Андрей Казьмин: «Хотим превратить почту в супермаркет»
Фото: Viperson.ru

Андрей Казьмин: «Хотим превратить почту в супермаркет»

5047

Год назад гендиректором «Почты России» был назначен Андрей КАЗЬМИН, который предыдущие 12 лет возглавлял Сбербанк. Хотя у крупнейшего розничного банка России немало общего с почтовой инфраструктурой (хотя бы десятки тысяч отделений по всей стране), Казьмин признается: смена работы оказалась «радикальной». Но он быстро освоился, и результат уже просматривается: впервые за несколько лет почта может закончить год без убытка. В своем первом интервью на новой должности Казьмин рассказывает, почему сейчас качество услуг почты «условное», как он собирается исправлять положение и насколько серьезен, по его мнению, зависший над страной финансовый кризис.

— В декабре исполнится ровно год с того момента, как вы возглавили «Почту России». Какие задачи были поставлены перед вами при вступлении в эту должность?

— На встрече с [финансовым] сообществом в Новосибирске в 2006 г. Владимир Владимирович Путин поставил задачу расширения использования инфраструктуры почты для предоставления финансовых услуг населению. Причина — недостаточность банковской сети, особенно в малых городах, в сельской местности, куда коммерческие банки по определению большого интереса идти не испытывают. Одна из задач, поставленных передо мной руководством страны, состояла как раз в развитии финансовых услуг на почте.

Вторая — это общая тяжелая финансовая ситуация самой почты, которая складывалась не один год в силу разных причин и обстоятельств. И прошлый год, и предыдущие годы предприятие закончило с убытком, у почты накопился чрезмерный объем внешних заимствований, при этом — недостаток оборотных средств. Для решения этих проблем, с одной стороны, нужно было готовить среднесрочную программу модернизации, с другой — комплекс неотложных антикризисных мер, для того чтобы предприятие продолжало нормально функционировать. Все эти проблемы предстояло решать одновременно.

— Каков реальный масштаб проблем, стоящих перед почтой?

— Для меня, как профессионального экономиста, большая загадка, как почта вообще выжила в 1990-е гг., когда она состояла более чем из 80 самостоятельных юридических лиц. Как в этот период сохранилась единая почтовая инфраструктура? За весь постсоветский период централизованные инвестиции государства в почтовую инфраструктуру носили весьма локальный характер, а те небольшие ресурсы, которые почта выделяла из своего кошелька, тем более не были достаточны для модернизации. Последние годы почта работала на грани физического ресурса, производственные мощности использовались на 100%, а бывало, и больше.

Тем не менее, несмотря на такой тяжелейший багаж, почта сегодня — это крупнейшая сетевая инфраструктура, которая выполняет много разных функций, крупнейшая логистическая сеть и один из крупнейших работодателей.

— Как обстоят дела с программой модернизации почты? Что она предусматривает и каких инвестиций требует?

— Была подготовлена программа среднесрочной модернизации почтовой сети, направленная на превращение ее в единый логистический комплекс, который мог бы оказывать как традиционные почтовые, так и финансовые, IT- и логистические услуги. Программа предусматривала создание современной инфраструктуры почтовых услуг, строительство автоматизированных сортировочных центров, обновление почтового транспортного парка, оснащение отделений связи средствами малой механизации, развитие инфраструктуры финансовых услуг, внедрение системы контроля сроков прохождения почтовых отправлений и др. Общий объем финансирования — 209 млрд руб. Эта программа была рассмотрена на коллегии Минсвязи и правительственной комиссии по вопросам промышленности, транспорта и связи, были даны определенные поручения. Но, к сожалению, последующие события в финансовом секторе серьезно изменили картину наших ожиданий. Понятно, что государство столкнулось с очень серьезными проблемами на финансовом рынке и инвестиционные возможности существенно сократились. Но в этой ситуации, думаю, наша общая задача — выбрать наиболее существенные, важные элементы программы, реализация которых не терпит отлагательства.

Стартовые инвестиции в любом случае должно обеспечить государство. Так проходили почтовые реформы во всех развитых странах, которые завершились успешно. Не было прецедентов, чтобы почта сама себя за волосы вытаскивала из болота. Это не значит, что почта не должна сама участвовать в инвестициях. Почтовый потенциал огромный, но это не быстрые реформы. Такие огромные структуры быстро не меняются, обычно нужен период в 10—12 лет.

— А как насчет неотложных мер по выведению почты из кризиса?

— С начала 2008 г. был введен режим жесткой экономии, особенно в части административных расходов. Результат очевиден: расходы удалось сократить на 12%. Методы использовались жесткие, но, к сожалению, круг инструментов [сокращения расходов] у нас невелик. 70% затрат на почте — это оплата труда. Средний уровень зарплаты в почтовой отрасли — 9600 руб., но это в среднем. Снижать зарплату в этой отрасли, которая и так является отстающей по уровню оплаты труда, невозможно. В сельских отделениях связи, например, где другой работы нет, штатная ставка часто делится на две, три, а то и четыре части.

— Вы упомянули про жесткую экономию. В чем она проявилась?

— Например, в центральном аппарате было остановлено заполнение всех вакансий. В результате количество штатных единиц в центральном аппарате сократилось на 450. Аналогичные ограничения в части аппарата управления на заполнение вакансий были введены в региональных филиалах.

— А сокращения персонала возможны?

— Сейчас мы анализируем функции действующих подразделений. Система управления предприятием очень сложная, многозвенная, и ее предстоит постепенно перестроить и оптимизировать. Как единое предприятие «Почта России» существует всего пять лет, а единое штатное расписание появилось только в этом году.

В начале года текучесть кадров на почте достигала 75%. За прошлый, 2007 год из предприятия уволилось 263 000 человек, а пришло на работу 270 000. При такой ротации персонала качество услуг — вещь условная. В этом году текучесть кадров немного снизилась — до 66%.

Приступили к коррекции механизмов управления, потому что мотивация персонала имеет ключевое значение. В новом штатном расписании впервые присутствуют вилки должностных окладов; раньше был только фиксированный оклад, не зависящий от качества работы, а система премирования в филиалах в каждом субъекте Федерации была своя, иногда очень причудливая.

— Как еще вы мотивируете сотрудников?

— Внесены изменения в режим работы почтовых отделений. В течение ряда лет режим работы был почти военным. Все почтамты, например, работали круглосуточно. Кому ночью нужно отправлять письма, можно только догадываться. (Улыбается.) Новый режим стал более гуманным. К сожалению, сотрудникам почты до сих пор приходится вручную вести огромные массивы отчетности, поэтому после закрытия отделений они часа по 1,5—2 сидят верстают учетные ведомости. Так что предстоит еще многое сделать для дальнейшей оптимизации режима работы и сокращения ручного труда.

— Как обстоит дело с финансовым положением почты сейчас?

— Объем внешних кредитных обязательств, который за 2007 г. вырос с 6,7 млрд до 12,9 млрд руб., к концу 2008 г. должен составить не более 13 млрд руб. То есть нам удалось остановить рост заимствований и при этом снизить задолженность по лизинговым договорам — с 2,8 млрд руб. в прошлом году до 2,2 млрд руб. в текущем. В условиях, когда предприятие работает с убытками, лизинг крайне невыгоден.

Чистые активы почты выросли с прошлогодних 3,9 млрд до 4,9 млрд руб.

Давать прогнозы по другим показателям пока очень рано, потому что IV квартал непредсказуем, а на почте особенно. В декабре [2007 г.], когда я только пришел, все здание было завалено посылками, так как таможня и почтовики не справлялись с их оформлением. Все, что не успевала [оформить] смена за текущий день, складывалось по всему зданию.

Тем не менее в этом году у нас есть шанс выйти на безубыточность — за счет как сокращения затрат, так и роста выработки: количество отправлений выросло за год по письмам на 11%, по посылкам — на 15%.

— Какова структура задолженности «Почты России»?

— Львиная доля задолженности — кредиты иностранных банков, на которые строятся автоматизированные сортировочные центры в подмосковном Подольске и Петербурге. Сроки платежей — 2011—2012 гг.

— В начале года вы предлагали придать «Почте России» статус госкорпорации, прописав правила ее работы в специальном законе. Нашло ли это предложение отклик в правительстве?

— К концу 2007 г. слово «госкорпорация» воспринималось уже не лучшим образом. Появление экономических субъектов, наделенных особыми правами, не во всех кабинетах вызывало бурю восторга. Даже отраслевое министерство на тот момент не было готово пойти по этому пути. Хотя, на мой взгляд, это было бы весьма логичное решение: почта — как холдинг, а в составе его — отдельные бизнесы.

Сейчас на повестке дня — поручение правительственной комиссии внести на рассмотрение правительства предложения по изменению организационно-правовой формы «Почты России». Нынешняя финансовая модель ФГУПа ущербна: убытки прошлых лет никто не компенсирует, даже если они возникли по вине государства. Например, из-за тарифов, которые не покрывают затрат. Прибыль же, если она образуется, может быть изъята в федеральный бюджет.

— Какую часть доходов почты сейчас обеспечивают финансовые услуги?

— В прошлом году это было 42,9%, в этом — 43,3%. Доля доходов от финансовых услуг уже сегодня больше, чем от почтовых.

— Вы верите в то, что у почтовых финансовых услуг есть потенциал?

— Потенциал, повторяю, огромный. Я не говорю, что все 42 000 отделений можно и нужно одновременно укомплектовать необходимой техникой и оборудованием для оказания финансовых услуг. Но вполне реален план, согласно которому поэтапно и начиная с районных центров оборудуются 1500 точек, где можно было бы воспользоваться простыми финансовыми услугами. Никто не предлагает создавать кредитные подразделения. Но можно оказывать услуги, не требующие специальной лицензии, используя механизм денежного перевода: по агентским договорам с банками принимать платежи по погашению кредитов, коммунальные платежи, переводы по вкладам… Первый такой опыт уже есть, сейчас делаем выводы. Для развития этих услуг требуются не такие большие капиталовложения.

А для банков это была бы огромная экономия: открытие небольшого филиала, даже по самым скромным подсчетам, стоит около 3 млн руб. Сейчас же желающих инвестировать в филиальную сеть точно будет немного.

Конечно, чтобы это финансовое окошко работало качественно, нужно готовить кадры, которые в дальнейшем оставались бы работать на почте. А для этого нужно изменить к лучшему финансовое состояние предприятия и платить почтовикам конкурентоспособные зарплаты. Думаю, что эту задачу в течение 3—4 лет решить можно, постепенно превратив почту в довольно демократичный супермаркет по оказанию как почтовых, так и финансовых и других услуг.

— Как улучшить финансовую ситуацию, если возможности самой почты по сокращению расходов ограниченны, а государство в ближайшем будущем не сможет финансировать программу почтовой модернизации?

— Нужно наконец решать вопрос о тарифах. Этот вопрос неизбежен, тем более что за последнее время тарифы в других отраслях продолжали расти. Совсем недавно, к примеру, железнодорожный тариф [на грузовые перевозки] вновь поднялся на 12%, а почтовый тариф к железнодорожному имеет самое непосредственное отношение. Себестоимость почтовой доставки опять возросла без надлежащей компенсации.

Кроме того, государство согласно принятым решениям должно наконец начать оплачивать заказную корреспонденцию. В соответствии с постановлением правительства РФ № 637 от 24.11.2005 новые тарифы должны были быть доведены до уровня, обеспечивающего рентабельную работу почты в 2008 г., до конца которого остался всего один месяц. По мистическим причинам соответствующие решения так и не приняты. И почта по-прежнему, доставляя корреспонденцию, в том числе государственную, продолжает работать себе в убыток. Но эти проблемы все равно придется решать, это прямой долг государства перед работниками почты.

— Понятно, что финансовая ситуация у почты тяжелая. Но и качество услуг порой нетерпимое: посылки теряются, некоторые письма идут месяцами. Как думаете исправлять положение?

— Главные инструменты — это повышение экономической мотивации персонала, оптимизация технологических процессов и модернизация почтовой инфраструктуры.

— В начале осени ходил слух, будто бы вы собрались покидать «Почту России»…

— Я прочитал об этом в газетах, услышал вопросы некоторых коллег. Потом мне позвонил Алексей Леонидович Кудрин, спросил, правда ли, что я собираюсь в Минфин. Я задал встречные вопросы. Посмеялись, на том разговор и закончился. Никаких планов перехода куда бы то ни было у меня нет.

— Вам интересно было стать почтовиком?

— Знаете, почти 12 лет работы на одном месте — это по всем меркам солидный срок. К моменту моего перехода [в «Почту России»] оставались нереализованными много разных идей и планов. Но я прекрасно понимал, что нельзя работать в одной корпорации всю жизнь. Хотя, конечно, в Японии это норма, да и у нас, наверное, многие люди не отказались бы. (Смеется.)

Смена, конечно, была достаточно радикальная. Перейти из организации с чистой прибылью 112 млрд руб. на предприятие с убытком 4 млрд руб. — это опыт, который не забывается. (Улыбается.) Но я оказался не одинок, коллеги поддержали.

— Кстати, по поводу коллег — вы не привели с собой на почту менеджеров Сбербанка?

— На почту уже пришло заметное количество людей, которых я хорошо знаю по прежней работе, в том числе три заместителя генерального директора. Эти люди проявили определенное мужество, ведь у них были и другие альтернативы. Но им было интересно попробовать себя в новом качестве.

— Переходя на почту, вы уже представляли себе масштаб бедствия?

— Я знакомился с некоторыми записками, понимал, что ситуация, мягко говоря, не блестящая. Добавьте негомогенность почтового бизнеса по сравнению с бизнесом банка. Пересылка физических предметов на расстояния, да еще в нормативные сроки, да еще с восемью точками перевалки и разными видами транспорта. В банке другой технический уровень: деньги в основном пересылаются «по проводам». И, конечно, огромная проблема — то, что коллектив почты за год меняется на две трети, а то и на три четверти.

— Повлияла ли смена собственника Связь-банка, в котором аккумулированы средства для выплаты пенсий, на ход этих выплат? Не было ли задержек с получением этих средств?

— Ни в период перехода собственности к Внешэкономбанку, ни сейчас никаких сбоев по выплате пенсий Связь-банк не допускал. Но я хотел бы отметить, что почта работает с разными банками, в том числе и по выплате пенсий, например, в регионах, где Связь-банк не имеет своих подразделений.

— Вы профессиональный финансист, 12 лет возглавляли одно из крупнейших кредитных учреждений страны — Сбербанк. Насколько серьезен, по вашему мнению, нынешний финансовый кризис?

— Он гораздо сложнее, чем кризис 1998 г. Тот кризис был тоже очень тяжелым, и, наверное, кое-что из того опыта было бы неплохо вспомнить. Как и тогда, ключевые вопросы — не допустить образования цепочек клиентских неплатежей, восстановить рынок межбанковского кредитования. Не менее серьезным является вопрос капитализации банков. Принципиальное отличие — в глобальном характере мирового финансового катаклизма. Российские проблемы не уникальны. Поэтому принципиально важно использовать уже имеющийся опыт правительств и центральных банков других стран для решения аналогичных проблем.

— А антикризисные меры правительства вы как оцениваете?

— Правительство предпринимает максимальные усилия, для того чтобы предотвратить распространение кризисных явлений в реальном секторе. В этой связи особенно важна эффективность мер по стимулированию внутреннего спроса, в том числе путем расширения рефинансирования банков, кредитующих предприятия реального сектора.

— Сами не радуетесь, что покинули банковский сектор еще до кризиса?

— Что значит — радуюсь? Такое решение было принято. Я могу радоваться, например, тому, что на почте нет ежедневного баланса. А в банке баланс составляется ежедневно. И я знаю, что это за ощущение, когда он не сходится. (Смеется.) В этом смысле переход сюда — большое облегчение. Но у почты другая специфика: здесь работает 420 000 человек, которые получают зарплату ниже средней.

Увлечения молодости

В юности Казьмин играл в регби за команду спортклуба «Фили». «Должен был переходить в молодежный состав, но поступил в Московский финансовый институт, и пришлось сделать выбор, — рассказывает он. — Пять тренировок в неделю с учебой не совмещаются». Поэтому регби будущему банкиру пришлось бросить, и надолго. «В 2003 г. я случайно оказался на Кубке мира по регби в Сиднее, посмотрел две финальные игры, увидел, каким динамичным, зрелищным стал этот вид спорта. В юности мы таких игр, конечно, не видели. Впечатление было феноменальное!» — вдохновенно рассказывает он. После этого Казьмин, в то время председатель правления Сбербанка, возобновил еженедельные тренировки в любительской команде и вошел в состав попечительского совета Союза регбистов России. Он доволен, что Россия подала заявку на проведение Кубка мира по регби в 2015 г.: «Будем надеяться, что к этому времени мировая экономика будет на подъеме».

Биография

Родился в 1958 г. в Москве. Окончил Московский финансовый институт (МФИ), защитил кандидатскую диссертацию, стажировался в австрийском и германском нацбанках, а также минфине Германии.

1982
Начал банковскую карьеру в отделении Госбанка СССР

1984
Преподаватель МФИ, замдекана факультета

1993
Заместитель министра финансов

1996
Президент, председатель правления Сбербанка

2007
Генеральный директор ФГУП «Почта России»


ФГУП «Почта России»
национальный почтовый оператор
Финансовые показатели
(2007 г., РСБУ):
выручка — 70,6 млрд руб.,
чистый убыток — 3,9 млрд руб.
Оказывает почтовые, финансовые и иные услуги на базе 40 749 отделений (на конец 2007 г.).

Беседовал Игорь ЦУКАНОВ