Константин Ремчуков: «Главная проблема — отсутствие доверия»

Константин Ремчуков: «Главная проблема — отсутствие доверия»

4152

Карл Маркс в свое время говорил, что кризис — это специфическая форма восстановления пропорций, ничего страшного в нем нет. Кризис пройдет, спрос и предложение восстановятся, неэффективные компании и банки уйдут с рынка, эффективные останутся. Это правило работало бы и в России, если бы у нас была конкурентная экономика.

Такого мнения придерживается издатель «Независимой Газеты», бизнесмен Константин РЕМЧУКОВ. В интервью Банки.ру он поделился своим взглядом на ситуацию на финансовом рынке, а также о том, чего стоит ждать вкладчикам.

— Как бы вы прокомментировали финансовую ситуацию в стране, насколько она угрожает банковской системе?

— Ситуация сложная. Ключевой фактор — отсутствие доверия. Никто никому не верит, количество сделок на межбанковском рынке сократилось до минимума — все боятся. Вторая проблема — отсутствие ликвидности. Ликвидность банковской системы и корпоративного бизнеса снизилась очень существенно, а механизм ее восполнения избран, с моей точки зрения, не самый лучший: к государственным, бюджетным ресурсам допустили сперва три крупных банка, потом круг избранных расширили до 28. Но этого мало! И когда министр финансов докладывает премьер-министру, что из 300 млрд рублей, выставленных на аукцион, востребованными оказались, условно говоря, 100 и это якобы является свидетельством отсутствия у банков потребности в деньгах, он лукавит.

— Но последние аукционы Минфина проходят практически без заявок…

— И только потому, что к торгам за бюджетные деньги допускаются банки определенного уровня рейтинга. Скажем, BB+. Но все забыли об огромном количестве коммерческих банков (в России их больше тысячи) с более низким рейтингом. Да, у них не такие хорошие балансы, которые не позволяют повысить этот рейтинг. Но они ведь работают! У них никто не отбирает лицензии, не запрещает обслуживать клиентов, привлекать вкладчиков. И сегодня в кризисных условиях им требуется помощь. Неслучайно существует такая функция, прописанная в законе «О Центральном банке», — кредитор последней надежды. Но в нашем случае этот кредитор придумывает процедуры, по которой те банки, которые еще вчера были абсолютно нормальными и рабочими, вдруг отрезаются от ресурсов.

В теории мелкие банки должны получать средства от 28 крупных, допущенных к аукционам, но у тех нет таких обязательств. Нет четкого регламента, который бы обязывал банки направлять полученные деньги дальше в банковскую систему и экономику в целом. Нет никаких сроков, в которые они должны это делать. А ведь промедление в один, два или пять дней играют крайне негативную роль. Многие предприниматели начинают укрепляться в самых худших предчувствиях и принимать решения, направленные на сворачивание деловой активности.

— Насколько это опасно для экономики?

— Все лучшее, что было в России за последние 10 лет, связано с экономическим ростом. Сохранить его — это мегазадача, это миссия правительства в сегодняшних условиях. Спасение банковской системы — это лишь частный момент, один из элементов этой сверхзадачи.

Крайне важно сохранить платежеспособность коммерческих предприятий, подстраховать их стабилизационными кредитами, помочь им расплатиться по текущим долгам, погасить облигации. Необходимо, чтобы в стране сохранился экономический рост. Поскольку если он остановится, последствия будут гораздо серьезнее. Может, к примеру, выясниться, что государство не в состоянии исполнять взятые бюджетом обязательства. А бюджетные расходы в последние годы росли катастрофическими темпами — 37% в 2007 году! По теории риск-менеджмента это является ситуацией S.O.S.

— Сейчас бытует мнение, что мелкий частный бизнес сможет продержаться. А вот крупный, который жил на заимствования и был тесно связан с Западом, пострадает в первую очередь.

— Увы, пострадать могут все. Не соглашусь, что средний и мелкий бизнес обладает большей живучестью. Наоборот, он зависим от ситуации в экономике и по мере снижения платежеспособности потребителей, первым начнет нести убытки.

Впрочем, в таком же положении находится и крупный бизнес. Mirax Group Сергея Полонского объявила несколько недель назад, что на год приостанавливает свои проекты. Не будет введено 10,5 млн квадратных метров жилья. Цифра фантастическая! Можно представить, какая армия людей должна была быть задействована по всей цепочке — производители бетона, кирпича, окон, башенных кранов. И вдруг одна корпорация говорит: все, мы год отдыхаем. Последствия? «Евроцемент» уже отправил свой персонал на 3 недели в отпуск…

Последствия у экономического кризиса будут очень серьезными — безработица, закрытие предприятий, они затронут всех. Мелкому бизнесу трудно будет «жировать» и процветать. Просто потому что люди начинают экономить. Они не пойдут вечером в маленькое кафе, а купят в магазине колбасу и поужинают дома в целях экономии. И это тянет за собой всю цепочку.

— Где простому смертному ужинать, понятно. А что ему делать с депозитом в банке?

— Простым смертным дергаться не надо — деньги никуда не пропадут. Государством застрахована практически вся сумма вклада. Было 400 тысяч, сейчас увеличивают до 700 тысяч, поэтому при такой сумме депозита вкладчики могут спать спокойно. Тем более большинство из них держат суммы не в одном, а в разных банках. Так делают очень многие люди и мои знакомые, которые разбивают вклады по 400 тысяч и разносят их по разным банкам, хеджируя тем самым свои риски. Как раз простым смертным в этом кризисе, по моему убеждению, ничего не грозит.

— А банкам? Многих ли из них заденет кризис?

— Карл Маркс в свое время говорил, что кризис — это специфическая форма восстановления пропорций, ничего страшного в нем нет. Кризис пройдет, спрос и предложение восстановятся, неэффективные компании и банки уйдут с рынка, эффективные останутся. Это правило работало бы и в России, если бы у нас была конкурентная экономика. А она у нас не конкурентная, с явным перекосом в государственно-монополистическую сторону. В результате часть банков, что выживет, пройдет через кризис не потому, что они более эффективные, а потому что их поддержало государство. В такой ситуации, по моему твердому убеждению, если государство начало спасать банки, спасать надо всех.

— Как вы прокомментируете модный нынче тезис, что банков на рынке развелось слишком много.

— Это один из мотивов, который присутствует в равнодушном подходе к проблемам банков. Люди решили, что под сурдинку кризиса может произойти консолидация капитала в нескольких руках. Поскольку с точки зрения государственного управления людям, стоящим у власти, как я понимаю, ближе модель, когда существует несколько компаний, которые управляются вручную.

Но проблема в том, что если начнутся банкротства, этот процесс может приобрести лавинообразный, неуправляемый характер. С этой точки зрения подобных экспериментов сейчас этого лучше не допускать. Государство должно помогать банкам, вникать в их проблемы, предотвращать банкротства.

Впрочем, тем банкирами, кто осознал, что допустил серьезные ошибки и просчеты, нужно самим вступать в переговоры о продаже, что и происходит сегодня, но пока в единичных случаях. А должно происходить массово. Тогда мы придадим кризису цивилизованный характер, без паники — просто это будет бизнес-процесс слияний и поглощений в условиях кризисной экономики.

Беседовала Елена ИЛЬИНА, Банки.ру

Фотография: euro.svoboda.org