«Российской банковской системе стоило бы перенять у Японии взвешенность»
Фото: ЯР-Банк

«Российской банковской системе стоило бы перенять у Японии взвешенность»

Ярослав Книгницкий
председатель правления ЯР-Банка
6815

В беседе с обозревателем портала Банки.ру председатель правления ЯР-Банка Ярослав КНИГНИЦКИЙ рассказал, чем российские клиенты банков отличаются от японских и за счет чего ЯР-Банк в будущем сможет прорваться в первую сотню по активам.

– Какой путь развития вы для себя выбрали – классический универсальный или продвинутый дистанционный?

– Если говорить о стратегии, связанной с развитием бизнеса, все-таки мы остаемся универсальным банком. Несмотря на то что с приходом в банк японских партнеров (в 2011 году 50% уставного капитала банка приобрела крупная японская финансовая группа SBI Holdings Inc. – Прим. ред.) мы очень серьезно продвинулись в части дистанционного обслуживания клиентов, для себя однозначно понимаем: в той ситуации, которая сейчас существует на рынке, нам хотелось бы сохранить всю корпоративную часть нашего бизнеса. На ближайшую перспективу она является для нас главным источником дохода.

Новый дистанционный розничный проект, который мы запустили летом, достаточно масштабный, он начнет приносить прибыль в ближайшие два-три года.

– Расскажите подробнее об этом проекте.

– В банке мы называем его проектом интернет-банкинга, потому что все основные операции клиенты могут осуществлять именно через интернет-банк. Конечно, у нас остается розничное направление, которое мы обслуживаем через офис. Но эта розница не такая широкомасштабная, как та, которую мы развиваем путем дистанционного обслуживания клиентов. Основной акцент продвижения банка в розничном направлении мы будем делать именно на дистанционном банковском обслуживании (ДБО).

Согласно нашим планам, в среднесрочной перспективе 5–10 лет, по всей видимости, дистанционное обслуживание и розница должны «перевесить» корпоративный бизнес банка.

– Что включает проект вашего интернет-банкинга?

– Летом мы стартовали с простых кредитных карт. Сейчас усиленно работаем над зарплатными проектами и над дебетовой картой. В перспективе хотели бы иметь очень широкую продуктовую линейку для дистанционного банковского обслуживания. Тут важно определиться, какой сектор рынка мы хотим охватить, потому что каждый банк, который занимается ДБО, выбирает свою политику обслуживания. Кто-то идет в микрофинансирование и занимается сегментом рынка, который «поставляет» клиентов с доходами 30–50 тысяч рублей, кто-то «берет» более высокий сегмент. Мы сейчас тестируем все сектора рынка. Поэтому у нас пока нет понимания, будем ли мы работать со студентами или только с VIP-клиентами. Скорее всего, выберем разумное сочетание, но в какой сегмент «уклонимся» больше, говорить пока рано.

– Чтобы открыть кредитную карту в рамках проекта интернет-банкинга, мне ни разу не нужно будет появляться в вашем офисе?

– Более того, вам не нужно появляться в нашем офисе даже для того, чтобы открыть вклад. Мы сотрудничаем с компанией «СПСР». Ее курьеры являются полноправными представителями нашего банка, с лета они доставляют кредитные и расчетные карты нашим новым клиентам в Москве и Санкт-Петербурге. Уже решено, что в ближайшем будущем мы совместно с СПСР начнем доставлять карты еще в два-три региона.

Чтобы дистанционно открыть у нас депозит, вам необходимо оставить заявку на сайте и дождаться курьера СПСР. Он привезет вам карту, которая будет привязана к депозиту, сфотографирует вас, проверит ваш паспорт и даст на подпись договор. Потом с помощью полученной карты вы сможете вносить во вклад деньги через сеть банкоматов.

И, главное, вся эта процедура совершенно безопасна – карта доставляется без ПИН-кода, клиенты получают его уже потом, после звонка в контакт-центр банка.

– Но ведь у ЯР-Банка нет собственной сети банкоматов?

– Еще с тех времен, когда мы были Обибанком, у нас осталось два банкомата. В остальном потребности наших клиентов полностью удовлетворяют банкоматы Объединенной расчетной системы, членом которой мы являемся. Мы долго изучали вопрос построения собственной сети банкоматов и все-таки пришли к выводу, что экономически целесообразно присоединиться к уже существующим сетям. За внесение средств на карты банка ОРС не взимает комиссию с наших клиентов.

– Сколько у вас сейчас розничных и корпоративных клиентов?

– Розничных клиентов в ЯР-Банке порядка трех тысяч. Если говорить о корпоративных клиентах, в этом бизнесе для нас важно не столько количество клиентов, сколько их удельный вес. Активно работающих корпоратов у нас порядка пяти сотен.

– В ЯР-Банке присутствует и крупный, и средний, и малый бизнес?

– У нас присутствует и крупный, и средний бизнес. А вот что касается клиентов из малого бизнеса, мы считаем, что на сегодняшний день их в банке недостаточно. И начинаем реализовывать программы, нацеленные на более активное привлечение представителей МСБ. Потому что мы понимаем: в условиях сложной экономической ситуации в целом малый бизнес работает несколько стабильнее.

– Будете ли вы наращивать клиентскую базу?

– Если говорить о корпоративном бизнесе, здесь мы, скорее всего, не планируем роста количества клиентов. У нас есть некие пожелания, связанные с тенденцией к росту пассивов, с тенденцией к росту кредитного портфеля. Тем не менее, осознавая всю серьезность ситуации на рынке, мы закладываем ежегодный рост своей клиентской базы в части корпоративных клиентов не более чем на 10%.

В той части, которая касается развития именно проекта интернет-банкинга и ДБО, у нас более серьезные планы, потому что мы, по сути, только вышли на рынок. Нам бы хотелось, чтобы количество наших розничных клиентов к концу 2015 года исчислялось десятками тысяч. Другой вопрос, что наш выход на рынок немного осложнился разнообразными политическими и экономическими особенностями. Поэтому тут многое зависит от того, на каком уровне будет находиться платежеспособность населения.

– Недавно у ЯР-Банка завершился ребрендинг, и ваш новый слоган звучит так: «Российский масштаб, японский подход». Про масштаб понятно, а в чем конкретно заключается японский подход в вашем банке?

– Японский подход заключается в технологичности. У нас есть яркий пример – Sumishin Net Bank, который работает в структуре нашего акционера SBI Holdings. Выйдя на рынок в Токио, этот банк за три года занял лидирующие позиции в части дистанционного обслуживания клиентов. Специалисты Sumishin Net Bank и SBI Holdings принимали активное участие в построении тех технологий, которые мы сейчас реализовываем в ЯР-Банке. Соответственно, японский подход заключается в том, что с точки зрения технологичности мы стараемся быть лучшим банком в России. Это пока не известно всему рынку, но известно тем клиентам, которые к нам уже пришли. Кроме того, мы будем внедрять необычные инновационные «фишки» в банке. Какие конкретно, пока секрет.

– За счет чего ЯР-Банк будет конкурировать с другими игроками на рынке?

– Нам хотелось конкурировать за счет качества продуктов и быстроты принятия решений. Мы осознаем, кто наши конкуренты. Это достаточно серьезные, крупные структуры, которые присутствуют на рынке уже не первый год и реализовали много решений. Глядя на них, мы понимаем, что нужно предложить клиентам что-то такое, чего на рынке пока нет. И мы над этим работаем.

– Кого ЯР-Банк считает основным конкурентом?

– Я бы сказал, что все-таки самая близкая и понятная нам модель – у банка «Тинькофф Кредитные Системы». Также схожая с нашей модель у «Русского Стандарта». Но вопрос ведь не в конкуренции с каким-то конкретным банком. Вопрос в конкуренции с некими стандартизированными условиями рынка. Когда клиент начинает привыкать к тому, что независимо от названия кредитной организации ему в пяти местах предлагают одно и то же, выбор банка для него становится уже не столь важным. Если он хочет открыть вклад, то при прочих равных условиях выберет банк с кусочком государственной собственности. Если хочет получить кредит, ему будут важны процентная ставка и скорость принятия решения.

Поэтому важно вписаться в конкурентную среду рынка и поддерживать лояльность существующих клиентов. Ну и вторая важная составляющая – работа на поддержание имиджа. Тут у нас вся имиджевая реклама только впереди.

– Вы растете, развиваетесь, входите в третью сотню по активам. А есть какие-то планы войти во вторую сотню?

– Нет, есть планы войти в первую сотню по активам. Но важно расти, сохраняя стабильность. Мы очень надеемся, что тот дистанционный бизнес, который мы начали, позволит нам вырасти до определенных масштабов. Конечно, хотелось бы осознавать себя банком первой сотни. Но я прекрасно понимаю, что в следующем году мы точно не войдем в эту сотню.

– Убыток банка по состоянию на сентябрь составляет 310 миллионов рублей. С чем он связан и можете ли вы озвучить планы по прибыли на конец года?

– Наша задача сейчас – свести к нулю тот минус, который у нас есть. На сегодняшний день практически 70% этого минуса образовалось за счет инвестиций в проект дистанционного обслуживания, который мы начали реализовывать. 30% нашего убытка связано с портфелем ценных бумаг и тем печальным состоянием, в котором находится большинство ценных бумаг с марта 2014 года. Тем не менее мы все равно держим этот портфель, осознаем, что для нас это высоколиквидные вложения, из которых мы можем выйти в любую минуту, пусть даже фиксируя убытки. Мы его не продаем, понимая, что для нас это некая подушка безопасности в виде высоколиквидных ценных бумаг.

– Какие ценные бумаги в основном приобретает ваш банк?

– Облигации, исключительно «голубые фишки». У нас изначально политика была построена таким образом, что мы приобретали только высоколиквидные бумаги.

– Вы продолжаете в них вкладываться?

– Нет, мы не наращиваем портфель. Те бумаги, у которых наступает срок погашения, мы гасим и реинвестируем в другие. То есть мы стараемся держать уровень портфеля ценных бумаг на определенном уровне, не снижая его, но и не повышая.

– Ярослав, по работе вы часто бываете в Японии. Можете рассказать, чем отличаются российские и японские банковские розничные клиенты?

– Японцы в целом очень сильно изначально отличаются от нас. Они очень постоянны, очень консервативны. Мне кажется, что российские клиенты даже в последние 10–15 лет многое пытаются попробовать, для них все новое. В Японии же очень стабильная банковская система, поэтому японцы – приверженцы традиционных и по времени более «длительных» решений. Когда ведешь с японцем разговор о будущем, то слышишь: «Через 20 лет я бы хотел сделать то-то». Можете себе представить, чтобы в наших условиях кто-то строил планы на 20 лет вперед? Глядя на японцев, мне кажется, что они собираются жить вечно. Может быть, из-за того, что у них экономика менее подвержена потрясениям, более стабильна.

– А что бы было полезно перенять российской банковской системе у японской?

– Стабильность. Но ее, к сожалению, перенять невозможно. До нее можно только дожить. Возможно, российской банковской системе стоило бы перенять у Японии взвешенность. Японцы практически никогда не принимают быстрых решений. Меня поначалу это сердило. Не могу сказать, что я быстрый. Но когда необходимо принимать решения, по сравнению с японцами я молния. Они никогда не принимают решения с полуоборота. И мне кажется, такой взвешенный подход нам было бы неплохо перенять. Потому что банковская система – это все-таки не спорт. Здесь нужно очень серьезно, основательно взвешивать принимаемые решения. Ведь у нас в стране как часто бывает? Приняли решение, а потом его тяжело отменить. И еще тяжелее признать его ошибочность.

Беседовала Анна ДУБРОВСКАЯ, Banki.ru