно меняется с ростом «дигитализации» жизни. Цифровая электроника проникает все глубже, меняются взгляды людей, и к банкингу это тоже относится. Сами мы тут мало что можем сделать. Просто придерживаемся своей бизнес-модели. Мы заведомо не рассчитываем на всех людей, наша целевая группа достаточно четко очерчена — это люди, предпочитающие электронный банкинг. Все просто: чтобы быть клиентом McDonalds, вы должны любить мясо, чтобы быть нашим клиентом, вы должны любить электронный банкинг. Когда-нибудь в будущем такие люди будут составлять большинство населения.

— Как устроена ваша процедура p2p-кредитования?

— У нас два предложения такого рода. В первом имеется процентная ставка, технически это реализовано на платформе партнера Smava, для него мы предоставляем процессинг и банковскую лицензию. Второе предложение — беспроцентный кредит, это наша собственная услуга. Любой клиент может перевести деньги другому клиенту, при этом в аккаунте получателя будет отметка, что это заем и деньги надо будет вернуть. Клиент получит напоминание, когда подойдет срок выплаты кредита. В Германии такой кредит стоит фиксировано 49 центов для получателя займа, в России комиссию нам еще предстоит определить.

— Fidor работает с электронными валютами?

— Когда мы начинали разрабатывать наш smart account, мы ничего не знали о виртуальных деньгах. Одной из первых услуг в нашем аккаунте была покупка и продажа драгоценных металлов. Затем мы добавили возможность посылать золото от клиента клиенту. Но если мы пересылаем реально существующее золото электронным путем, то мы можем пересылать все! В первую очередь, мы подумали о виртуальных валютах онлайн-игр.

Также мы заметили активно развивающиеся биткоины. К нам приходили разные платформы, работающие с биткоинами, но работать с ними было нелегко в силу их децентрализации. В какой-то момент мы начали работать с одной из германских биткоин-бирж. CEO биржи поставил задачу сделать свой бизнес более стабильным, более регулируемым, для чего решил начать сотрудничать с регуляторами германского финансового рынка. Мы стали близкими партнерами, предоставляя биткоин-бирже нашу банковскую лицензию и плотно контролируя ее деятельность. Мы контролируем все трансакции, и с нашей стороны участвовать на ней могут только полностью персонифицированные клиенты. Таким образом, мы исключаем возможность отмывания денег через биткоины, обеспечиваем безопасность сделки и для продавца, и для покупателя.

В России, как мы убедились, имеет место настороженное отношение к биткоинам со стороны Центробанка, и мы собираемся оставаться в регулируемых рамках. Но я убежден в том, что никакой центральный банк не сможет запретить развитие виртуальных валют. Гораздо лучше не запрещать, а скорее внимательно наблюдать и поощрять это развитие, превращая виртуальную валюту в цивилизованное средство обмена. Кстати, Бундесбанк в первый раз столкнулся с биткоинами именно через нас. Если бы нам запретили с ними работать, Центральный банк просто ничего не знал бы об обороте биткоинов, об их обладателях и о совершаемых ими трансакциях.

— Одна из актуальных проблем биткоин-бирж — заметная, в несколько дней, задержка при выводе биткоинов в реальную валюту. Как с этим обстоят дела при торговле через Fidor?

— У нас такого нет. Все происходит мгновенно и безопасно. Вы знаете и мы знаем, кто купил ваши биткоины, и евро тут же поступают на ваш счет. Вы продали биткоины — вы идете тратить евро, никаких задержек. Естественно, необходимым условием является ваша полная идентификация как клиента Fidor.

— Планирует ли Fidor работать с традиционными российскими видами электронных валют, такими как Webmoney, «Яндекс.Деньги», RBC.Money?

— На данный момент никаких договоренностей нет, но мы хотели бы работать с ними. Наша бизнес-модель подразумевает, что вся покупательная способность клиента, его деньги всех видов должны быть собраны в одном аккаунте — в нашем smart account.

— В какой период вы планируете выйти на окупаемость в России?

— В Германии мы вышли на прибыльность осенью 2013 года, то есть через четыре года после получения лицензии. По сравнению с традиционными банками это очень хороший показатель. Это говорит о готовности рынка к таким банкам, как мы. Предметом особой нашей гордости является то, что мы независимы — мы не получали инвестиций от каких-либо крупных игроков.

Конечно, в России в первый год мы ожидаем каких-то финансовых потерь. Мы публичная компания, торгуемая на бирже, и неофициально раскрывать детали я не могу. Но наша цель — достигнуть прибыльности в России в ближайшие годы.

Беседовал Михаил ДЬЯКОВ, Banki.ru