Иван Свитек: «В кризис банки растут быстрее»
Фото: Пресс-служба ХКФ Банка

Иван Свитек: «В кризис банки растут быстрее»

8178

Иван СВИТЕК — настоящий космполит. Уроженец Праги, он жил и работал в США, Франции, Австрии, Ирландии, Германии, Бразилии. Поэтому в беседе играючи переходит с английского на русский, а затем — на португальский. Владельцы группы PPF Петр Келлнер и Иржи Шмейц, активно работающие на постсоветском пространстве, нашли Свитека в Бразилии и пригласили в «Хоум Кредит». В Россию банкир приехал в разгар финансового кризиса, но в интервью «Ведомостям» говорит, что совершенно не жалеет об этом.

— Вы — управляющий директор российского «Хоум кредита». Что входит в зону вашей ответственности? Можете ли вы занять пост председателя правления банка?

— Я курирую стратегию развития банка, а также отвечаю за операционную деятельность «Хоум кредита», за ежедневный регулярный бизнес банка. [Хотя] моя роль все же более широкая, но все решения мы принимаем вместе с и. о. председателя правления Дмитрием Мосоловым.

Думаю, в течение следующих шести месяцев станет понятно, кто будет председателем правления, — именно в течение этого срока Дмитрий будет и. о. Может, банк возглавлю я, может, кто-то еще, но нужно согласовать эту кандидатуру в Центральном банке России. В идеале председателем правления и управляющим директором должен быть один человек.

— Кто пригласил вас в «Хоум кредит»?

— Предложение поступило от акционеров — совладельцев группы PPF Петра Келлнера и Иржи Шмейца, которых я знаю более двух лет. Думал я недолго.

— Каковы причины ухода из банка председателя правления Андрея Лыкова?

— Я не могу говорить за Андрея, но могу констатировать, что 15 октября его пятилетний контракт истек. С другой стороны, я понимаю Андрея, так как сам на предыдущем месте проработал более пяти лет, и обычно после такого времени ты готов на перемены. Он сделал очень много для «Хоум кредита», и мы это ценим.

— Не боитесь, что Лыков может успешно работать на конкурентов, зная «Хоум кредит» изнутри?

— Это право Андрея — выбрать любую работу. Вполне возможно, что за последние годы он получал такие предложения и, если раньше не ушел, почему должен сделать это сейчас? (Улыбается.)

— На финансовых рынках бушует цунами, банки прекращают кредитовать и бизнес, и частных клиентов. А вы уверяете сотрудников, что 2009 год будет самым успешным в истории российского «Хоум кредита». Как такое возможно?

— Мы действительно настроены на эффективную деятельность в 2009 г. Конечно, мы, как и другие банки, подвержены воздействию кризиса. Но кризис — это возможность все изменить, заработать лучше и эффективнее, предоставляя лучший сервис клиентам. И нужно сосредоточиться не только на кризис-менеджменте, но и на стратегии развития, на будущих планах. А наши планы неизменны, мы должны стать полноценным универсальным розничным банком. В 2007 г. мы начали принимать вклады. В 2008 г. уже вышли с этой услугой в регионы: услуга востребована благодаря тому, что потребители доверяют банку.

Мы продолжаем активно инвестировать в местный бизнес. Один из наших акционеров, Петр Келлнер, был в России в 1998 г. и хорошо помнит тот кризис. Вот вам пример из моего опыта — бразильские банки после кризиса в их стране поднялись и стали чувствовать себя лучше. Банки намного быстрее растут в критические времена.

— Вы также заявили, что банк приостановил выдачу ипотечных и автомобильных кредитов. Когда, по-вашему, вы снова сможете работать с долгосрочными инструментами?

— К сожалению, такие кризисы быстро не проходят, и мы полагаем, что начнем делать это не раньше конца 2009 г.

— Фокус на кредитных картах, наличных кредитах и товарных кредитах, выданных в магазинах, — не слишком ли рискованный бизнес в нынешних условиях?

— Да, этот бизнес рискованный, но не для тех, кто совершенствует свой риск-менеджмент и использует новейшие решения в этой области. Мы считаем, что все наши клиенты хорошие. Например, ипотека: она хороша для портфеля, но это всего лишь 3000 клиентов. Поскольку мы развиваемся как розничный банк и вводим, в частности, депозиты, то думаем, что будем соблюдать разумный баланс [активов и пассивов].

— Каким вы видите кредитный портфель «Хоум кредита» в идеале?

— Структура портфеля должна отражать ситуацию на рынке. Мы были первыми на российском рынке, кто заявил о приостановке выдачи ипотечных кредитов и автокредитов. В то же время бизнес должен быть хорошо диверсифицирован и сбалансирован, мы не собираемся складывать все яйца в одну корзину и фокусировать бизнес на одном продукте или направлении. Нужно диверсифицировать бизнес по каналам продаж, по клиентским группам, по регионам, по нашим розничным партнерам, наконец.

— Заместитель председателя правления «Хоум кредита» Владимир Гасяк говорил, что стратегия банка сейчас такова: новых офисов не строить и 15 офисов законсервированы в начальной стадии строительства. Что будет с сетью «Хоум кредита» в нынешних условиях?

— Действительно, в условиях текущей ситуации на рынке мы сфокусировались на завершении строительства тех офисов, которые находятся в разработке: на этапе строительства, причем на разной стадии готовности, сейчас находятся 43 наших офиса, и мы обязательно достроим все. Дело даже не в том, достроим или нет, а в том, насколько эффективными они будут. На эффективность влияет, например, месторасположение офиса. Это важно и принципиально. Офисы — это канал продаж наших продуктов, это путь к клиенту, наша основная ценность. К концу года у «Хоум кредита» будет 200 банковских офисов в России, это одна из крупнейших банковских региональных сетей в стране.

— С такой разветвленной сетью руководитель должен много ездить по стране…

— Совсем недавно я был в Санкт-Петербурге. Я в России чуть больше трех месяцев, но уже успел побывать во Владимире, Туле, Воронеже, Ростове-на-Дону, Нижнем Новгороде, Казани, Самаре, даже в Петропавловске-Камчатском. (Улыбается.) Следующая поездка — в Новосибирск, планирую посетить Екатеринбург.

— Как вам люди, обстановка в российских регионах?

— Мне очень нравится! Это самая интересная часть моей работы. Обычно в такие поездки я езжу с двумя директорами, отвечающими за развитие сети и бизнес по развитию товарного кредитования в магазинах. Мы ездим по городам, встречаемся и общаемся с сотрудниками, посещаем офисы, точки продаж. Конечно, никакая связь не заменит личного общения с сотрудниками, и это для меня очень важно.

Во время этих поездок я часто звоню в Москву и спрашиваю: а почему не работает это или вот это?

Еще один способ общения с работниками банка, который я ввел, — еженедельное обращение управляющего директора к коллегам, я пишу его сам, и оно попадает ко всем 16 000 сотрудников «Хоум кредита». Их основная часть работает «в полях», и мы стараемся воспитывать в них корпоративный дух, чтобы они чувствовали себя частью большой компании, знали, что происходит на банковской кухне.

— Председатель совета директоров банка Иржи Шмейц рассказывал, что «Хоум кредит» будет оценивать эффективность работы точек выдачи кредитов в магазинах и часть неэффективных закроет. Каким образом оценивается эффективность? Каковы итоги этой оценки? Есть ли торговые сети, из которых банк совсем ушел?

— Очень важный вопрос. Своих партнеров в ритейле мы покидать не собираемся, наоборот, сейчас, в конце года, мы будем их поддерживать. Наши клиенты покупают бытовые товары, товары для дома, а мы будем и дальше помогать делать их жизнь лучше.

Мы работаем в 33 000 точек продаж, и любая из них может быть эффективной или нет. Допустим, сегодня мы закрыли 500 точек продаж, но завтра откроем столько же, это постоянный процесс.

Оптимизация всего банковского бизнеса — это то, чем мы занимаемся и в хорошие, и в плохие времена. Вы спросили меня, как мы оцениваем эффективность. Все очень просто — у точки должна быть большая выручка и низкие расходы! (Смеется.)

— В прошлогоднем интервью «Ведомостям» основной владелец группы PPF Петр Келлнер рассказывал, что банку удалось существенно улучшить ситуацию с просроченной задолженностью благодаря совершенствованию скоринговой системы и внедрению новой системы риск-менеджмента. Какова сейчас ситуация с просрочкой у российского «Хоум кредита»?

— По итогам 2007 г. просроченная задолженность «Хоум кредита» составляла 12,1%, по результатам III квартала этого года — уже 9,2%. Мы работаем с огромным числом клиентов, и наш результат по просрочке — один из лучших на рынке.

Мошенничество — серьезнейшая проблема. Для нас, как для любого банка, система риск-менеджмента очень важна. В «Хоум кредите» это сложная и многоступенчатая система.

— Чувствуете ли вы, что финансовый кризис коснулся простых граждан — ваших клиентов? Стали они покупать в кредит меньше или нет?

— Последние несколько недель мы наблюдаем снижение продаж, видим, что люди чаще тратят наличные. Мне кажется, с точки зрения развития рынка это не так плохо, несмотря на то что для банкиров сейчас не лучшие времена. Люди думают о своем будущем, откладывают крупные покупки на какое-то время. А мы предпочтем клиента, который повременит с покупкой, но зато будет исправно платить по кредиту, тому, кто необдуманно возьмет кредит и не сможет его обслуживать.

— «Хоум кредит» в условиях кризиса будет повышать ставки по кредитам? Насколько?

— Стоимость кредита состоит из нескольких частей: операционные расходы, оценка риска, стоимость привлеченных денег. Цена денег за последние полгода выросла втрое, поэтому мы будем сокращать другие расходы. Я не жалуюсь, это позволит нам быть более эффективными. Зато когда кризис завершится, мы будем готовы к новым реалиям рынка.

В каких-то случаях мы повысим ставки, в каких-то — снизим. Например, в конце года, когда будут проходить специальные акции банка по низкой цене.

— В декабре ожидаете всплеск и наплыв клиентов?

— Да, как всегда. Ноябрь — декабрь обычно обеспечивают 30% всех годовых продаж. Все наши партнеры — торговые сети озабочены и интересуются, будет ли «Хоум кредит» кредитовать их клиентов перед Новым годом? Еще раз отвечаю: да, будем.

— Сотрудники «Русского стандарта» говорили, что в последнее время у них возросли снятия с кредитных карт, поскольку другие банки денег не дают и ужесточают условия. Поэтому люди начинают пользоваться теми, что им когда-то прислали. Нет ли такого у «Хоум кредита» — может, увеличились активации ранее разосланных карт или, например, снятие тоже выросло?

— Мы значительных изменений не увидели. Знаю, что некоторые наши конкуренты устанавливали лимиты по снятию денег с кредитных карт, но мы этим не занимались. Зачем тогда эта карта клиенту? Получается, банк говорит ему: «Вот тебе карта, но ты не можешь ею пользоваться». Это странно.

— Ваши конкуренты и коллеги по рынку испытывают проблемы. «Ренессанс кредит» объявил о прекращении выдачи кредитов, серьезно сократил обороты «Русский стандарт». Не собирается ли «Хоум кредит» также прекращать выдавать кредиты, ведь ипотеку и автокредиты вы уже приостановили?

— Мы действительно сделали это, чтобы сфокусироваться на основном бизнесе — выдаче кредитов в торговых точках, карточных и наличных кредитах. Бизнес ведем как обычно. (Улыбается.)

— Материнскую поддержку «Хоум кредит» получает из Европы, где ситуация с ликвидностью и стоимостью денег не лучше, чем в России. Есть ли у акционеров средства для вливаний в капитал банка, для развития бизнеса?

— Ответ прост: деньги есть, во-первых, от акционеров, ответственность и предусмотрительность которых позволили нам привлечь средства летом. Во-вторых, фондирование обеспечивают и другие источники: это, например, ежемесячные выплаты по уже выданным кредитам, совершаемые нашими клиентами в текущем режиме. Просто деньги стали дороже, и сейчас мы должны внимательнее относиться к тому, как их тратить. Уверяю вас: привлекать деньги для выдачи ипотечных кредитов под 25% годовых и выдавать их под 15% мы не будем.

— Какие способы акционеры используют для привлечения денег в российский «Хоум кредит»?

— Почти все возможные: кредиты, синдицированные займы и проч. Сейчас рынки капитала закрыты, и у нас нет планов делать что-то подобное в ближайшее время.

— Сокращает ли банк сотрудников? Кого сокращение коснется в первую очередь?

— Нам пришлось сократить часть сотрудников — прежде всего тех, кто работал с ипотекой и автокредитами. Это не значит, что мы их всех уволили, кому-то, например, нашли другое применение. Сложно назвать конкретное число сотрудников, но это меньше 10% от их общего количества.

— «Хоум кредит» и PPF фигурировали в числе возможных покупателей «Евросети», сети Dixis. Вам интересно развивать финансовый ритейл на базе сотового?

— Я знаю не больше того, что пишут об этом в газетах. Если этим занимается PPF, лучше задайте вопрос Иржи Шмейцу, генеральному директору группы «PPF Россия».

Конечно, нам интересно работать с сотовыми ритейлерами, но и в этом есть свои недостатки: во-первых, в их офисах очень мало места, а во-вторых, они уже активно работают с банками. Пример подобного успешного сотрудничества в Америке — мексиканский банк Banco Azteca и ритейлер Grupo Elektra, которые плодотворно работали вместе, оптимизируя расходы и используя каналы продаж друг друга. Это удобно, а клиент получает лучший и более дешевый сервис.

Такие вещи очень перспективны для российских регионов, поскольку там в магазине можно встретить офис всего лишь одного банка. То есть у людей есть желание купить что-то, но нет выбора из нескольких банков. Конечно, мы должны этим воспользоваться.

— Когда, по-вашему, глобальный финансовый кризис пойдет на спад?

— Период высокой волатильности, думаю, закончится как минимум не раньше второго полугодия 2009 г. Будет еще тяжелее, мы острее почувствуем влияние кризиса. Каждому важно видеть свет в конце тоннеля. Давайте будем хорошо информированными и подготовленными оптимистами.

— До России вы работали в Бразилии — еще одном развивающемся рынке из группы стран BRIC. Можете сравнить эти две страны?

— Общего много. Бразильский рынок развивается быстрее, чем российский, он ушел на несколько шагов вперед. Это два быстро развивающихся, очень интересных рынка, население живет все лучше и лучше, людям хочется делать новые покупки. Общая проблема — неразвитость инфраструктуры, и здесь мне есть над чем работать.

В России и Бразилии все очень быстро меняется, активно развивается, поэтому я предпочитаю работать тут, а не в Западной Европе или США. (Улыбается.) Там скучно и слишком стабильно, а я люблю динамику и перемены.

Чем еще похожи Россия и Бразилия? Люди и здесь, и там очень открытые и добродушные, с ними приятно общаться.

— Как в Бразилии с мошенничеством?

— Это серьезная проблема, мошенничество приобрело там катастрофические масштабы. В Бразилии очень сложно взять кредит, у многих людей проблемы с документами, подтверждением дохода и т. д. Население страны — около 200 млн человек, при этом в Бразилии очень много мест, куда кроме как на лодке не доберешься. Например, штат Амазонас: хотите туда попасть — летите на самолете! По дальности расстояний, кстати, Россия и Бразилия тоже похожи.

— Не хотите после России поработать в Индии или Китае?

— Я не знаю, не думал об этом. (Улыбается.) Пока рано загадывать, я слишком мало времени провел в России.

Биография

Родился 15 октября 1967 г. в Праге. В 1990 г. окончил Claremont McKenna College (Калифорния, США) со степенью бакалавра экономики и политики, в 1994 г. получил степень MBA в финансовой сфере в бизнес-школе INSEAD (Франция)

1991
советник министра финансов Чехословакии

1994
финансовый контролер и официальный представитель Pepsi-Cola International в Чехии

1998
главный финансовый директор GE Capital Bank в Праге, в течение 10 лет вырос до президента GE Money Bank в Бразилии

2008
управляющий директор банка «Хоум кредит энд финанс»


«Хоум кредит энд финанс банк»

розничный банк
ФИНАНСОВЫЕ ПОКАЗАТЕЛИ (МСФО ЗА 9 МЕСЯЦЕВ 2008 Г.):
собственный капитал — 17,3 млрд руб.
кредитный портфель — 81,9 млрд руб.
чистая прибыль — 2,3 млрд руб.
Владелец банка — чешская группа PPF. Активы банка по итогам 9 месяцев 2008 г. оценивались в 95,4 млрд руб.

Пушкин по-английски

В 17 лет Свитек с родителями уехал из Чехословакии в США. «Родители были свидетелями Пражской весны и ввода советских войск в Прагу. Генсеком СССР был Черненко, который сменил Андропова, а тот чуть раньше — Брежнева. Мы покинули страну, поскольку не верили, что все может измениться», — рассказывает он. На родину Свитек вернулся уже с американским высшим образованием в 1991 г., когда ему было 24 года.

В Москве Свитек впервые побывал школьником — в 1979 г. провел здесь три недели во время летних каникул. Он говорит, что всегда хотел работать в России и еще в университете изучал русский язык, русскую литературу и историю. «В Москву я даже привез с собой книги русских писателей — Толстого, Тургенева, Достоевского, Гоголя. Правда, все на английском, — улыбается он. — Сейчас я живу на Чистых прудах и вижу старую Москву, о которой все они писали в своих книгах. Любимые авторы — Достоевский и Пушкин».


Любимые города Свитека

«Очень люблю замечательный Рио-де-Жанейро, Амстердам, Флоренцию. В Дублине хорошее пиво. Я был очарован Петербургом, понравился Ростов. Наслаждаюсь столичной жизнью и ее динамикой, хотя времени, чтобы узнать Москву, почти нет».

Беседовал Алексей Рожков