«Большинство игроков — это «темные лошадки»
Фото: Банковское обозрение

«Большинство игроков — это «темные лошадки»

Олеся Теплоухова
заместитель председателя правления МСП Банка
3002

Чистка в рядах МФО еще предстоит и будет более жесткой, чем банковская, но сегменту нужны как «кнуты», так и «пряники», об этом и многом другом рассказала Олеся ТЕПЛОУХОВА, заместитель председателя правления МСП Банка.

— Насколько велика доля кредитов, выданных МФО при участии МСП Банка? Как это выглядит в динамике?

— На этапе формирования рынка микрофинансовых услуг МСБ МСП Банк сыграл важную роль в его становлении. Банк начал сотрудничество с микрофинансовыми организациями еще с июня 2009 года. А после вступления в силу Закона № 151-ФЗ «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях» уже на 1 января 2012 года наша доля на рынке микрозаймов на предпринимательские цели составляла порядка 13%.

В последние два года доля банка на рынке стабильно сохраняется на уровне в 10–11%. Благодаря активной работе с клиентами за 2013 год задолженность МСП по микрозаймам, выданным нашими партнерами, выросла более чем на 25% и составила 3,9 млрд рублей (11% рынка предпринимательских микрозаймов).

— По статистике НАУМИР 50% кредитов от МФИ выданы малому и среднему бизнесу. Идет ли речь преимущественно о гарантийных фондах регионов и прочих «околоправительственных» и муниципальных структурах, с которыми взаимодействует МСП?

— Безусловно, региональные фонды, созданные в целях поддержки МСБ, занимают существенную часть рынка микрофинансовых услуг МСП. Однако частные МФО и кредитные кооперативы также активно кредитуют бизнес — как правило, это специализированные дочерние структуры для микрофинансирования бизнеса в рамках финансовых групп (например, «Микрофинанс», «Финотдел» и др.).

В настоящее время, если рассматривать рынок микрофинансовых услуг без учета данных по кредитным кооперативам, которые приблизительно составляют половину рынка, на региональные фонды и частные микрофинансовые организации приходятся примерно равные доли совокупного портфеля микрозаймов для малого и среднего бизнеса.

Вместе с тем мы ожидаем, что в 2014 году динамика показателей частных МФО будет во многом определяться степенью ужесточения мер по регулированию рынка микрофинансовых услуг, в связи с чем следует ожидать некоторого снижения их доли на рынке.

Для МСП Банка как для банка развития важно развивать все эти каналы доведения до предпринимателей финансовых средств, и каждый из них мы стремимся развивать, хотя, конечно, мы не можем пренебрегать требованиями к финансовой устойчивости наших партнеров.

— Каковы показатели первого полугодия?

— По итогам первого полугодия по направлению микрофинансирования и микрокредитования доведено до субъектов МСП 3,8 млрд рублей. Это сумма средств, которая на отчетную дату имеется «на руках» у предприятий.

При этом на микрокредиты от банков приходится более половины этих средств, но это и понятно: в рамках наших продуктов банки могут предоставлять кредиты до 3 млн рулей, тогда как по микрозаймам ограничение жестче — до 1 млн рублей. По количеству соотношение обратное — 58% микрозаймы и 42% — микрокредиты.

В случае увеличения установленного законом размера микрозайма, например до 3 млн рублей, что для поддержки предпринимателей уже давно назрело, мы надеемся, что возможности наших партнеров по их доведению до субъектов МСП существенно возрастут.

Стоит также отметить, что кредитование МФО — это очень непростой сегмент рынка, с которым многие финансовые институты вообще боятся работать, но который, безусловно, является для нас целевым. Мы видим свой вклад в его развитие и намерены продолжать эту работу.

— Какие перспективы на второе полугодие 2014 года вы видите?

— Вместе с тем что мы одними из первых среди российских банков начали работать с этим непростым рынком, мы не спешим форсировать развитие событий и стремимся к эволюционному, поэтапному пути.

Например, сейчас мы активно прорабатываем возможности по предоставлению займов неторговому сегменту МСП на суммы свыше 1 млн рублей, что также очень важно для предпринимателей, осуществляющих модернизацию или приобретение основных средств.

Значительного наращивания объемов микрокредитования в 2014 году мы не планируем, поскольку в настоящее время на этом рынке не так спокойно, как хотелось бы, что во многом вызвано и давно назревшими причинами. Идет «чистка» регулятором сегмента, к тому же в условиях общего экономического спада не улучшается финансовое положение МФО.

В сегменте региональных фондов ситуация несколько лучше, и это направление работы для нас очень важно. Из всех наших участников фонды составляют почти 70%. Вместе с тем мы будем пристально следить и за финансовым положением и практиками работы фондов.

— Каковы сейчас ставки по микрокредитам? Отличается ли стоимость заемных средств, выданных при содействии МСП Банка, от выданных остальными банками?

— По нашей программе ставки по микрокредитам для субъектов МСП ограничиваются на уровне существенно ниже рыночного. В среднем по портфелю с учетом региональных программ поддержки МСП, где фонды поддержки могут за счет использования субсидий закладывать минимальную маржу, сейчас средняя ставка составляет 15,1–15,3% годовых.

При этом в среднем ставки по микрозаймам вне нашей программы составляют у МФО 25–30% годовых (а у ряда компании даже и еще выше), у банков в среднем около 20% годовых (по некоторым продуктам могут достигать и 30%). Как видите, ставки по программе значительно более доступны.

Главным преимуществом программы МСП Банка всегда была возможность для партнеров получить «длинное» фондирование, и сейчас мы предоставляем средства на срок до трех и даже пяти лет. Большинство российских банков не могут себе позволить такие условия финансирования МФО.

— Изменится ли что-то с появлением Агентства кредитных гарантий?

— Агентство кредитных гарантий в первую очередь нацелено на предоставление контргарантий по поручительствам гарантийных региональных фондов, по кредитам, выданным банками малым и средним предприятиям. Также оно планирует предоставлять собственные гарантии по кредитам, выданным на достаточно крупные суммы. Поэтому для рынка микрофинансирования его деятельность особого значения с точки зрения увеличения доступности ресурсов иметь не будет.

Вместе с тем, думается, что на весь рынок кредитования МСП работа Агентства должна оказать поддерживающее влияние. Кроме того, работа Агентства может внести значительный вклад в вопросы стандартизации деятельности и улучшения качества работы региональных гарантийных фондов.

— Исключали ли вы МФО из своих контрагентов? За что? Как часто?

— Конечно, в работе с МФО мы пытаемся найти индивидуальный подход к каждому «виду» наших партнеров, будь то региональный фонд поддержки, крупная федеральная или, наоборот, небольшая региональная микрофинансовая организация, кредитные кооперативы первого или второго уровня.

Практика работы показала, что если клиент является участником программы и заинтересован в развитии собственных программ по предоставлению именно предпринимательских займов, а не займов физлицам на неотложные нужны или покупку товаров, то оттока партнеров почти не происходит.

Каждый наш партнер должен понимать, что с заключением договора на него возлагаются и требования по текущему уровню финансового положения. Если же это положение будет ухудшаться, то банк в дальнейшем может отказать ему в выдаче новых кредитов.

Сегодня для МФО участие в государственной программе поддержки малого бизнеса является также и значительной имиджевой составляющей их деятельности, которую зачастую они не хотят терять, поэтому стремятся работать на достаточно высоком профессиональном уровне.

— В каком сегменте выше риски сейчас, во время чистки банковской системы — банков или МФО?

— Даже несмотря на ситуацию с отзывом лицензий у ряда коммерческих банков в течение последнего года, все-таки риски, несомненно, выше в сегменте МФО, поскольку взаимодействие регулятора и банков давно налажено. Ну и конечно, нельзя не учитывать, что зачастую МФО работают с тем сегментом заемщиков, которым банки в свое время или уже отказали, или которым просто закрыт туда доступ (например, начинающий бизнес, предприниматели, не имеющие залогов, и т.д.).

Система банковского кредитования прозрачнее и устойчивее. В сегменте же МФО эти процессы только начались. Сейчас большинство игроков — это «темные лошадки», и Банку России предстоит большая работа, чтобы «отделить зерна от плевел». Поэтому его действия могут иногда даже показаться излишне жесткими (поскольку будут рассчитаны на массовые решения), а чистка окажется более глубокой, но необходимость систематизации рынка уже давно назрела.

— Попадали ли вы в ситуацию банкротства банков? Есть ли выплаты?

— Да, к сожалению, нам пришлось столкнуться с единичными случаями отзыва лицензий у наших партнеров. В этом случае, насколько это возможно, мы пытаемся оперативно реагировать, ведем работу по взысканию задолженности в соответствии с действующим законодательством.

Надо сказать, что в последнее время мы вновь пересмотрели методику оценки рисков партнеров, усилили критерии их отбора и мониторинга, что, как мы надеемся, позволит на более ранней стадии выявлять и отслеживать ситуацию ухудшения состояния партнера и корректировать работу с ним.

— Поддерживаете ли вы идею усиления контроля над МФО со стороны ЦБ (включая обязательное участие в реестре), или саморегулирование работает нормально?

— Конечно, усиление контроля за развитием этого рынка необходимо. Например, та же система саморегулируемых организаций, которая, по сути, является механизмом контроля на «местах».

Но, расширяя сферу регулирования и ужесточая его нормы, Банк России должен предоставлять и возможности для МФО, соблюдающих определенные регулятором правила. На наш взгляд, необходимы не только ужесточения, но и меры поощрения для законопослушных участников рынка, не только «кнут», но и «пряник».

— По вашему мнению, какие «пряники» ЦБ им должен раздавать?

— Вот, например, жестко регулируемый банковский сектор, которому требуется лицензия, необходимо соблюдать нормативы, инструкции, формировать резервы по требованиям ЦБ, сдавать большой объем отчетности, при выполнении установленных требований получает возможность массово привлекать ресурсы у населения и войти в систему страхования вкладов. В этом случае, кроме того что подтверждает перед вкладчиками свою надежность, он также может получить рефинансирование от Банка России.

Сходными правами, возможно, должны обладать и микрофинансовые институты. Повышение стабильности их работы должно оборачиваться для них получением преимуществ по сравнению с теневым сектором микрофинансирования.

— Как это может выглядеть?

— Например, в ходе работы регулятор может присваивать организациям — наиболее стабильным, определенную категорию качества, которая может стать сигналом для их клиентов, что работа этой МФО качественна и ответственна. Возможно, в будущем стоит рассмотреть и гарантии для инвесторов наиболее устойчивых организаций.

Также стабильные организации, например, могут получать возможность более доступного финансирования если не через Банк России, то через институты развития (например, Банк России выдавал бы фондирование для МФО через институт развития, который бы осуществлял контроль и мониторинг использования ресурсов и финансового положения МФО). Такое фондирование за счет доступной стоимости позволило бы снизить стоимость ресурсов и для их заемщиков.

— То есть вы полностью поддерживаете усиление регулирования со стороны ЦБ? МФО признаются, что боятся вала отчетности…

— Регулирование при его правильной организации может нести для сегмента МФО большое благо. Но при этом в регулировании должен соблюдаться принцип разумности ограничений и разделения требований, предъявляемых к участникам, ориентированным на разные сегменты рынка (банки и МФО).

Нет необходимости превращать МФО в мини-банки. Их регулирование должно быть проще, поскольку они работают с теми, кому банковская поддержка недоступна, и, при ужесточении критериев отбора, они утратят свой клиентский сегмент.

Мы считаем, что часть функций по регулированию должна остаться за СРО. При должной организации работы они способны эффективно выполнять функции регулятора, накапливая полезный опыт в части стандартов деятельности МФО. Возможно, централизованный регулятор должен определить порядок деятельности таких СРО, установить определенный мониторинг их работы и обеспечить контроль. По качеству регулирования СРО могут быть не хуже, но работать они с рынком могут мягче.

— Что вы считаете необходимым сделать, чтобы риски в сегменте стали ниже и ставки по займам МСБ тоже?

— В первую очередь сами микрофинансовые организации должны понять, что время бурного и нерегулируемого роста рынка подходит к концу. И если эта деятельность для собственника МФО не просто способ быстрой наживы на продуктах типа «займы на столбах», а то направление, которое он готов развивать в долгосрочной перспективе, в том числе и в условиях большего внимания регулятора, ему необходимо повышать качество своей работы по самым разным аспектам деятельности.

Это и работа по более эффективной оценке рисков заемщиков, увеличению прозрачности организации, в том числе и для дальнейшей возможной работы с инвесторами и банками-кредиторами, необходимо активно включаться в процессы саморегулирования, оптимизировать структуру затрат. Эти действия в конечном итоге и приведут к снижению рисков сегмента и снижению ставок для МСП и физических лиц — получателей поддержки. Именно в этом случае про рынок МФО мы будем слышать все меньше негативных оценок, а его вклад в решение социальных проблем будет для рынка более очевиден и весом.

Беседовала Екатерина КАЦ