«Когда начинаешь что-то исправлять, ситуация сначала ухудшается»
Фото: УРАЛСИБ

«Когда начинаешь что-то исправлять, ситуация сначала ухудшается»

Илкка Салонен
председатель правления банка «Уралсиб»
10088 2

Председатель правления банка «Уралсиб» Илкка САЛОНЕН рассказал порталу Банки.ру, каковы первые итоги оптимизации расходов финансовой организации, как будет развиваться бизнес «Уралсиба» в регионах и почему банку неинтересно работать в Китае.

В феврале этого года «Уралсиб» сообщал о мерах по оптимизации расходов банка. В частности, вы закрыли часть офисов и скорректировали систему оплаты труда. Какой эффект дали эти меры?

— Все действия, которые нами предпринимаются, рассчитаны на повышение производительности и эффективности труда. Действительно, нам приходится сокращать некоторое количество сотрудников. Это необходимая мера. Очень долго российские банки жили в условиях, когда не так важно было обращать внимание на расходы и эффективность. Сейчас эти времена позади, и все кредитные организации занимаются сокращением расходов. Здесь есть одна особенность: когда начинаешь что-то исправлять, сначала ситуация ухудшается. Это касается и сокращения расходов. Первый эффект — это рост расходов. Но мы уже видим, что тот объем работы, который выполняло больше сотрудников, мы сейчас выполняем меньшим количеством человек. И это, конечно, положительно отразится на финансовых результатах банка. Например, показатель Cost to Income (отношение операционных расходов к операционным доходам. — Прим. ред.) у нас уже улучшился. По данным РСБУ за первый квартал 2014 года, этот показатель снизился с 92,2% до 71,3% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Чтобы достичь лучших цифр, которые есть на российском банковском рынке, нам придется продолжать эту работу.

Есть такое понятие — «бережливое производство», которое «Тойота» придумала уже давно. Философия этого подхода такова: человек должен каждый день придумывать что-то, что делает его работу более эффективной. Такой подход мы должны применять в «Уралсибе». Розничный банковский бизнес — это бизнес процессов. Постоянно приходится анализировать свои процессы, применять новые и делать их более эффективными. Это то, чем мы будем заниматься.

Как отразился украинский кризис на бизнесе банка «Уралсиб»?

— Прямого влияния нет. Мы это чувствуем косвенно — более туманными стали перспективы. Банки строят свои планы только на короткую дистанцию, ведут себя более осторожно. Мы знаем, насколько более сжата ситуация по ликвидности на банковском рынке, чем еще год назад. Межбанковский рынок также стал сильно сегментирован. Финансовые потоки, которые кредитные организации предоставляют друг другу, достаточно ограниченны. Ликвидность, которая дается другим банкам, — короткая. Это усложняет кредитование инвестиционных проектов. Да и спрос на кредитование инвестпроектов низкий. В этом состоит косвенное влияние геополитической ситуации.

Есть ли у банка проблемы с ликвидностью?

— Сейчас мы находимся где-то посередине: с одной стороны, ликвидность присутствует, с другой — она очень короткая. Мы стали гораздо более консервативными касательно управления ликвидностью и очень тщательно следим за ситуацией. Я бы не сказал, что у нас есть проблемы.

На недавнем Международном банковском конгрессе в Санкт-Петербурге председатель Банка России Эльвира Набиуллина высказала мнение, что по мере оздоровления банковского сектора клиенты и средства будут возвращаться в небольшие банки. Согласны ли вы с этим?

— Движение по вкладам есть всегда. Но сейчас оно ощущается более активно. Мы чувствуем некие сигналы, давление на госкомпании, которые перемещаются в госбанки. Пока тем не менее мы не видим каких-то серьезных изменений. Поскольку клиенты в основном довольны услугами, они не хотят менять банк.

Как будет развиваться бизнес «Уралсиба» в регионах? За счет каких продуктов вы будете конкурировать?

— Будущее «Уралсиба» — в регионах. Если посмотреть на наши корни, мы изначально и были региональным банком. В дальнейшем мы будем развиваться на основе тех продуктов, которые востребованы нашими клиентами. Пока большой спрос на достаточно традиционные банковские услуги: это быстрые и надежные расчеты, незабюрократизированный процесс кредитования. И это то, к чему мы должны стремиться. Чтобы остаться конкурентоспособными, мы должны строить постоянный конструктивный диалог с нашими клиентами. Неважно, это частное лицо или корпоративный клиент. Самое главное, чтобы было понимание, что нужно клиенту.

Какой прирост кредитного портфеля ожидается в банке до конца 2014 года?

— В этом году мы, возможно, вообще не нарастим кредитный портфель. Это во многом зависит от того, в какую сторону будет развиваться конъюнктура. Нельзя забывать и о достаточно сильном ухудшении качества кредитов. В таких условиях любой рациональный банкир становится более осторожным.

Вы упомянули ухудшение качества кредитов. Какова сейчас просрочка в банке?

— Ухудшение просрочки коснулось больше физических лиц. Корпоративные клиенты пока новых проблем не создали. Хотя в разговорах с корпоративными клиентами чувствуется, что ситуация по крайней мере не упрощается.

Планирует ли «Уралсиб» ужесточать требования к заемщикам?

— Мы весной уже ужесточали требования.

Привлекаете ли вы заемщиков с улицы?

— Это больше исключение, чем правило. За последние десять лет, в течение которых мне довелось быть председателем правления того или иного банка, я понял одну важную вещь: сделав что-либо, нужно подождать некоторое время, чтобы увидеть эффект. Мы сейчас смотрим, какой эффект дают все наши действия, о которых я уже упомянул. И уже потом, если понадобится, мы будем принимать другие меры.

В одном из интервью вы говорили, что стали банкиром после того, как сами взяли ипотечный кредит. «Уралсиб» всегда активно развивал ипотеку в регионах. Возможен ли в России ипотечный «пузырь»?

— Я не чувствую, что в России надувается ипотечный «пузырь». К тому же нельзя забывать, что рынок в разных частях России серьезно отличается. Одно дело — рынок в Москве, другое — ипотечное кредитование в регионах, даже в городе-миллионнике. Я считаю, если и есть такой востребованный продукт, в котором Россия серьезно отстает от других стран, то это как раз ипотечное кредитование. Как его лучше организовать? Мы, банкиры, пока не придумали. Не хватает долгосрочного финансирования либо достаточно емкого рынка, где можно разместить ипотечный портфель. Но мне, может быть из-за собственной истории, ипотека как банковский продукт нравится. Думаю, от ипотеки мы ни в коем случае уходить не будем.

Как, на ваш взгляд, можно решить проблему с источниками долгосрочного рефинансирования?

— Долгосрочные источники рефинансирования появляются тогда, когда экономические агенты, у которых есть долгосрочные интересы или обязательства, начинают размещать свои денежные средства. Обычно это пенсионные фонды, страховые компании, у которых есть обязательства, и они реализуются через какое-то время. Но пока этот механизм в России не заработал и без государственных программ вряд ли заработает. Еще очень важно поведение самого населения — чтобы люди планировали свою жизнь на десять — двадцать лет вперед. Тогда появится необходимость построить себе такие активы, которые имеют более долгую жизнь. Например, пенсионное сбережение через страховые полисы — это как раз такой продукт. Я думаю, подобные предложения еще появятся, но в России срок планирования жизни пока еще слишком короткий.

Как вы относитесь к политике Центробанка по зачистке банковского сектора?

— То, что сейчас делает Центральный банк, он делает очень профессионально. В каждом шаге регулятора есть логика. Другое дело, что, возможно, все это обойдется достаточно дорого.

В России заговорили о большом экономическом повороте в сторону Китая и азиатских рынков в целом. Не отстают и банки. Одни переводят корреспондентские счета в Китай, другие открывают офисы в Сингапуре, третьи наращивают расчеты в юанях. «Уралсиб» будет действовать в этом тренде?

— Для начала нужно понимать, как работает цепочка корреспондентских отношений. Она связана с валютой — все движения происходят в долларах. Тогда нужно вообще уходить от долларовых расчетов. Но если начнется еще большее ужесточение санкций, американские власти будут разговаривать и с китайскими властями. И напомнят, что счета китайских банков могут быть также заморожены. Так что кардинального поворота у «Уралсиба» нет. При этом мы, естественно, очень внимательно следим за ситуацией, за тем, как развиваются дела, за теми шагами, которые предпринимают наши коллеги. Но мы настолько рублевый банк, что пока живем спокойно. Что касается открытия офисов в Сингапуре, при всем к нему уважении, мне кажется, — это только затраты. Там не заработаешь. Для нас это было бы убыточным проектом.

Планирует ли «Уралсиб» работать с платежной системой China UnionPay?

— Мы с ними в диалоге. Кроме того, обсуждаем возможности сотрудничества с японской JCB. Что касается японских коллег, мне кажется, в этой суете они видят для себя неплохие возможности.

Беседовала Анна БРЫТКОВА, Banki.ru