«Ипотека остается драйвером»
Фото: НИА Нижний Новгород

«Ипотека остается драйвером»

Дмитрий Лабутин
управляющий директор ВТБ 24 в ПФО
3977

Дмитрий Лабутин давал интервью «Ведомостям Поволжье» до наступления «черного вторника», когда ЦБ в ночь на 16 декабря поднял ключевую ставку до 17% и рубль обвалился. После этого пришлось задать банкиру дополнительные вопросы. Как оказалось, и в изменившейся ситуации приоритеты Поволжского ВТБ 24 в основном остаются прежними.

Надежные заемщики важны еще больше, чем прежде, — такими являются зарплатные клиенты, и банк много работает с компаниями, чтобы увеличить количество зарплатных программ. Банк также собирается извлечь максимум выгоды из драйверского направления — ипотеки. ВТБ 24 приветствует состоятельных клиентов, для которых создает особые продукты и условия обслуживания. В будущем году планируется дальнейшее расширение сети с созданием новых точек продаж, которое началось в 2013 году после интеграции с Транскредитбанком — и синергия получилась заметная.

— Каким образом и какой ценой вам удавалось конкурировать в 2014 году?

— Год не закончился, и по сложившейся практике декабрь — месяц пиковый с точки зрения продаж и клиентской активности. Подводить итоги еще рано, но в целом можно судить по цифрам, которые мы имеем за 10 месяцев.

В целом бизнес ВТБ 24 в Поволжском макрорегионе показал хороший рост, опережающий и темпы банка, и темпы рынка. Кредитный портфель у нас увеличился на 28%, при том что этот показатель сети в целом по стране за тот же период вырос на 21%, а рынок России — на уровне 13%. Безусловно, если сравнивать с предыдущим периодом, цифры сократились: темпы роста банковской системы в целом просели в 1,5 раза.

Рост кредитного портфеля обеспечили два направления. Во-первых, это рынок ипотечного кредитования, где в целом по Поволжью бизнес у нас увеличился в 1,7 раза. При этом по регионам цифры очень сильно колеблются: есть подразделения, которые увеличили бизнес более чем в 2 раза, а есть показавшие умеренный рост. Но практически везде уже вышли на целевой уровень в 20% новых выдач. Наша цель — чтобы каждый пятый ипотечный кредит в Поволжье выдавался ВТБ 24.

Следующее направление, показавшее очень хороший рост, — это потребительское кредитование. Но с той лишь оговоркой, что мы где-то в 1,4 раза увеличили объемы бизнеса в этом сегменте по сравнению с аналогичным периодом 2013 года. По моим оценкам, здесь повлияли два фактора. Первый — развитие инфраструктуры. Несмотря на ухудшение ситуации, банк пока план открытия офисов выполняет. Сейчас сеть отделений ВТБ 24 по Поволжью — это более 200 точек продаж. И где-то на 10% мы ежегодно сеть увеличиваем (это без присоединенной сети Транскредитбанка).

Второй фактор — это работа с корпоративными клиентами. Банк сильно переориентировал работу в данном направлении: с учетом макроэкономической ситуации, с учетом того, что риски увеличиваются, мы больший акцент сделали в сторону наших партнеров — организаций. Здесь мы практически в 2 раза нарастили объем продаж и в целом вышли на прирост в 1,4 раза за 10 месяцев по сравнению с аналогичным периодом 2013 года.

В ряде регионов мы значительно инвестировали в развитие сети отделений, в частности в Татарстане, Самарской, Нижегородской областях, где мы инфраструктуру сильно наращиваем.

И третье, безусловно, — это эффект, который мы получили от присоединения Транскредитбанка, — база РЖД. Это клиент, с которым мы сегодня плотно, хорошо работаем и за счет которого получили серьезный прирост бизнеса. Вот вкратце слагаемые тех результатов, которые мы по итогам 10 месяцев можем видеть в сравнении с прошлым годом.

Какие заемщики надежнее

— Что сейчас происходит со спросом на кредиты со стороны населения? Как выросли риски?

— Не секрет, что беззалоговые кредиты всегда были самыми рисковыми. Но здесь нужно четко различать две вещи. Первое — это риски, связанные с общеэкономической ситуацией, когда клиенты просто перестают платить в силу снижения заработков. Мы видим достаточно большое число предприятий по стране, которые переходят на сокращенный режим работы. Естественно, это напрямую сказывается на уровне доходов сотрудников компании и, как следствие, на их платежной дисциплине. Второй источник усиления рисков связан с мошенниками, которые получают кредиты, заведомо не планируя возвращать.

Банк выбрал достаточно взвешенную политику работы по потребительскому кредитованию. Риски мы для себя разделяем по нашим зарплатным клиентам, корпоративным клиентам, а также клиентам, по которым у нас нет «зарплаты», но уже есть отношения — это люди, которые уже были нашими заемщиками и вкладчиками. Последняя категория — рыночные клиенты или, если быть точнее, клиенты с открытого рынка, которые пришли к нам впервые. По рыночным клиентам наибольший уровень риска, потому что мы о них знаем меньше всего. Мы практически ничего не знаем об их работодателях, мы ничего не знаем об их реальной заработной плате. Поэтому мы не можем дать ответ на вопрос, который всех интересует, и нас в том числе: почему клиенты выходят на просрочку?

Мы сейчас ориентируем работу на наших целевых, зарплатных, корпоративных клиентов. Почему это важно? В первую очередь потому, что мы очень внимательно подходим к анализу их экономической ситуации: изучаем, что происходит на предприятии, регулярно встречаемся с клиентами и получаем от них обратную связь: какая обстановка на предприятии, какие последствия ждут простых работников. Переориентация на корпоративное обслуживание связана исключительно с целью получить на входе для себя клиентов с более понятной экономической составляющей с точки зрения работодателя и наших взаимоотношений.

— Как у вас работает collection scoring, скоринг взысканий в сегодняшних условиях? Как в случае обострений вы решаете проблему?

— Здесь есть абсолютно разные механизмы. Во-первых, мы всем своим заемщикам предлагаем оформлять страховые продукты, на случай если они потеряют работу и доход. Во-вторых, мы проводим работу по действующим заемщикам в части предоставления им реструктуризации. Следует понимать, что механизм реструктуризации достаточно сложный. Что я имею в виду? Задача — все-таки разобраться и предложить продукт, который поможет заемщику выйти из сложной ситуации, в которую тот попал. Если положение тяжелое, то тут действительно уже индивидуальный подход, который мы можем предложить.

Сейчас риски в Поволжье растут несколько быстрее, чем растет портфель. Но это не означает, что новый клиентский поток стал хуже. Мы внимательно анализировали и увидели, что эти риски привносят не новые заемщики. Скорее это касается тех заемщиков, которые брали у нас кредиты ранее, достаточно успешно обслуживали их на протяжении года-двух, и только сейчас у них наблюдается ухудшение ситуации.

— Какая сегодня у вас доля просроченных кредитов?

— Мы в Поволжье идем несколько лучше, чем в целом по системе [ВТБ 24]. По Татарстану могу сказать, что мы движемся на уровне средних по банку показателей. Но здесь имеет место двойной эффект. Уровень просрочки — это фактически соотношение кредитов, вышедших на просрочку, к общему объему портфеля. За счет того что наш портфель растет опережающими темпами к рынку, мы можем говорить, что уровень просрочки такими же темпами не растет. Но при этом абсолютная величина [просроченной задолженности], конечно, показывает рост <...>.

Если говорить на эту тему о сегменте стандартного малого бизнеса, то мы видим, что, например, у нас на просрочку выходят клиенты, которые исправно платили 1,5-2 года. А на третий год почему-то начинают выходить на просрочку. То ли это свидетельство того, что сам бизнес такой еще пока незначительный и собственники бизнеса в перспективе двух лет не готовы планировать, что будет происходить на рынке, то ли это влияние внешней экономической ситуации. Очень сложно говорить. Поэтому мы всегда, комментируя просрочку, говорим только, быстрее или медленнее портфеля она растет.

— Прогнозируете ли рост просроченных долгов на следующий год?

— Это практически невозможно прогнозировать, поскольку тут включаются факторы, которые не зависят от банка. Мы не можем на 100% сказать, как поведет себя клиент, какая будет ситуация на рынке, как работодатели будут выстраивать отношения с сотрудниками <...> Клиенты стали осторожнее подходить к получению кредитов, прежде всего потребительских.

А наименьшая просрочка — это ипотечные кредиты, где клиенты очень взвешенно подходят к решениям. И при этом по ипотечным кредитам — всплеск.

Ипотека внушает оптимизм

Если посмотреть на текущий год, нехарактерные всплески в ипотечном секторе у нас были в апреле — мае и в октябре — ноябре. Я связываю это с тем, что люди, находясь в состоянии неопределенности, предпочитают уходить «в кирпич», используя эту возможность для сохранения накоплений.

В ипотеке есть еще один важный момент. Если брать уровень проникновения обычных кредитных продуктов, мы сейчас идем примерно наравне с развитыми странами Западной Европы. Если говорить про ипотечный рынок, то мы еще не достигли уровня Восточной Европы, мы значительно ниже. И этим во многом объясняется тот спрос, который мы сейчас на рынке ипотечного кредитования наблюдаем. И вы видите, что делает Центробанк: повышает учетную ставку. Банки реагируют на это, ставки по розничному кредитованию растут, и в такой ситуации потребитель кредитного продукта затаился в ожидании — что же будет происходить на рынке. Но ставки по депозитам также растут, и клиенты стараются поймать момент, чтобы оформить вклад под более высокие проценты.

— У ВТБ 24 второй по объему ипотечный портфель в стране. Какие у вас прогнозы по спросу на ипотеку в Приволжском федеральном округе и его субъектах, в крупных городах?

— За 10 месяцев 2014 г. по Поволжью было выдано 28 000 ипотечных кредитов. Это очень серьезная цифра, это более 45 млрд руб. Мы по Поволжью вплотную приблизились к цифре в 20% от новых выдач по рынку. По итогам сентября 17,3% — наша доля в новых выдачах. В Татарстане за год доля — 23% от новых выдач ипотечных кредитов в регионе, но здесь вы должны понимать, что рынок региона показывает очень хороший рост, объемы вводимого жилья просто колоссальные. Наверное, сопоставимые объемы показывает очень небольшое количество регионов округа — это Нижний Новгород и Самара. Во всех остальных цифры значительно ниже.

Я уже сказал о том, что за 10 месяцев рост ипотечного портфеля за год [к 10 месяцам 2013 г.] составил 1,7 раза. По ряду регионов он больше чем в 2 раза — очень хорошо нарастили бизнес Саратов, Самара, Нижний Новгород, Оренбург, Уфа, Чебоксары. Татарстан в числе тех, кто нарастил бизнес более чем в 1,5 раза.

Риски по ипотечному портфелю следующие: доля просроченной задолженности не превышает 1%. Это обеспеченные кредиты, с одной стороны, но и клиенты очень взвешенно подходят к решению брать ипотеку. Поскольку для большинства семей это шаг, на который решаются один-два раза в жизни, здесь клиент очень хорошо оценивает все возможные риски, более чем основательно подходит к выбору недвижимости. Такие клиенты кредит исправно погашают.

Приведу такой пример. У нас в среднем срок, на который берут ипотечный кредит, составляет 15 лет, а реальный срок погашения — 7-8 лет. То есть мы можем говорить о том, что люди «перезакладываются» с точки зрения тех доходов, которые они готовы направлять в счет ипотечных платежей. И третий фактор — это общая ситуация на рынке, связанная с уровнем закредитованности, проникновением ипотеки <...> Фактически ипотека продолжает оставаться драйвером, который будет способствовать общей динамике рынка розничного кредитования. Сейчас наши аналитики прикидывают, какие темпы роста рынка будут по ипотеке, от них будем отталкиваться и по движению рынка, и по тому, какие планы нас ждут.

— По среднему размеру ипотечного кредита что можно сказать?

— Здесь два момента. Первое — мы запустили уникальное условие, существенно отличающееся до последнего момента по ценообразованию. Чем больше размер кредита, тем меньше процентная ставка. Это очень важный элемент, который, безусловно, сыграл роль: средний размер кредита увеличился. Если, к примеру, по Татарстану по прошлому году цифра была 1,2-1,3 млн руб., то сейчас — 1,6-1,7 млн руб. Второй фактор связан с тем, что цены на квадратный метр растут. (Я не готов комментировать, с чем это связано, почему застройщики выбрали для себя такую политику. Наверное, во многом это связано с тем, что и качество вводимого жилья улучшается.) Еще очень вырос рынок элитного жилья, где стоимость квадратного метра значительно выше. Я, кстати, приехал в Казань и увидел в гостинице журнал, в котором сравнивается цена квадратного метра жилья по крупнейшим городам. Мы видим, что в Татарстане есть уже жилье серьезного уровня, где отклонение от средних показателей по рынку достаточно серьезно — 60 000—65 000 руб. (за 1 кв. м). При этом есть предложения, где квадратный метр до 100 000 руб. доходит. Конечно, это тоже оказывает влияние на то, что средний размер ипотечного кредита увеличивается.

— В плане роста ипотечного портфеля — на какой регион вы возлагаете большие надежды в следующем году?

— Вы знаете, мы не любим вопроса, какой регион для нас приоритетный. Потому что в каждом регионе есть свои особенности, и это напрямую связано с развитием нашего бизнеса.

Что я имею в виду? Рынки очень разные. Есть рынки, где достаточно большой объем вводимого нового жилья — например, Татарстан, Нижний Новгород. Есть регионы, где в силу разных причин, наоборот, очень востребовано вторичное жилье, и хорошую динамику показывает этот рынок. Мы вот недавно были в Нижнем Новгороде. У них и по динамике рынка цифры очень хорошие, и по объемам вводимого жилья. Они, например, очень активно сейчас работают по программе расселения ветхого жилья. На цифрах может показаться несколько по-другому, но здесь важно разобраться в сути. Они вводят очень большое количество жилья эконом-класса — небольшие квартиры, чтобы как раз расселить то ветхое жилье, которое есть на территории региона. Поэтому очень, очень сложно ответить, какие регионы предпочтительнее. Наша задача — выйти на [долю ВТБ 24] 20% новых выдач. Мы к этой цели идем во всех регионах.

Автокредиты

— Что можно сказать о рынке автокредитования?

— Он сократился по сравнению с 2013 г. По оценке Ассоциации европейского бизнеса (АЕБ), падение от 25 до 30%. И нужно очень сильно разделять ситуацию по маркам. Если, например, говорить о нашей [в ПФО] структуре продаж, то у нас три ключевые марки формируют более половины всех продаж автокредитов: это Lada, Kia и Hyundai. Приблизительно такая же ситуация наблюдается по всей России. Если посмотреть детально на данные АЕБ, то Lada очень сильно сократилась, примерно на 30%. Поскольку у нас в структуре продаж ее доля значительна, естественно, что снижение тоже весомое. По Kia мы видим практически обратную ситуацию: марка сработала флэтом — снижения продаж у них не наблюдается. По моей личной оценке, это связано с верно выбранной ценовой политикой и достаточно интересным модельным рядом. Недавно читал статью в одном из изданий о том, что в ноябре Kia вышла в лидеры продаж в России, даже обогнав Lada. Это, конечно, серьезный показатель, говорящий о том, что клиентам интересен этот продукт. Действительно, цифры говорят, что рынок снижается, хотя по итогам ноября данные АЕБ вышли практически на уровень ноября 2013 г. По моей оценке, это связано с тем, что клиенты, находясь в состоянии неопределенности, предпочитают инвестировать денежные средства в крупные покупки, и автомобили здесь являются примером.

Консервативное Поволжье

— Как вели себя клиенты в условиях дорожающей валюты? Насколько удачно население инвестировало в валюту в этом году? (Дмитрий Лабутин отвечал на этот вопрос до обвала рубля 16 декабря. — «Ведомости»).

— Был момент в интервале октября — ноября, когда клиенты, например, рублевые вклады переразмещали в валютные. Например, по Татарстану у нас доля валютных вкладов возросла с 16 до 20% за этот период. В принципе, наверное, да, это показатель. У нас по банку в целом эта цифра несколько выше — в некоторых регионах она доходит до 25%. Как видите, в любом случае Поволжье, и Татарстан в частности, остается более консервативным относительно размещения средств в валюте или в рублях, и про Татарстан можно сказать, что все равно люди стараются свои денежные средства хранить в рублях.

Добро пожаловать

— В течение года как менялись у вас условия вкладов? Сроки, размеры, ставки? Какая средняя ставка?

— Структура вкладов стала более прозрачной, более понятной, чтобы не было, так сказать, 50 вариантов. По большому счету есть три основных вклада. Клиент выбирает либо вклад, скажем так, мобильный, которым можно пользоваться в любое время и не терять при этом проценты, либо вклад с максимальной процентной ставкой на определенный период — консервативный, направленный на то, чтобы извлечь максимальную доходность от размещаемых денег, либо вклад с частичной мобильностью, с возможностью еще довнести в течение срока [его действия] определенные суммы. И конечно, очень значимый для нас объем работы с клиентами по депозитам — вклады от наших удаленных каналов обслуживания: в Телебанке или размещаемые через банкоматы <...> Клиентам с депозитом меньше 100 000 руб. мы предлагаем размещаться в банкоматах. Мы готовы предоставлять повышенную процентную ставку, поскольку клиент это делает самостоятельно. То есть мы не используем ресурс наших сотрудников — соответственно, за счет этого мы готовы клиенту предложить определенную надбавку. Ну и, в принципе, это те суммы, по которым клиенты очень часто выбирают оформление в дистанционных каналах, в Телебанке. Для чего? Да просто для экономии времени и чтобы видеть, сколько процентов они получили и, как-то распоряжаться этими процентами. Кто-то направляет эти проценты в счет погашения коммунальных платежей, другие на что-то еще.

По средней ставке… Вы должны очень хорошо понимать, что мы можем говорить о портфеле, можем говорить о новых вкладах. И здесь цифры будут очень сильно отличаться, потому у нас есть вклады, которые открыты и три года назад, и год назад, и два года. Поэтому я сейчас даже не буду вам отвечать, потому что считаю, что это не даст объективной картины. Она [средняя ставка] зависит от очень большого количества факторов. Этой цифрой можно хорошо манипулировать, и многие этим занимаются. Вот по по объему выдач [кредитов] достаточно однозначные цифры, тут никак не удастся интерпретировать цифры ни в свою пользу, ни наоборот.

По линейке вкладов мы, безусловно, будем ориентироваться на рынок. И на то, как поведет себя ЦБ в отношении ключевой ставки и как будут вести себя игроки на рынке. Политика банка в отношении вкладов — она ровно такая. Ориентируемся на рынок и на конкурентов.

Плюс Транскредитбанк

— Какой получился эффект от присоединения к вам Транскредитбанка конкретно в ПФО?

— Первое. Безусловно, на рынке это уникальный случай объединения двух банков, который позволил такого хорошего синергетического эффекта достичь. Ни для кого не секрет, что Россия — это страна, строящаяся вокруг железной дороги. Естественно, объединившись с ТКБ мы получили возможность предоставлять услуги в большом количестве городов присутствия железной дороги. Если посмотреть от Москвы до Владивостока, то на протяжении всей железной дороги присутствуют офисы ВТБ 24 или офисы экс-ТКБ. Приведу пример: Мордовия. До присоединения мы присутствовали только с самом городе Саранске. С присоединением экс-ТКБ к нам добавилась крупная узловая станция Рузаевка. Аналогично — город Канаш в Республике Чувашии или Агрыз в Татарстане. Нас не было там, а сейчас офис ВТБ 24 в Агрызе есть. Есть масса таких примеров, когда мы в чуть менее крупных городах смогли обеспечить свое присутствие. Поэтому, безусловно, это была очень хорошая возможность нашу инфраструктуру увеличить. Мы получили и дополнительные точки продаж, и взаимную доступность банковских услуг. С учетом совместной сети сейчас это более 1000 отделений по всей России.

А клиенты экс-ТКБ получили возможность использовать всю продуктовую линейку, которую предоставляет ВТБ 24. В экс-ТКБ возможностей было поменьше — достаточно сказать, что там не был представлен автокредит (ну и ряд других продуктов). Что касается ипотечного портфеля, нет прямой взаимосвязи с присоединением ТКБ. Клиенты РЖД наравне с нашими остальными клиентами испытывают потребность в улучшении своих жилищных условий. Но мы не выделяем их в структуре продаж, никогда не стояло задачи посчитать, насколько мы увеличили объем продаж за счет клиентов РЖД.

Деньги на карте

— Карты ВТБ 24 — какая здесь динамика? И о проблеме мошенничества, о которой вы упомянул в начале разговора, — не участились ли такие факты?

— В целом могу сказать, что сейчас на уровне банков и платежных систем очень сильно увеличилась степень защищенности этого канала [пластиковых карт]. И мы сейчас очень значительно доработали функциональное наполнение пластиковых карт в интернете. То есть, к примеру, сейчас ни одна операция не проходит без подтверждающего кода — если такую услугу клиент подключит. Я имею в виду технологию 3D-Secure, которая позволяет проводить операцию только после того, как вы ввели код, который пришел на ваш личный телефон. И мы видим, что уровень мошенничества в интернете как раз сократился. Плюс уровень финансовой грамотности у населения очень сильно растет: научились клиенты пользоваться картами, хорошо разбираются в условиях по продуктам, и здесь уже очень сложно мошенникам как-то повлиять в своих корыстных целях на клиентов. Так что нет, мы не видим всплеска мошенничества.

Что касается объемов эмиссии карт, то у нас из года в год они растут — и зарплатных карт, и рыночных. С чем это связано? Первое. У нас не стоит задача сделать очень большую продуктовую линейку. Мы очень взвешенно подходим к тому, какие продукты запускаем. Если вы помните, год назад мы говорили, что запускаем кобрендовую карту с РЖД. По ней можно накапливать бонусы и менять их на бесплатные поездки поездами РЖД. Сейчас мы видим хороший, планомерный рост спроса на этот продукт. Клиенты начинают чувствовать его выгоду, начинают использовать преимущества. И объем эмиссии данных карт растет.

— Была этим летом ситуация, которая заставила понервничать держателей Visa и MasterCard, когда в одно из воскресений на несколько часов некоторые банки приостановили операции по этим картам. И вновь заговорили о необходимости скорейшего внедрения национальной платежной системы. Ваше мнение по этому поводу?

— Для платежных систем Россия остается очень перспективным рынком. Уверен, что для них невыгодно прекратить работу на территории РФ. При этом действительно было много комментариев о том, что на уровне РФ создается внутренняя платежная система. Сейчас такая работа ведется, ВТБ 24 в ней тоже принимает участие. От себя могу сказать, что альтернативный канал даст хорошую возможность нивелировать риски, которые потенциально могут возникнуть. Но пока серьезных предпосылок, чтобы это произошло, я не вижу. На самом деле тогда пострадали те банки (и их клиенты), которые подпали под санкции. Комментировать это событие очень сложно, и к нам оно точно не имеет отношения. Но создавать альтернативный канал — это абсолютно правильное решение, и участие в этом ВТБ 24 — тоже абсолютно правильно. Как дальше будет развиваться, посмотрим. Могу сказать, что это потребует значительного ресурса. А мы уже сейчас в банкоматах группы — «Банк Москвы»i, Лето-банк, ВТБ 24 — предоставляем всем клиентам возможность снятия без комиссии. Это уже значительная инфраструктура, клиенты наши не должны испытать никаких проблем с тем, чтобы в случае необходимости снять денежные средства в банкомате.

Стандартный и приоритетный МСБ

— Какая ситуация в сегменте малого бизнеса?

— Внутри банка мы разделяем малый и средний бизнес на два направления. Клиенты стандартного сегмента — как правило, это индивидуальные предприниматели сферы потребительских услуг либо собственники небольшого, часто молодого, от 1-3 лет, бизнеса, и второй сегмент, приоритетный, — более крупные организации, выручка которых уже достаточно серьезна, доходит до 300 млн руб. в год и больше.

Первая группа заемщиков, как показывает практика, напрямую и наиболее подвержена кризисным явлениям. Сейчас мы видим, что у них ситуация ухудшается и, соответственно, наши объемы продаж в этом сегменте сокращаются. Но, безусловно, эти риски мы стараемся компенсировать. В приоритетном сегменте МСБ мы не видим снижения.

— Каково соотношение, по итогам 10 месяцев 2014 г., доли стандартного и приоритетного сегментов МСБ в вашем портфеле?

— Приоритетный сегмент занимает более половины объема новых выдач в регионах.

— В чем неудача пилотного проекта по экспресс-кредитованию малого бизнеса — в частности, в Татарстане? Будет ли этот вид кредитования прекращен совсем или изменятся условия?

— Говорить, что это был пилотный проект, не совсем корректно, потому что банк со стандартным сегментом малого бизнеса работает уже достаточно большой период времени. Три последних года — тот период, когда мы интенсивно с этим сегментом работали: вводили ставки специальных менеджеров для этих клиентов, постоянно совершенствовали пакет документов, набор услуг. То есть предлагали некий коробочный продукт, который впоследствии помогал индивидуальному предпринимателю переходить в сегмент более крупного бизнеса. Но говорить о неудаче я бы не стал, на недавней [25 ноября] пресс-конференции в Казани [Дамира Габдулхакова, управляющего ВТБ 24 в Татарстане] имелось в виду, что мы, исходя из конъюнктуры рынка, сейчас активно этот продукт не продвигаем (по данным банка, после последних событий на банковском рынке программа беззалогового экспресс-кредитования приостановлена. — «Ведомости»).

Безусловно, мы для себя клиентов сегментируем по отраслям. Есть отрасли, которые сейчас себя чувствуют не очень хорошо. Как только сокращается товарооборот, сворачиваются, например, такие сферы, как грузоперевозки. Соответственно, у собственников такого бизнеса выручка и возможность обслуживать кредит снижаются. Но сказать, что мы со «стандартом» перестали работать или резко возросли риски… Да, риски возросли, но не критично, и сейчас мы как раз работаем над тем, чтобы попытаться помочь этим клиентам. Если смотреть на объемы выдачи [кредитов МСБ] за 10 месяцев 2014 г. по сравнению с аналогичным периодом 2013 г., то по Поволжью эта цифра составляет 8-9%. В Татарстане эта цифра превышает 30%, т. е. на треть мы увеличили объем.

Новый год настает

— Какие планы в ПФО на 2015 г. будут реализованы независимо от колебаний рынка, во всяком случае не критичных колебаний?

— По продуктам говорить ничего не буду, поскольку они запускаются все централизованно. Мы не сторонники запуска какого-либо индивидуального продукта на территории региона. Если говорить о планах, то пока могу сказать, что задача по дальнейшему расширению инфраструктуры остается. В данном случае это открытие отделений. Текущая ситуация не заставила нас отказаться от планов по расширению сети — на следующий год мы планируем и открытие новых точек, и переезды уже действующих отделений в ПФО.

Второй момент — мы продолжим работу с нашими корпоративными зарплатными клиентами, есть такая задача по развитию бизнеса. Мы планируем сохранение и наращивание нашей доли на рынке по ипотечным программам, также стоит задача по повышению доли рынка в других секторах, она сохраняется независимо от экономической ситуации в стране. В целом, конечно, «шторм» в экономике накладывает свой отпечаток на дальнейшие планы, но в любой кризисной ситуации нужно стремиться достичь большего и не потерять то, чего ты уже достиг. Во время перераспределения рынка только грамотная и слаженная работа поможет сохранить и даже нарастить долю.

Отдельно я бы все-таки выделил как задачу работу с сегментом состоятельных клиентов. Мы очень много инвестировали в это направление в 2014 г., открыли большое количество офисов с зонами обслуживания для таких клиентов. Мы значительно нарастили количество сотрудников именно для обслуживания данного сегмента. Например, в Нижнем Новгороде у нас где-то в 2,5 раза возросло количество сотрудников, которые работают именно с состоятельными клиентами. В Татарстане эта цифра тоже значительная. Мы как минимум открыли этот офис, где мы сейчас с вами сидим, открыли офисы в Набережных Челнах — офисы, где уже значительно изменена инфраструктура под работу в этом сегменте. В Нижнем Новгороде — цифра свежая — там более 2500 клиентов сейчас находится на пакетном обслуживании, а в Татарстане не менее 1000 новых клиентов мы получим в данном сегменте.

Вообще очень важно отметить, что ВТБ 24 в Поволжье остается нетто-кредитором. 250 млрд руб. — это текущий портфель розничных кредитов ВТБ 24 по всему Поволжью. Портфель депозитов — там львиную долю занимают депозиты физических лиц — 126 млрд руб. Вы видите, что разница почти в 1,8 раза. И конечно, текущие тенденции говорят о том, что клиенты скорее склонны денежные средства размещать, нежели брать. В этой ситуации работа с состоятельным сегментом приносит плоды. Не скрою, у нас в структуре привлечения доля состоятельных клиентов значительная — она уже больше 50%, в ряде регионов она достигает и 70-80%. Поэтому, конечно, от инвестиций, которые мы сделали в развитие инфраструктуры в 2014 г., мы планируем в 2015 г. получить эффект.

А в остальном — когда будем подводить полноценные итоги за 12 месяцев, тогда и назовем более конкретные цифры, на которые мы планируем выходить в 2015 г.

После шторма

Ставка по ипотеке теперь не дифференцируется. Действует единая ставка — 14,95% при наличии комплексного страхования и 15,95% годовых без страхования. Ликвидируются дисконты для партнеров, зарплатных клиентов и сотрудников. Приостановлена выдача валютной ипотеки, а также ипотеки на покупку жилых домов и земельных участков. Приостановлена программа нецелевого кредитования под залог недвижимости.

Ставка по нецелевым кредитам наличными теперь варьируется от 26,5 до 34,5% годовых. Ранее она составляла 20,5-27% годовых.

По депозитам ставки повышены в рублях и валюте и введен новый вклад на короткий срок. Максимальная ставка в рублях — 15,2% годовых.

По автокредитам ставки выросли в среднем на 3% годовых.

По кредитным картам ставки повышены на 4% годовых. Теперь по картам категории Classic процентная ставка составляет 28% годовых, по Gold — 26%, по Platinum — 22% (данные банка).

Беседовала Наталья СУХОРУКОВА