«Сейчас самый простой способ стать «богатым» — это  взять взаймы»
Фото: Лето Банк

«Сейчас самый простой способ стать «богатым» — это взять взаймы»

Дмитрий Руденко
президент — председатель правления Лето Банка
13016 6

Президент – председатель правления Лето Банка Дмитрий РУДЕНКО рассказал порталу Банки.ру о том, как ищет путь к сердцу своего клиента, о том, кто такие профессиональные заемщики, есть ли у банка административный ресурс и почему услуги кредитной организации рекламирует шоумен Семён Слепаков.

Лето Банк, созданный два года назад для кредитования широких народных масс, постепенно смещает направление своего бизнеса в сторону расчетных и сервисных инструментов. Тот целевой сегмент, в котором работает сейчас «дочка» ВТБ 24, подвержен большому давлению. Поэтому банк снижает аппетит к риску. В дальнейшем банк будет двигаться в ключе самоуправляемых клиентом простых продуктов.

– Два года назад ваше первое интервью в должности председателя правления Лето Банка портал Банки.ру опубликовал с таким заголовком: «Кто-то должен позаботиться обо всей стране…». Расскажите, как вы заботились о стране эти два года?

– Страна большая, я стараюсь. И весь банк старается в силу своих возможностей, с учетом того рынка, той экономики, в которых мы живем. Мы по-прежнему считаем порочным скрывать стоимость тех или иных услуг. Мы по-прежнему считаем порочным их навязывать. Мы не хотим закредитовывать клиента, который к нам пришел. Мы считаем себя ответственными за выданные кредиты, поэтому проводим сейчас довольно консервативную политику при выдаче кредитов.

– Если говорить о географическом покрытии Лето Банка, куда вы еще не дошли?

– Мы не дошли до Дальнего Востока. На Улан-Удэ остановились. На Кавказе мы присутствуем. Не во всех республиках, но присутствуем.

– Когда вы дойдете до Дальнего Востока?

– Это вопрос к совету директоров. Технически мы готовы. Наши технологии позволяют нам работать где угодно, хоть на Южном Полюсе. Вопрос только в том, готовы ли акционеры инвестировать в развитие этих регионов. Потому что работа на Дальнем Востоке специфична, часовые пояса удалены. Соответственно, все сервисные службы должны быть перестроены. А концентрация населения не так высока, как в центральных регионах. Но я считаю, что было бы хорошо в следующем году зайти туда.

– Два года назад вы говорили, что объем инвестиций материнской структуры в развитие Лето Банка за пять лет составит 25 миллиардов рублей. Сколько средств было инвестировано в Лето Банк за эти два года?

– К концу года этот показатель составит немногим более 9 миллиардов рублей. Мы план по инвестициям не превышаем. Но и эти инвестиции не являются инвестициями в понимании, что мы взяли и «проели» эти деньги. Это в том числе требования к капиталу, которые сегодня существуют из-за мультипликатора высоких ставок. Чтобы не было иллюзии, что мы взяли почти 10 миллиардов рублей и построили на них 400 отделений. Нет, конечно, они столько не стоят.

– А уже известно, сколько средств вам ВТБ 24 предоставит в следующем году?

– Нет. Бизнес-план формируется. Естественно, мы предложим совету различные варианты, оптимистические, пессимистические сценарии. А совет на это отреагирует обычным критическим отношением к расходам и оптимистическим – к доходам. И при этом все дисконтирует на свои возможности нас поддерживать. Это нормальный подход акционера. Однако в сегодняшней ситуации, тем более с учетом развития событий, я честно сейчас не могу предсказать, какой будет в итоге сценарий нашего финансирования.

– В своих недавних выступлениях вы упоминали о снижении качества заемщиков в России…

– Я бы сказал, не качество заемщиков, а качество обслуживания портфеля этих заемщиков. Люди остались людьми, они не поменялись. Просто они не могут свои обязательства оценить, как и не могли раньше. И теперь не способны обслуживать свои долги, потому что набрали их больше, чем могли себе позволить.

– Это их низкая финансовая дисциплина? Это ухудшение экономической ситуации в стране?

– Я бы сказал, что у этой проблемы три корня. Вот вы два упомянули, есть еще третий. Первое – это, действительно, ментальность нашего человека определенного типа, который хочет жить не по средствам. Мы все хотим жить красиво и хорошо. Но не все для этого готовы учиться 10 лет, работать 20 лет, пробиваться, что-то изобретать, набивать себе шишки. Гораздо проще – «по щучьему велению» – и ты богатый. Сейчас самый простой способ стать таким «богатым» – это взять взаймы. Такова ментальность социума. С этим трудно что-то сделать. Наверное, здесь должна быть общенациональная идея того, что если ты живешь по средствам, то в этом нет ничего плохого. Учись экономить, учись считать. Не стыдно проверить стоимость кредита. Не стыдно спросить, сколько это стоит, и поторговаться, если даже вы покупаете арбуз на рынке. В этом нет ничего зазорного. А вот тема русского шика – «лучше я переплачу в два раза, зато я круто выгляжу» – с этим надо заканчивать. Это, конечно, сложно, на это столетия уйдут, я думаю. В итоге часть людей ушла в режим, когда они живут не по средствам. И набирают кредиты, прекрасно в душе понимая, что отдать их не смогут. Но я не хочу их даже подозревать в каком-то умысле. Мне кажется, они просто затыкают уши, чтобы не слышать голос своего разума. И говорят себе: «разберемся как-нибудь». Это действительно такие кредитоманы и профессиональные заемщики, если цивилизованно говорить.

И здесь появляется вторая проблема, о которой вы не сказали. Это, собственно, ответственность банков, кредиторов, МФО и так далее. Не секрет, что зачастую системы мотивации, особенно для продавцов, чаще всего построены по принципу «чем больше продал, тем больше получил». Судя по тому, что я вижу в кредитных историях людей, продавцов кредитов часто не заботит, что потом их же коллеги по банку из подразделения сбора долгов будут мучиться. Поэтому мы в Лето Банке стараемся свои фронтальные подразделения обучать, проводить регулярные так называемые урожайные недели, переаттестации. А системы мотивации завязали в том числе на риск. У каждого нашего менеджера есть калькулятор доходов и расходов клиента. И вместе с клиентом они его заполняют, чтобы просто посмотреть, сколько он реально сможет отдавать.

Третья проблема – это, конечно, экономика. Безусловно, она ударила больше всего именно по старым портфелям. Потому что если по новым выдачам, 2014 года, риски ведут себя нормально, то по старому портфелю (2013 год и ранее) ситуация заметно хуже. Это следствие негативного, несколько депрессивного тренда в экономике. Дело в том, что, когда вы работаете в массовом ретейле, надо помнить, что зачастую реальная ситуация в экономике даже не так важна, как слухи и ощущения. То есть поведение людей меняется не потому, что все совсем плохо, а во многом потому, что об этом по телевизору говорят и в газетах пишут.

– Как изменился у вас процент отказа в кредитах?

– Прежде мы одобряли примерно 30% заявок, это было даже выше рынка. Сейчас около 20%. Это по кредиту наличными. По POS-кредитованию он практически не менялся – более 60%. Это нормально. Ведь там, как правило, отсутствует один элемент проблемы — это заимствование на неразумные расходы. Потому что, если это POS, значит, либо шуба, либо холодильник – вещи вполне нужные, и их покупка в кредит выглядит вполне логичной и обдуманной. Может быть, только сотовый телефон в кредит покупать не слишком разумно. На рынке много доступных по цене аппаратов. Не обязательно приобретать сразу дорогой смартфон.

– Сколько в среднем кредитов у ваших заемщиков?

– Я думаю, в среднем два точно есть, плюс еще наш.

– Это кредиты такого же уровня, как у вас, или все-таки что-то более серьезное, вроде авто или даже ипотеки?

– POS- или кредиты наличными. Карточки я не считал. Потому что там есть массовая эмиссия больших банков, когда они веерно всем рассылали эти карты. Карты сейчас есть почти у каждого. Я даже кредитом могу это не считать, если там небольшие суммы. Ипотека встречается, конечно. Но это нечасто в нашем сегменте. Потому что эти люди, как правило, ипотеку-то не тянут.

– Какие именно расчетные продукты вы планируете запустить в следующем году?

– Мы работаем над мобильной платформой, интернет-банком и над возможностью создать личный кошелек. Кошелек, который помнит, куда вы что платили, где можно настроить регулярность платежей. А дальше возможны варианты. Конечно, мы предложим его каждому клиенту, у которого в руках смартфон, например, и он берет POS-кредит. Зачем ему куда-то звонить, если он будет видеть всегда в онлайне ситуацию со своим кредитом. Но это только канал. Мне хочется сделать нечто нужное людям. Вот в этом философия Лето Банка. И мы будем искать те ниши, где наши идеи могут быть применены. Потому что, если вы зайдете на любой AppStore, Android Market, увидите миллионы приложений. Но топ-приложений не миллион. И я уверен, что это те приложения, которые оказались в нужное время в нужном месте.

– Принято считать, что мобильные приложения, интернет-приложения востребованны у людей с достаточно высоким уровнем образования, высоким уровнем обеспечения финансового. Это не массовый продукт. По крайней мере, в России на текущий момент. Вы работаете с массовым сегментом. Почему вы уверены, что мобильное приложение и интернет-банк будут востребованны у вас, позволят вам заработать?

– Для этого мы должны будем придумать путь к сердцу нашего клиента. Какие предпосылки есть? Проникновение смартфонов больше 50%. И не просто смартфонов, а часто дорогих и мощных смартфонов. Уверен, что не все владельцы таких аппаратов умеют ими пользоваться по полной. Люди пишут СМС, звонят, в лучшем случае пользуются каким-то мессенджером, хотя и в этом у меня большие сомнения. Но есть платформа, она и продвигается. Очевидный тренд говорит о том, что обычные телефоны «умирают». И так с каждым новым удешевлением смартфонов.

Наши действия будут в том, чтобы выйти на рынок не с приложением для телефона, а с сервисом. И так его запаковать, и так отмаркетировать, чтобы люди сказали, что им нужен этот сервис. Мы поговорим с клиентами и выясним форму, как это будет выглядеть. Конечно, для начала нужно сделать техническую платформу, но техническая платформа – это же просто механика. Какие будут цвета, будут кружочки или квадратики, будет это мобильный или Интернет, компьютер или планшет, или что-то другое – это все решаемо. Главное – идея.

– Но задачи функциональные -- это основные платежи, за ЖКУ, телефон, переводы с карты на карту?

– Да, конечно. Еще и депозит. Почему нет?

– Вы запустили телевизионную рекламу с резидентом «Камеди Клаб», бывшим известным кавээнщиком Семёном Слепаковым. Почему был сделан такой выбор?

– Во-первых, надо признать, что аудитория «Камеди Клаб» – это наши клиенты. Во-вторых, посмотрите в YouTube количество кликов на песни Семёна. Какие бы они ни были, цензурные или не очень, но всегда юморные. Народ наш склонен к такому своеобразному юмору. В-третьих, нам очень понравилась позиция самого Семёна. Мы встретились, разговаривали довольно долго. Он очень дотошно спрашивал про все продукты, как считаются проценты, например. Я первый раз увидел, чтобы селебрити так интересовался продуктом. А потом он объяснил свою позицию: «Я не хочу, чтобы люди под мое имя были обмануты». И вот в этом смысле мы полностью совпадаем по философии. Мы не хотим обманывать. Если Семён говорит, пусть с юмором, что дальновидные берут кредит с «Суперставкой», я гарантирую, что любой человек, соблюдающий правила, заранее описанные в договоре, получит свои деньги назад. Или Семён говорит: «ноль процентов». Возьми кредитную карту, не порть отношения с друзьями финансовыми отношениями, я подтверждаю, что по этой карте процентов нет. Поэтому он так дотошно меня пытал. Покруче, чем журналисты, по каждой линейке продуктов. И мне это очень понравилось.

– А вы в дальнейшем с ним планируете сотрудничать?

– Я бы, может, и планировал. Но бюджет определяет совет директоров. Если бюджет будет достаточно экономный, может быть, мы и не сможем себе этого позволить.

– У банка довольно высокая – 11,5% – просрочка. Ваши коллеги утверждают, что это неплохо для банка с такой кредитной политикой, как у вас…

– Я вам так скажу: это еще не так плохо. Нас нельзя сравнивать с банками класса ВТБ 24. Старый портфель, ипотека, автокредиты, зарплатные проекты. И клиентский сегмент другой. Другие ставки и, соответственно, другая маржа. Там, где большие банки чувствительны к половине процента просрочки, мы, например, нечувствительны. Ну и обратная история. Если бы у меня спросили: «Хотите ли вы заниматься ипотекой, автокредитами, VIP-клиентами?» – я бы сказал: «Да, хочу». Но тогда резонный вопрос: а зачем для этого Лето Банк? Мы работаем в сегменте высокорискованном. Это правда. Наши клиенты – в основном люди небогатые. Это люди, как правило, работающие все-таки в малых предприятиях. Это молодежь, пожилые люди, домохозяйки иногда. И в этом смысле в сегодняшней экономике 11% или даже 15% просрочки – не так плохо. Наши коллеги по цеху рассказывали, в разных интервью, что у них и 20%, и 25%. А если посмотреть внимательно на их балансы, то все будет еще печальнее.

– Не так давно вы стали сотрудничать с сетью «Обувь России». Вы планируете еще работать с сетями подобного уровня?

– Да, мы хотим. С какими? Хотим со всеми. Я готов разговаривать – можете прямо так написать – с любыми. С «М.Видео», «Эльдорадо». Будем садиться, договариваться. Мы готовы. Технологически мы лучше наших конкурентов. За этот год устранили все «баги», отработали технические вопросы. Мы можем быстро обрабатывать большие объемы заявок. У нас нет проблем с фондированием. Нас поддержит акционер. Мы не скажем в высокий сезон: «Хватит, у нас кончился капитал». Мы в этом смысле надежный партнер. Что мы не делаем? Мы не «втюхиваем» супердорогие кредиты. И поэтому не готовы платить там, где входные билеты очень высокие, перекладывая этот расход на клиентов.

– До конца года будут подписаны еще договоры?

– Хотелось бы. Сейчас как раз сезон, когда торгуются за следующий год. Начинают размещение. Коммерческая служба банка получила команду разговаривать со всеми.

– Сейчас основной источник фондирования – это материнские средства, которые вы получаете в виде межбанковских кредитов. Какие-то дополнительные источники будете искать? Вклады населения?

– Да, мы хотим запустить депозитную программу. Мы работаем над этим вместе с текущим счетом, с личным кошельком. Потому что одно без другого не работает. Я думаю, что это уже будет часть бизнес-плана следующего года. Технология будет доступна нам в декабре.

– Это будут обычные срочные продукты?

– У нас в любом случае это будет завязано с карточкой и со счетом, потому что в клиентских центрах Лето Банка нет касс. А что касается продукта, философия будет та же самая. Они должны быть очень простыми. Сложнейшие депозиты с какими-то внутри передвижениями, отслеживанием курсов валют или стоимости зерна — нет… Наши клиенты это не поймут. Поэтому мы подумаем, поговорим с клиентами, что они воспринимают. И постараемся сделать очень простые продукты.

– Мобильное приложение, интернет-банкинг, новые депозиты. Что еще нового будет в Лето Банке?

– Это и так для двухлетнего банка будь здоров. Банки уже тысячу лет ничего не придумывают нового. Они занимают, кредитуют и переводят деньги. Всё. Любой банковский продукт я берусь разложить в этом векторе. И в этом смысле выигрывает тот, кто оказывается в нужное время в нужном месте с нужным правильным продуктом.

– Планируете ли вы запускать систему денежных переводов?

– Мы сейчас эту технологию внедряем.

– Давайте поговорим о тех изменениях, которые происходят внутри банка. Планируете ли вы новые департаменты открывать? Какие-то новые направления?

– Нет. Мы пока не бюрократическая структура, я надеюсь. У нас много сотрудников, это в основном коммерсанты, расчетный центр работы с клиентами, то есть колл-центр, а также кредитный центр для принятия решений о выдаче кредита. Растет служба collection – понятно, почему. Административная наша структура не растет. Мы так же занимаем всего один этаж в бизнес-центре. Там по-прежнему работает не так много людей. Поэтому ничего такого глобального нет. Но я не исключаю, если выстрелит какое-то направление, например текущие счета, наверное, это надо будет вывести в отдельное подразделение, если потребует экономика.

– Сейчас ЦБ проводит довольно серьезные мероприятия по сокращению числа кредитных организаций, также ограничивает рост необеспеченных кредитов, в результате чего многие заметные игроки рынка чувствуют себя не слишком комфортно. Многие из них утверждают, что позиции Лето Банка как госбанка на этом фоне заметно улучшаются.

– Если вы говорите об административном ресурсе, то я его не чувствую. Что касается действий регулятора, некая медицинская необходимость в этом есть. Мне кажется, для российской экономики такое число банков велико и неуправляемо. Но это вкусовщина. Потому что если они все выполняют нормативы, если они хорошо работают, то пусть и дальше успешно существуют. А если нет, то регулятор абсолютно прав.

Беседовала Наталья РОМАНОВА, Banki.ru