Джеффри Ассельстайн: «Я убежден, что никогда не поздно выходить на рынок»

Джеффри Ассельстайн: «Я убежден, что никогда не поздно выходить на рынок»

2003

Глава HSBC Bank RR Джеффри Ассельстайн рассчитывает, что банк вырастет вместе с экономикой России

После того как в 2000 году британский HSBC купил Republic National Bank of New York, ему досталось среди прочего и подразделение этого банка в Москве, открытое еще в 1996 году. Сейчас HSBC Bank RR по размерам активов входит в сотню крупнейших банков России, но возглавивший его с конца 2004 года Джеффри АССЕЛЬСТАЙН обещает, что главные успехи впереди. В интервью «Ведомостям» он рассказал, почему банк, ограничивающийся пока единственным офисом на Павелецкой площади в Москве, не стремится резко расширять свой бизнес.

Вы полностью удовлетворены тем, как развивается российский бизнес HSBC ?

Мы неплохо растем и будем продолжать это делать еще долгое время. Россия становится весомым потребителем услуг глобального HSBC. И это тот путь, по которому мы будем двигаться.

Каковы сейчас роль и место России в глобальном бизнесе HSBC ?

В минувшем году прибыль группы HSBC составила около 10 млрд. фунтов. Еще многое предстоит сделать, чтобы Россия заняла сколь либо значительное место в глобальном бизнесе группы. Вряд ли это произойдет в ближайшие несколько лет.

Может ли этот процесс ускориться?

Мы сегодня смотрим на то, что позволит нам существенно вырасти. Мы убеждены, что должны быть полностью вовлечены в местный рынок, поэтому в сфере наших интересов многое: потребительские кредиты, ритейл, страхование, управление активами… И хотя сегодня нет конкретных планов в отношении этих сегментов рынка, мы постоянно держим руку на пульсе.

Вы уже давно держите руку на пульсе. Когда же начнется движение?

Я вам не скажу дату, поскольку ее просто нет. Но уверен, что рано или поздно это время придет. Я убежден, что никогда не поздно выходить на рынок. А простое присутствие не имеет особого смысла. Когда в 1990 г. я пришел в HSBC, то в мировой табели о рангах он не входил и в десятку крупнейших. Сейчас мы в тройке лидеров. Отчасти это следствие институциональных преобразований в банковской системе. Но сейчас мы один из крупнейших банков в Великобритании, хотя, по существу, вышли на этот рынок менее полувека лет назад. Поэтому не надо спешить, надо делать вовремя.

Но чем раньше начнешь, тем больше заработаешь?

Не обязательно. На этом пути могут быть и ошибки. Есть разница между быстрыми решениями и хорошими решениями. Мы стараемся делать продуманные, правильные шаги, опираясь на сильную базу. HSBC — долгосрочный банк. Мы не мечемся из страны в страну. Во многих странах мы банк № 1 и работаем уже давно. То же со временем будет и в России. Стратегия ведь одна — развиваться.

Как же звучит стратегия в отношении России?

Для многих приходящих в Россию местный рынок очень новый, все рыночные формы весьма молоды. У нас нет миссии начать делать то, что еще никто не делает. В России будут со временем востребованы все те финансовые услуги, которые пользуются спросом во всем мире. И мы будем участвовать в этом процессе. У нас есть стратегические планы, но нельзя сказать, что все шаги наперед уже прописаны. Возьмем ту же розницу. Есть несколько вариантов на выбор: поглощение, органический рост, распространение во всех регионах или концентрация усилий в нескольких особо крупных…

Как сильно будет расти ваш российский бизнес?

Он удвоится за три года.

Пока что вы ограничиваетесь работой с корпоративными клиентами?

Мы продолжаем концентрироваться на инвестиционном и корпоративном бизнесе. Но в последнее время мы еще усилили позиции на фондовом и денежном рынке за счет развития нашего казначейства, наладившего систему сопровождения заказов из Лондона в Россию и наоборот. Сейчас мы сосредоточились на двух группах клиентов. Это местные компании, в том числе и всем известные, которые я предпочел бы не называть. Мы расширяем круг клиентов и среди тех, кого принято называть компаниями второго эшелона, хотя мне такой термин не совсем по душе. Мы также продвигаем наши услуги и для иностранных компаний, которые все активнее приходят в Россию.

В России три десятка иностранных банков, и все они говорят, что крупнейшие российские корпорации — их клиенты. Так что здесь преобладает — предложение или спрос?

Конкуренция здесь весьма высока. Я бы даже сказал — очень высока. И даже среди международных банков за крупные компании. Вот почему некоторые отказываются от борьбы за этот рынок или по крайней мере задумываются о ее пользе. Сегмент крупнейших компаний достаточно ограничен. Они дают хорошую рекламу банку, но их малые коллеги приносят больше денег и имеют более амбициозные планы.

А насколько большой должна быть компания, чтобы стать вашим клиентом?

Ей не обязательно быть очень большой. Нам интересны региональные игроки, потребность которых в заемных средствах составляет 50 млн. долларов.

Какие перспективы у кредитов, выданных HSBC «ЮКОСу»?

Это сделка проводилась лондонским подразделением, а не российским. Поэтому я не могу ее комментировать.

Но история с долгами «ЮКОСа» как-то повлияет на ваши отношения с «Газпромом» и «Роснефтью»?

«Газпром» и «Роснефть» — это крупнейшие российские компании. И всегда найдутся финансовые институты, готовые им ссудить.

Как будет развиваться финансовый рынок в России?

Я уже говорил, что пока все достаточно молодо. Но развитие происходит чрезвычайно быстро. И в правильном направлении. По крайней мере то, что делает Центробанк, например, введение системы страхования вкладов, весьма позитивно. Местный рынок продолжит расти. Гуляя по улицам, можно видеть, что быстро выстраиваются ритейловые сети, развиваются другие виды бизнеса.

HSBC еще оказывает консалтинговые услуги в России. Что сейчас интересует российских заказчиков?

Поглощения сейчас весьма горячая тема. В Москве порядка 600 банков, и ей столько не надо. Сегодня очевидно, что в банковской системе, как и в других отраслях, следует ждать усиления консолидации. Я считаю, что России необходимо достаточно небольшое (не готов говорить, какое именно) число больших сильных банков, способных предоставлять розничные услуги по всей стране.

А вы не собираетесь поучаствовать в этом процессе, приобретя кого-нибудь?

В принципе, мы не отказываемся от приобретения местного банка для усиления своих позиций. Однако пока о подобной сделке речь не идет.

Что сегодня сдерживает вашу работу в России?

Я бы не стал говорить о барьерах. Чем более развитым становится рынок, тем больше мы видим открывающихся перед нами возможностей. Но мы убеждены, что банк не может сделать больше, чем требуется его клиентам. А потому все наши перспективы увязаны с развитием экономики в стране. Мы ожидаем продолжения реформ в банковском секторе. Россия слишком велика в глобальном плане, чтобы ее игнорировать. Глобальные розничные сети приходят в Россию, на нее смотрят крупнейшие мировые производители. И банки не исключение.

Вы говорите, что Россия один из основных регионов для роста. А где еще вы ожидаете рост?

В той или иной степени схожая картина складывается в Китае, Индии, Бразилии. Активно растет Аргентина. И пока в России предпосылки лишь формируются, эти четыре страны, пожалуй, можно считать наивысшими приоритетами у группы. Хотя мы ожидаем, что Россия может стать большим потребителем наших услуг, это все же пока вопрос перспективы.

Когда же это произойдет?

Я же не могу назвать день и час. Но надеюсь, в ближайшие пять лет это произойдет. Мы здесь не исключение — на Россию обратили свою взоры все ведущие международные банки.

Они в конечном итоге победят российские банки в конкурентной борьбе?

Это поможет усилить российский банковский сектор. Ведь приходят капитал, эксперты. Но до появления значимой доли иностранцев на российском рынке должно пройти очень много времени. Сложно себе сейчас представить даже возможность доминирования иностранных банков в России. Для любой отрасли конкуренция — это благо. Причем конкуренция определяется не количеством участников — ведь не все же 600 московских банков реально конкурируют между собой. Если посмотреть на нас, то в нашем офисе работает лишь четыре иностранца. А те, кто непосредственно работает с клиентами, — все русские. Я бы в перспективе говорил о российском HSBC просто как о местном банке. Его бизнес будет развиваться в России и всецело зависит от ситуации на местном рынке. Исключительно на местных рынках поднимались подразделения нашей группы во многих странах, например, в Катаре и Бахрейне. Так же будет и в России.

А каковы результаты подразделения HSBC Private Banking в России?

Полной картиной не владею, поскольку это наш отдельный банк, зарегистрированный в Швейцарии. Но, по моей информации, все развивается удачно. Люди несут деньги, поскольку доверяют нашему брэнду.

Чем вызван недавней уход группы менеджеров из вашего банка?

Смена кадров присуща любой компании, особенно когда вы хотите, чтобы у вас работали лучшие профессионалы. Численность наших сотрудников за последний год увеличилась с 50 до 80 человек.

Представительства в других городах не собираетесь открывать?

На данном этапе таких планов нет. Еще много дел предстоит сделать в Москве.

БИОГРАФИЯ

Джеффри Ассельстайн родился в 1966 году в Канаде. В 1990 году окончил Wilfrid Laurier University (Канада). В 1990—1997 гг. работал на различных должностях в Hongkong Bank of Canada. В 1997 г. назначен ассоциированным директором в HSBC Private Bank (Лондон). В 2001 г. стал менеджером по персональным финансовым операциям HSBC в Ливане. В 2003 году назначен старшим менеджером HSBC в Великобритании. C 2004 года — председатель правления ООО «HSBC Bank RR».

О КОМПАНИИ

Hongkong and Shanghai Banking Corporation, впоследствии HSBC Group, была основана в 1865 году в Гонконге для финансирования торговли между Китаем и Европой. Штаб-квартира расположена в Лондоне. По данным журнала The Banker, на начало 2005 г. HSBC занимал 3-е место в мире по размеру капитала (68,6 млрд. долларов) и 4-е — по активам (1,3 трлн. долларов). Дочерний банк в России — ООО «HSBC Bank RR», по данным ЦЭА «Интерфакса», на 1 июля обладал активами в 14 млрд. рублей (69-е место в стране) и капиталом в 831,9 млн. рублей (183-е место).

Василий КУДИНОВ