«Надо стимулировать приход новых бизнесменов»
Фото: Банковское обозрение

«Надо стимулировать приход новых бизнесменов»

Андрей Шаров
вице-президент — начальник управления развития малого бизнеса Сбербанка
5211

Сбербанк не только считает приоритетными клиентами представителей малого бизнеса, способных расти и развиваться, но и ставит целью создать новую формацию бизнесменов поколения Y, рассказал «Б.О» Андрей ШАРОВ, вице-президент — начальник управления развития малого бизнеса Сбербанка.

— Какова статистика за I квартал, какая динамика год к году, какая доля рынка в сегменте «малый бизнес» сейчас у Сбербанка? Каковы ориентиры по году?

— Если говорить о статистике, то мы приросли в клиентской базе, а также в доле рынка — на 2,5%. Замедления кредитования, снижения прироста мы не видим. Ориентиры по году: мы должны прирасти и в клиентах, и в доле рынка.

— Не совсем понятно, почему ориентиры — тайна?

— Однажды Людовик XIV спросил кардинала Ришелье, почему его слова всегда сбываются. Ришелье ответил: «Ваше Величество говорит: я сделаю, а я говорю: я сделал». Это очень верное правило для банкира и бизнесмена.

Конвейер или фабрика

— Вы предлагаете кредиты до 5 млн рублей под 18,5%. Насколько конкурентна эта ставка?

— Ставки у нас рыночные, это самое главное. И надо иметь в виду, что предприниматели, которые берут кредит «Доверие», в качестве альтернативы рассматривают потребкредиты.

Также мы поощряем лояльных клиентов, тех, кто ранее воспользовался кредитом в 1 млн рублей сроком на один год, имеет хорошую кредитную историю и чей кредит погашен не менее чем шесть месяцев назад. Лояльный клиент должен выиграть, сохранить деньги в своем кошельке.

— Почему не во всех сегментах есть кредитный конвейер?

— Законом о малом бизнесе установлена сегментация бизнеса: микро — до 15 млн, малый — до 60 млн и средний — 1 млрд руб. Это не просто цифры, за ними стоит разное поведение таких компаний, спрос на банковские продукты, практика управления. В компаниях микробизнеса, как правило, собственник и управленец — одно лицо, он не различает личный счет и счет компании, идет взаимное перекредитовывание.

После 150 миллионов — это, как правило, группа компаний. Анализ таких бизнесов — совсем иной процесс и совсем разные риски. Требованиями Базельского комитета предусматриваются разные технологии для разных сегментов и разные профили риска.

Для микробизнеса в Сбербанке действует кредитная фабрика, где кредиты пекутся, как горячие пирожки, — один кредит в минуту. А для малого бизнеса есть кредитный конвейер с участием андеррайтера, который оценивает риски. Такой подход нам позволяет формировать хороший портфель, не затягивая сроки выдачи кредитов.

Лекало для всех

— Во многих регионах к моменту, когда Сбербанк стал всерьез интересоваться этой нишей, уже сформировалось предложение от частных конкурирующих банков — пусть дороже, но гибкое, с выстроенными маркетинговыми акциями. В каких регионах ваш бизнес серьезно растет? За счет чего конкурируете?

— От других, в том числе региональных, банков мы отличаемся тем, что мы — банк, работающий, по сути, как фабрика, производящая готовые платья. Под лекало плюс-минус подходят многие. Региональные банки подходят к кредитованию, как итальянский портной: где-то заузит, где-то расширит, и это клиенту очень нравится. Но региональные банки не могут обеспечить сопоставимый со Сбербанком объем кредитов и качество портфеля.

Большой банк так работать, к сожалению, не сможет. У нас обслуживаются более миллиона клиентов микробизнеса или малого бизнеса. При этом мы, конечно, стремимся в обслуживании учитывать индивидуальность клиента. Такие возможности есть.

— В каких случаях вы, выражаясь портновским языком, строите собственные лекала?

— По малому бизнесу есть разные виды нестандартных кредитов, которые учитываются при принятии решения: нестандартные залоги, определенный график погашения долга, отсрочки.

— Насколько Сбербанк развивает залоговое кредитование в сегменте МБ под более низкий процент?

— Для нас это очень важный сектор, который формирует две трети портфеля. Нам это интересно, потому что уровень просрочки — ниже, а качество портфеля здесь значительно выше.

В основном развивающиеся компании имеют твердые залоги: недвижимость, землю. Они потом становятся крупными и средними компаниями, потому нам очень интересы. У нас есть для них разные виды продуктов: «Бизнес-Недвижимость», «Бизнес-Рента», «Бизнес-Проект», который позволяет получать кредит под еще не созданный актив: построить торговый центр, магазин, склад. Если у клиента уже есть проект, действующий бизнес, и он арендатор, тогда ему подходит продукт «Бизнес-Рента».

Кредит с гарантией

— Какие ставки сейчас на рынке? Почему наблюдается тенденция роста ставок, в том числе — в госбанках?

— Тенденции роста на рынке по ставкам связаны с тем, что стоимость привлекаемых денег дорожает, а не с тем, что банкиры решили в кризис заработать побольше. Стоимость фондирования растет у всех банков.

— В связи с ухудшающейся экономической ситуацией, что предпринимает Сбербанк и рынок в целом, чтобы снизить риски невозврата? Каковы сейчас невозвраты в сегменте, прогнозы по году?

— Как снизить риски невозврата? Первое — это активизация работы с гарантийными фондами. Их в стране создано более 70. Они предоставляют обеспечение под кредит предпринимателям. Сбербанк — лидер в работе с такими фондами, за несколько лет выдано кредитов на 25 млрд рублей. Это порядка двух тыс. кредитов, которые иначе бы бизнесмены никогда не получили.

— Как меняет ситуацию на рынке появление госагентства кредитных гарантий и прочие меры господдержки?

— Мы возлагаем на агентство большие надежды. Мы смотрели планы, в текущем году агентство должно прогарантировать кредитов на 120 млрд рублей, в следующем году — 250 млрд, затем плановая цифра — 350 млрд. Это прямые гарантии, что для нас и наших клиентов суперинтересно. Мы надеемся, что они будут первой категории надежности и нам не надо будет под эти кредиты формировать резервы. Знаем, что агентство будет докапитализировать и давать контргарантии региональным фондам, что сделает менее рискованным кредитование малого бизнеса в регионах.

Бизнес на вырост

— Вы внесли инициативу открытия счетов предприятий без личной явки, а дальше — даже регистрацию юрлиц через банк. Зачем банкам заниматься несвойственными им функциями, такими как посредничество между физлицом и ФНС?

— Сейчас в стране работают 5,6 млн юрлиц и индивидуальных предпринимателей. Планируется, что к 2020 году их будет 7,7 млн. Но до 2020 года из существующих сейчас доживет в лучшем случае две трети. Соответственно, надо стимулировать создание нескольких миллионов компаний.

Волна предпринимателей, начавших бизнес в 90-е годы, состарилась. Они передают дела своим детям, которые этим бизнесом часто заниматься не хотят. Значит, надо стимулировать приход новых бизнесменов — поколения Y. Это люди, живущие в Интернете: там они общаются, заказывают билеты на самолет, в театр, бронируют отель и так далее. Мы понимаем: если мы не предоставим молодому поколению удобных цифровых безбумажных сервисов, они не пойдут в бизнес, а значит — и в банк.

— То есть вы ставите перед собой задачу выращивать бизнес нового поколения?

— Начиная бизнес, надо пройти обучение. Мы хотим обучать до 100 тыс. человек в год — совместно с партнерами и нашей дочерней компанией «Деловая среда». Обученный клиент существенно снижает нам риски. Статистика «Опоры России» говорит: недостаточная квалификация — основная причина закрытия бизнеса.

Далее обученный клиент, естественно, делает бизнес-план, и ему надо зарегистрировать компанию. Эта регистрация должна также проходить удаленно — при условии наличия у него электронной цифровой подписи: так, чтобы было достаточно просто прикрепить документы в электронном виде и отправить.

И открытие расчетного счета тоже должно быть удаленным с ЭЦП. И третий этап — получение беззалогового кредита — также необходимо сделать удаленным.

— Вы ориентируетесь на международную практику?

— Да, на Западе такая же практика. Недавно мы знакомились с работой испанских банков — там до 50% кредитных продуктов продается онлайн, и ставится задача продавать 70–80%.

— Что делается у нас в этом направлении?

— Первые шаги на этом пути российский Центробанк уже делает. Из новой инструкции 28-И исключена обязанность предоставления карточек с образцами подписей и оттисков печати при открытии счета. Мы, наконец, двинулись в XXI век.

При открытии расчетного счета банку стало возможно формировать электронный архив — инструкция это уже позволяет. Все это уже сейчас экономит время и деньги нам и нашим клиентам.

Работа с гарантией

— Сбербанк недавно объявил, что начал выдачу субъектам малого бизнеса тендерных гарантий и гарантий обеспечения обязательств по госконтрактам. Насколько это востребовано?

— В период кризиса самый надежный заемщик — тот, кто имеет гарантированный сбыт. То есть компании, являющиеся поставщиками по муниципальному и государственному заказу.

Мы вышли на этот рынок для участия в госзаказе: за три дня предоставляем экспресс-гарантию для малого бизнеса на сумму до 4 млн рублей. В пределах этой суммы находится до 80% рынка госзаказа.

— То есть это выгодный качественный продукт, а не политическая миссия?

— Это рынок в несколько триллионов рублей, и уровень дефолта здесь значительно ниже, чем по другим продуктам. За первую неделю выданы уже десятки гарантий: и на участие в конкурсе, и на исполнение обязательств.

— Вы внедряете специальное мобильное предложение для малого бизнеса. Насколько малые предприниматели, особенно в регионах, в нем заинтересованы?

— Это требование клиентов. Число пользователей мобильных устройств, по данным экспертов, выросло в три раза. В удаленный канал в Сбербанке ушло до 91% предпринимателей.

Самозанятых — в клиенты

— Какие законопроекты и регулятивные документы необходимы рынку? В какой стадии разработки они находятся? Принятия каких законов и инструкций вы ожидаете до конца года?

— Как я говорил ранее, разрабатываются поправки в законы, связанные с дистанционным открытием банковского счета: в 115 ФЗ, в закон «О банках и банковской деятельности». Также необходимы поправки относительно возможности обмена документами банков с госорганами, например — с ФНС, Росреестром. Это позволит не запрашивать у клиента, например, свидетельство о постановке на учет в ФНС. Есть госресурс, куда можно обратиться в режиме реального времени.

Сегодня в государственных учреждениях не запрашивают документы, которые есть в другом учреждении. То же должно произойти в банковской сфере. Есть инициатива ввести такие же запреты для банков и страховых компаний — конечно, с отложенным периодом, чтобы можно было отладить IT-системы.

Также важным мы считаем законопроект, который введет патент для самозанятых. Это теневой сектор в 20 млн человек, многие из которых по факту занимаются малым бизнесом, но не платят страховые взносы. Появление закона позволит сделать их банковскими клиентами.

Беседовала Екатерина КАЦ