Стивен Михан: «Конкурировать за активы не будем»

Стивен Михан: «Конкурировать за активы не будем»

3039

Участники рынка рассказывают, что UBS, как и некоторые другие банки, закрыл все кредитные лимиты и не проводит почти никаких операций в России. Но главный управляющий UBS в России и СНГ это опровергает. По словам Стивена Михана, его компания рассматривает нынешний хаос как возможность укрепить свой бизнес. А сам он даже продал дом в Америке и переселился с семьей в Москву, чтобы не упустить шансы, открывающиеся только во время кризиса.

— Чем сейчас заняты инвестиционные банкиры? Есть ли у них вообще работа?

— Они работают круглосуточно с нашими клиентами над решением проблем, вызванных нарушениями функционирования финансовых рынков в России и за рубежом. Россия переживает период высокой волатильности, который, видимо, продлится минимум до конца года. Тем не менее в перспективе у России будет огромная потребность в капитале. Я думаю, 2009 год будет годом большой активности, особенно в части M&A и IPO, а позже и на рынке долга. Следует помнить, что российские компании очень прибыльны по сравнению с глобальными конкурентами. За последние два года объем трансграничных сделок слияний и поглощений с участием российских компаний превысил $66 млрд, причем россияне чаще были покупателями, нежели продавцами. Я думаю, что эта активность сохранится и будет создавать дополнительный спрос на капитал. Три фактора — покупка активов, необходимость рефинансировать баланс и увеличивать производственные мощности — делают Россию просто мечтой инвестбанкира. Такого сочетания факторов нет нигде, кроме России, ну, может быть, еще в Китае.

— Как UBS работал в России раньше, как сейчас? Как изменился бизнес из-за кризиса?

— Мы здесь уже 15 лет. Даже в 1998 г. UBS в партнерстве с Brunswick продолжал работать в России, несмотря на высокую волатильность рынка. Компания тесно сотрудничала с российским правительством, работая над реструктуризацией его долга. У UBS долгосрочные планы развития бизнеса в России и СНГ на следующие пять лет. Мы стремимся войти в тройку лучших игроков во всех сегментах бизнеса, в которых работаем. UBS, конечно, затронут глобальным финансовым кризисом, но мы предприняли нужные шаги с самого начала: привлекли капитал в размере $28 млрд. 16 октября UBS принял решительные меры для сокращения рисков на своем балансе и дальнейшего укрепления собственного капитала, и мы привлекли дополнительно 6 млрд швейцарских франков капитала. В результате этой сделки UBS будет иметь «практически нулевой» риск, связанный с облигациями США категорий subprime, Alt-A и prime, коммерческой недвижимостью США и ипотечными ценными бумагами, а также бумагами, обеспеченными студенческими кредитами и пулом активов. Это решение значительно уменьшает неопределенность для клиентов UBS и способствует укреплению стабильности финансовой системы, позволяя двигаться вперед, не будучи обремененным рискованными активами, с которых начался этот кризис. Наша модель универсального банка позволяет нам лучше справляться с ситуацией и потенциальными проблемами в будущем. Все наши три подразделения имеют обширную базу клиентов, и мы являемся мировым лидером по управлению частным капиталом.

— Вы присутствуете на рынках межбанковского кредитования? Были ли у вас проблемы с контрагентами, которые не могли заплатить вовремя?

— Мы активные участники этих рынков и продолжаем работать со всеми крупными банками. Мы не сталкивались с какими-либо серьезными неплатежами. Все участники рынка — и российские, и международные — сейчас проявляют осторожность, и это естественно. Финансовый мир терпит бедствие, какого не было за последние 70 лет. Произойдет консолидация финансовых институтов, и она необходима. Даже для такой большой страны, как Россия, более 1000 банков — это многовато. Возможно, лучше было бы иметь меньше банков, но с большей ликвидностью, с лучшими активами, более устойчивых. Финансовый кризис имел и некоторые позитивные последствия для UBS, а именно недавний приток средств, исчисляемый миллиардами долларов, в наш брокерский бизнес. Мы видим, что окончательным показателем доверия является решение о том, куда поместить деньги в периоды волатильности.

— Сколько российских клиентов и денег у вас в private banking?

— UBS — ведущий управляющий частным капиталом в России. Этот рынок очень быстро растет. Менее 10% активов управляется профессионалами, тогда как в развитых странах этот показатель составляет около 70%. Это открывает большие возможности для нашего бизнеса по управлению частным капиталом. В России у нас также есть прекрасная возможность обслуживать клиентов, используя все ресурсы универсального глобального банка. Клиенты, которые приходят в наш инвестиционный банк за помощью на рынке капитала и консультациями, также являются потенциальными клиентами подразделения по управлению частным капиталом. Аналогичным образом наши клиенты, получающие услуги по управлению частным капиталом, часто бывают заинтересованы в услугах на рынке капитала — например, в продаже бизнеса или привлечении капитала. Мы определяем, в чем мы можем помочь нашим клиентам, привлекая ресурсы разных подразделений для создания эффективных решений с использованием полного спектра услуг UBS.

— Есть ли у UBS лимит по России — например, кредитный лимит?

— В UBS значительный капитал выделен для деятельности в России. Среди развивающихся рынков региона EMEA (Европа, Ближний Восток, Африка) в России мы осуществили самые значительные инвестиции. Недавно UBS увеличил собственный капитал, и сейчас наше финансовое положение является одним из лучших в мире.

— Вы, вероятно, слышали, что руководители и владельцы компаний в последнее время заявляли, что воспользуются шансом купить компании по низким ценам. Будет ли UBS это делать?

— Мы не намерены конкурировать с нашими клиентами из-за активов, скорее мы готовы консультировать их относительно имеющихся возможностей и наиболее эффективных путей использования текущей ситуации. Наша стратегия в России подразумевает ведение бизнеса, ориентированного на клиентов. Мы владеем активами в России от имени клиентов.

— Чем вы объясняете отток капитала из России в последнее время?

— Менеджеры фондов были вынуждены продавать бумаги из-за вывода средств клиентами или для того, чтобы закрыть позиции в других странах. Это усилило давление на российских владельцев крупных пакетов акций, которым пришлось продавать бумаги для покрытия margin calls. Полное проявление кризиса в России, вероятно, только начинается. Действия правительства и регуляторов, направленные на поддержку и стабилизацию рынка, в некоторой степени снижают опасения — это такие меры, как вливание ликвидности, снижение норм обязательного резервирования для банков, корректировка правил расчетов и коротких продаж, выделение государственных средств на покупку акций на российском рынке. Правительство принимает контролируемые и взвешенные меры, чтобы восстановить доверие на рынке.

— Рост российской экономики замедляется. Продолжится ли он?

— Я полагаю, что в 2009 г. рост ВВП замедлится примерно до 6—7% — это все еще прекрасный уровень для такой большой страны. Например, для США и темпы вдвое ниже этих были бы прекрасным показателем. Одним из положительных следствий должно стать замедление инфляции, и я ожидаю, что Центральный банк будет ее контролировать. Две трети капитализации российского рынка связано с природными ресурсами. Кстати, Россия — одна из немногих стран, где риски, связанные с сырьем, так хорошо диверсифицированы: здесь есть не только нефть и газ, но также руды, минералы и производство удобрений, причем Россия входит в первую пятерку по мировым запасам этих ресурсов. Российская экономика — это «невидимая» экономика в сравнении с остальным миром. Ее рыночную капитализацию составляют главным образом неизвестные бренды сырьевого сегмента, тогда как в других странах рыночная капитализация представлена заметными и хорошо известными брендами. Я считаю, что, по крайней мере, в следующие пять лет и в дальнейшем в России будет стабильная, растущая экономика, а через 5—10 лет этот рост распространится на страны СНГ. И, конечно, важно, что правительство планирует значительные инвестиции в инфраструктуру страны. Мы хотели бы тесно сотрудничать с правительством в осуществлении инфраструктурной программы. Являясь глобальной компанией, мы можем предложить наш обширный опыт и знания, использовать все наши ресурсы во всех сегментах нашего бизнеса.

— Не могли бы вы рассказать подробнее, как вы участвуете в обсуждениях с правительством?

— Мы ведем активный диалог с высшими чиновниками Министерства финансов по структурированию фонда национального благосостояния, и мы надеемся, что мы будем продолжать выступать в роли доверенного консультанта правительства в этой области. Кроме того, у нас хорошие рабочие отношения с Центральным банком России и главными российскими биржами.

— Поможет ли покупка акций правительством росту рынка?

— Это позитивные шаги, действия правительства и регуляторов по поддержке и стабилизации рынков способствуют снижению обеспокоенности инвесторов. Но одни эти меры не обеспечат рост рынка акций, важным фактором станет возобновление притока иностранных инвестиций. Прогноз хороший — фундаментальные показатели российской экономики сейчас несравнимо лучше тех, которые были 10 лет назад. Мы по-прежнему уверены, что российская экономика будет продолжать расти в долгосрочной перспективе и что финансовые рынки смогут выгодно воспользоваться этим ростом.

— В последние месяцы инвесторы вспомнили о таких факторах, как политический риск. Существует ли он?

— После удара финансового цунами внимание инвесторов сосредоточено на ликвидности и проблемах мировой финансовой системы. Политические события этого лета отошли на второй план. Когда-нибудь о них вспомнят, но последние три месяца сделали эти события почти незначительными для рынков.

— Сможет ли Россия стать одним из мировых финансовых центров?

— Россия имеет хорошие шансы стать ведущим финансовым центром мира. Открытые и ликвидные рынки имеют для этого первостепенное значение, и России необходимо двигаться в этом направлении. У российского рынка низкая ликвидность, потому что большая доля ценных бумаг принадлежит инсайдерам. Российский рынок нуждается в повышении ликвидности, более совершенных технологиях и инвестициях в инфраструктуру. Рынки капитала — это основа любого финансового центра. Российский рынок обладает всеми необходимыми фундаментальными качествами, чтобы достичь большого успеха, если только станет более доступным для международных инвесторов. Кроме того, российскому рынку необходимы инвестиции в технологии, чтобы сравняться с более развитыми рынками.

— Вы много знали о России до приезда сюда?

— Да, в начале моей карьеры я специализировался на иностранных валютах и всегда хорошо знал все основные рынки и валюты мира. Я интересовался Россией с самого начала карьеры, несколько раз бывал в России, и у меня есть семейные связи в этой стране — моя жена русская. Я принял предложение возглавить российский офис UBS, так как, по моему мнению, мировые финансовые рынки смещаются на восток — и Россия открывает весьма привлекательные перспективы для нашего бизнеса. Россия выгодно расположена в Евразии — я бы назвал ее финансовым экватором между Европой и Азией.

— Вы приехали в Россию со своей семьей?

— Да, моя семья здесь. Мы продали дом в США и переехали жить сюда. Мои дети, Никита и Андрей, хорошо говорят по-русски, и у нас есть тесные семейные связи в России, которые мы поддерживаем.


Биография

Родился в 1964 г. в Джерси-Сити (штат Нью-Джерси, США). В 1986 г. окончил Массачусетский университет со степенью бакалавра в области финансов

1986
финансовый аналитик Drexel Burnham Lambert

1990
управляющий директор NatWest Securities Limited

1997
старший директор Salomon Smith Barney

1999
управляющий директор UBS в Нью-Йорке

2008
главный управляющий директор UBS
в России и СНГ


UBS
Финансовая группа

Акционеры — 96% акций в свободном обращении.
Капитализация — $38 млрд.
Активы (на 30 июня 2008 г.) — 2,08 трлн швейцарских франков ($2,04 трлн).
Чистый убыток (первое полугодие 2008 г.) — 11,89 млрд швейцарских франков ($11,68 млрд).
Головной офис в Швейцарии, подразделения — в 50 странах мира. В России представительство UBS было открыто в 1996 г., а в 1997 г. было создано совместное предприятие с группой Brunswick, которая позже была полностью выкуплена UBS. В 2006 г. UBS получил лицензию Банка России на осуществление банковских операций и лицензию профучастника рынка ценных бумаг от ФСФР.

Беседовала Анна БАРАУЛИНА

Фото: пресс-служба UBS