«Через три-четыре месяца в Крыму будет нормальная банковская сеть»
Фото: АСВ

«Через три-четыре месяца в Крыму будет нормальная банковская сеть»

Андрей Мельников
заместитель генерального директора Агентства по страхованию вкладов
6401

Фонд защиты вкладчиков Крыма с мая осуществляет первые компенсационные выплаты жителям полуострова. О том, с какими трудностями столкнулись сотрудники фонда при возмещении депозитов крымчанам и когда фонд завершит свое существование, порталу Банки.ру рассказал заместитель генерального директора Агентства по страхованию вкладов Андрей МЕЛЬНИКОВ.

– Андрей Геннадьевич, какова текущая ситуация с вкладами крымчан? Что успел сделать для них фонд за три месяца?

– Каждую неделю мы публично раскрываем статистику о работе фонда: на данный момент можно утверждать, что основной поток выплат завершен. Это подтверждается цифрами. Решения о выплатах приняты в отношении 172 тысяч человек на сумму в 19,5 миллиарда рублей. В десяти из 38 банков, по которым фонд осуществлял выплату компенсаций, уже прекращен прием заявлений. Остались только те граждане, которые в силу обстоятельств непреодолимой силы не смогли вовремя подать документы. Но отдельные заявления пока поступают. В конце августа – начале сентября фонд завершит прием заявлений в подавляющем большинстве банков, поскольку пройдут законодательно установленные сроки.

Основная проблема, с которой мы сегодня сталкиваемся, – отсутствие у заметного числа жителей Крыма (их порядка 70–75 тысяч человек) части или полного комплекта документов, подтверждающих размер обязательств банков перед ними.

– Это связано с особенностью работы украинских банков до вхождения Крыма в состав России?

– Это связано с тем, что украинские банки не передают никакую информацию о своих обязательствах. У нас есть доступ только к архивным данным Ощадбанка. Поэтому с вкладчиками данной кредитной организации проблем нет. Но это единственный банк. С остальными 37 украинскими банками проблема остается. Подтвердить размер обязательств можно либо из первичной документации, которую предоставит сам клиент, либо получить ее от банка. А украинские банки до сих пор молчат.

По сути, есть две проблемы: украинские банки не подтверждают сведения о размерах вкладов, а в тех документах, которые приносят вкладчики, есть некоторые юридические неточности. Например, некоторые вкладчики приходят за компенсацией только с договором об открытии депозита. Но без свидетельства о внесении денежных средств или их наличии. То есть без приходно-кассового ордера, выписок по счетам или иного свидетельства обязательств банка перед физлицом на какой-то момент времени. Мы не можем без этого подтверждения выплачивать компенсацию.

Наиболее сложная ситуация с клиентами ПриватБанка, а из указанных выше 70–75 тысяч человек большинство – клиенты именно этого банка. У нас есть некоторые процедуры, которые позволяют «на грани фола» подтверждать размер обязательств перед клиентами, – например, фотографии системы «Банк – клиент» на экране компьютера, но в присутствии наших сотрудников. Часто люди заказывают у ПриватБанка справки через интернет-сервис 3700, они генерируются в виде некоего электронного файла, который можно редактировать. Их распечатывают и приносят нам, но это недостаточное доказательство. По сути, это просто бумага, а не документ, который имеет юридическую силу. Закон обязывает нас производить выплаты по подтверждающим документам, а эти файлы юридически не подтверждают обязательств банка. А ведь фонду после выплаты компенсаций предстоит идти в суд. Такие документы суд даже не примет к рассмотрению.

Это клубок проблем, который существует на данный момент. Некоторые клиенты ПриватБанка ездят на Украину, периодически сам банк включает интернет-сервисы – тогда наши работники делают снимки с экранов. Из указанных выше 70–75 тысяч человек в адрес примерно 35 тысяч крымчан фонд производит частичные выплаты по тем документам, которые предоставляются. А оставшаяся часть пока ожидает компенсационных выплат.

– Грустно…

– Формально у этих вкладчиков нет документов. Но мы со своей стороны изыскиваем различные способы получить подтверждения размера обязательств банка перед этими людьми. В том числе сейчас ведем переговоры с IT-специалистами и юристами о том, как можно подтвердить, что справки, полученные в электронном виде через Интернет, не редактировались, а оформлены надлежащим образом.

Есть и другие проблемы. Например, с установлением места жительства вкладчика. Сейчас по ним также ведется работа.

Видимо, в таком режиме разрешения спорных и нестандартных ситуаций мы будем жить еще и в сентябре.

– Что будет после?

– С точки зрения выплат компенсаций по вкладам фонд выполнит свою работу. Затем в полной мере будет проводиться – она уже началась – претензионно-исковая работа по возврату выплаченных денег. На данный момент фонд подал десять исков в Крыму в отношении украинских банков. По части из них имущество банков арестовано, часть исков пока остается без движения. Но по всем 38 банкам мы подадим соответствующие иски. То есть перейдем к обращению взыскания на имущество, если банки добровольно не рассчитаются с фондом.

– Фонд будет подавать иски против каждого банка отдельно?

– Да, против каждого банка.

– Выплачивается ли компенсация крымчанам, которые не поменяли украинский паспорт на российский?

– Да. Ведь эти вкладчики жили в Крыму, формально они не обязательно должны быть гражданами РФ. В законе прописано, что выплаты производятся физическим лицам, проживающим на территории Республики Крым и города федерального значения Севастополя. У нас большое количество людей, которым фонд выплачивал компенсацию по украинским паспортам.

– Фонд уже почти завершил работу с вкладчиками украинских банков. Будет ли он решать проблемы заемщиков?

– Вопросы заемщиков не входят в компетенцию фонда. Мы исполняем только закон о компенсационных выплатах.

– Как Агентство по страхованию вкладов сотрудничает с российскими банками в Крыму?

– У нас есть только два «новичка» на территории Крыма – ЧБРР и банк «Морской». Совсем недавно они стали участниками системы страхования вкладов, получив лицензию Банка России. Все остальные – это российские банки, которые давно уплачивают взносы в ССВ.

Наше взаимодействие с ними как Агентства по страхованию вкладов ограничивается взиманием взносов. А наше взаимодействие с банками как Фонда защиты вкладчиков Крыма заключается в передаче им в аренду имущества ушедших из Крыма украинских банков и выполнении агентских функций при компенсационных выплатах. Без них мы бы не справились.

– За пять месяцев российские банки в Крыму открыли огромное количество отделений. Осталось еще что передавать?

– Имущество, которое было интересно банкам в первую очередь, уже передано. Список того, что «не интересно», опубликован на сайте фонда. Данное имущество будет реализовываться в рамках публичных оферт. При этом указанное имущество могут получить не только банки. Мы готовы заключить договор аренды с любыми юрлицами.

– Как вы видите работу банковской системы Крыма через год?

– Уже сейчас на территории Крыма российские банки развернули широкую сеть отделений, банкоматов и POS-терминалов. Думаю, что через год, даже раньше – в течение трех-четырех месяцев, здесь появятся все стандартные банковские услуги, будет нормальная насыщенная банковская сеть.

На самом деле будет преувеличением сказать, что российские банки в Крыму только догоняют по насыщенности банковских услуг украинские кредитные организации. По числу отделений мы уже почти находимся на том же уровне, который был в Крыму до весны этого года. Формально статистику портит ПриватБанк: у него было порядка 300 отделений по всему Крыму, из них около 200 отделений – это обменные пункты, которые на самом деле работали под франшизой «Приват».

– То есть это были не структурные подразделения банка, как сейчас того требует российское законодательство?

– Это были псевдоструктурные подразделения банка. На них значилось имя банка, а внутри сидели частные лица, которые, по сути, платили «Привату» за использование бренда.

Так вот, эти отделения создают сильную погрешность. Если исключить из данных информацию об этих отделениях, получится, что сейчас в Крыму почти столько же отделений, сколько было до вхождения полуострова в состав России.

За пять месяцев проделана колоссальная работа. Была создана с нуля банковская система на целом полуострове. Фонд тоже был участником этого строительства, он передал в аренду почти три четверти всех отделений украинских банков в Крыму – ПриватБанка и Ощадбанка — в основном РНКБ и Генбанку.

– Что вас больше всего поразило, когда АСВ пришло в Крым?

– Здесь была революционная ситуация, здесь все было поразительно…

– Что будет с Фондом защиты вкладчиков, когда его работа в Крыму закончится?

– Фонд – это временная структура. Когда работа в Крыму закончится, фонд будет ликвидирован, все неиспользованные деньги вернутся в Агентство по страхованию вкладов. Полагаю, это произойдет через три-пять лет.

Беседовал Михаил ТЕГИН, Banki.ru