«Автолизинг стал серьезной альтернативой другим способам приобретения автомобилей»
Фото: «Европлан»

«Автолизинг стал серьезной альтернативой другим способам приобретения автомобилей»

Александр Михайлов
вице-президент компании «Европлан»
4442

Сокращение лизингового рынка за 2014 год составило около 13%, озвучило на днях предварительные итоги своих подсчетов рейтинговое агентство «Эксперт РА». При этом ранее, по итогам трех кварталов 2014-го, аналитики сообщили о лидирующей роли и заметном росте доли автосегмента в структуре лизингового рынка — до 32,3% в объеме нового бизнеса с 21,8% годом ранее. Подробно о ситуации в сегменте автолизинга и на лизинговом рынке в целом порталу Банки.ру рассказал вице-президент автофинансовой компании «Европлан» Александр МИХАЙЛОВ.

— Как вы оцениваете текущую ситуацию на авторынке и в сегменте автолизинга в частности?

— По итогам 2014 года авторынок сократился, по данным Ассоциации европейского бизнеса, на 10,3%, то есть россияне купили примерно на 250 тысяч новых машин меньше, чем годом ранее. И это несмотря на всплеск продаж в декабре 2014 года. В 2015 году большинство экспертов прогнозируют дальнейшее снижение продаж на 35—40%.

Итоги года по сегменту автолизинга еще не подведены, однако на основании данных за девять месяцев 2014 года можно смело отметить уникальную картину роста продаж автомобилей в лизинг при общем снижении продаж (по данным рейтингового агентства «Эксперт РА», объем лизинга грузовых автомобилей вырос на 12,8%, а лизинга легковых автомобилей — на 27%). Автолизинг стал серьезной альтернативой другим способам приобретения автомобилей. Я думаю, что по итогам года значения прироста будут скромнее — все-таки автолизинг не мог не отреагировать на ситуацию с авторынком, — но все равно будет зафиксирован рост.

В 2013 году никто, конечно, не предполагал такого разворота автомобильного рынка. В то же время тенденция роста доли автолизинга долгосрочная, сформировалась в последние пять лет и будет сохраняться в дальнейшем. При доле продаж автомобилей с помощью лизинга около 5% нам далеко даже до восточноевропейских 15—20%.

— В вашей компании тенденции совпадают с общерыночными?

— Компания «Европлан», которая является лидером рынка автолизинга, всегда росла, опережая рынок, и за 12 месяцев 2014 года мы отметили прирост объемов деятельности на 11% — в противовес снижению продаж автомобилей и сокращению лизингового рынка в целом. За 2014 год с многочисленными лизингополучателями — российскими предприятиями, организациями, предпринимателями и физическими лицами — «Европлан» заключил почти 30 тысяч договоров лизинга транспорта, различной техники и оборудования на сумму 65 миллиардов рублей.

— Каковы ваши ожидания на следующий год для компании и для рынка автолизинга в целом? Кризис наверняка заставляет корректировать и рыночные прогнозы, и ваши собственные…

— Долгосрочный тренд роста доли автолизинга пока сохраняется, но в 2015—2016 годах мы ожидаем отклонения от роста. Это, конечно, хуже, чем мы планировали в пятилетней программе еще пару лет назад. Помимо нестабильности национальной валюты на сегменте сказываются общее падение продаж на авторынке (начавшееся в марте 2014 года), рост цен на автомобили, сложности с фондированием и повысившаяся неопределенность будущего и в бизнесе, и в семейных бюджетах.

К слову, рост цен на новые и б/у автомобили — это отличительная черта текущего кризиса. Обычно при нестабильной экономической ситуации ожидают падения активов в цене, тогда как сейчас все произошло ровно наоборот.

Что касается нашей компании, то, как я уже сказал, мы в очередной раз продемонстрировали рост «против рынка». Но вряд ли это возможно — расти постоянно, без пауз. Сокращать объемы сделок в 2015 году планируем по крайней мере не сильнее, чем рынок, то есть опять получается: «лучше рынка». Нашу ситуацию по сравнению с другими игроками делает уникальной сохранение «Европланом» доступа к фондированию: на данный момент у нас общий объем открытых кредитных линий от крупнейших российских банков составляет около 10,1 миллиарда рублей. Поэтому у нас в 2015 году появляется возможность взять на себя те сделки и работать с теми лизингополучателями, которыми ранее занимались другие компании, сейчас доступа к фондированию не имеющие. Мы этому, как любые здравомыслящие люди в такой ситуации, не сильно радуемся, однако факт остается фактом — для высококапитализированных компаний с доступом к фондированию появляются новые возможности на лизинговом рынке.

— Наблюдалось ли в 2014 году перераспределение долей между сегментами внутри самого автолизингового рынка?

— В 2014 году увеличилась доля сегмента легковых автомобилей и несколько снизились доли грузовых авто и спецтехники. Это естественный результат, так как в 2014 году продажи коммерческого транспорта снижались быстрее, чем легкового. Ожидаю, что это повторится и в 2015-м.

— Прослеживается ли в целом на лизинговом рынке тенденция к укрупнению или, наоборот, «дроблению» сделок на фоне кризисной ситуации? Каковы ваши ожидания в этой связи?

— В настоящее время на рынке наблюдается сокращение числа крупных сделок и увеличение числа небольших, «розничных» сделок. В наибольшей степени эта тенденция коснулась как раз сегмента автолизинга, и, я уверен, она сохранится и в 2015 году. В сегодняшних условиях лизинг становится наиболее выгодным и, более того, самым доступным инструментом финансирования автотранспорта. Это касается лизинга как для юридических лиц, так и для физических. Получить в банке нецелевой кредит для компании или автокредит для физического лица становится все сложнее. А лизинг по-прежнему обеспечивает возможность приобрести необходимый для бизнеса или личного использования автомобиль, да еще и с большими скидками, так как крупные автолизинговые компании приобретают для передачи в лизинг десятки тысяч автомобилей в год и являются своего рода оптовыми покупателями.

— Успела ли кризисная ситуация уже отразиться на автолизинге для физлиц?

— Да, успела — кризисная ситуация спровоцировала рост в этом нарождающемся сегменте. Дело в том, что сегодня классические кредиторы, банки, демонстрируют гораздо более избирательный подход к заемщикам — стремясь минимизировать свои риски, банки стали одобрять меньше автокредитов и повысили свои требования к кредитной истории и финансовому положению заемщика. И это, в сочетании с ростом цен на автомобили, делает приобретение машины чрезвычайно затруднительным. В этих условиях лизинг для физических лиц становится практически единственной возможностью купить хороший автомобиль: за счет в два-три раза меньших, чем в автокредите, ежемесячных платежей лизинг позволяет приобрести именно ту модель, которую покупатель хочет (даже с учетом ее возросшей стоимости), и при этом еще и сократить ежемесячные расходы.

— Значит, можно ожидать перетока клиентов из автокредитования в автолизинг в связи с кризисом?

— Автолизинг рос на протяжении всех последних лет — проникновение лизинга в покупках автомобилей выросло с 3% в 2009 году до 5,2% в 2013-м. Мы ожидаем (и прикладываем к этому усилия), что лизинг продолжит рост и станет если не основным, то равноправным с автокредитом инструментом приобретения автомобиля, как это произошло в странах Европы и Америке.

Тем более мы ожидаем этого в сегодняшних условиях, когда кредитование становится практически недоступным как для компаний, так и для физических лиц. Дополнительные — и очень значительные — преимущества лизинга для юридических лиц заключаются в экономии на налоге на прибыль, снижении общей закредитованности компании, минимальных сроках сделки, комплексном обслуживании, отсутствии необходимости в обеспечении и залоге. А физические лица, как я уже упомянул, получают возможность значительно сократить ежемесячные расходы за счет меньших по размеру ежемесячных платежей, чем при автокредите.

— Тем не менее в кризис многие компании пересматривают свои стратегии развития — для вас это актуально? Понадобятся ли дополнительные меры для стимулирования продаж, происходят ли или планируются изменения в составе поставщиков?

— Наша стратегия будет заключаться в экономии издержек и минимизации перекладывания возросшей стоимости финансирования на лизингополучателей.

Что касается поставщиков, то у крупных лизинговых компаний их число всегда относительно стабильно — например, в 2014 году автомобили и техника были закуплены «Европланом» более чем у 3 500 юридических лиц (и я не думаю, что в 2015 году их число сильно сократится), со многими из которых были реализованы многочисленные партнерские программы. В рамках этих программ клиенты «Европлана» могли приобрести автомобили более чем 40 ведущих мировых марок со скидками и на специальных лизинговых условиях: в зависимости от марки и программы — с нулевым удорожанием, минимальным обязательным авансом, сниженными ежемесячными и выкупными платежами. В 2015 году мы будем стараться сохранить этот набор опций для лизингополучателей.

— Какова ситуация с платежами? Дисциплина лизингополучателей ухудшилась на фоне кризиса?

— «Европлан» всегда отличался высоким качеством портфеля. Поэтому мы не прогнозируем критического роста неплатежей и значительного снижения уровня платежной дисциплины по текущим сделкам.

— А подход к оценке новых сделок изменился?

— Конечно, нам придется менять конфигурацию условий и еще более тщательно подходить к оценке рисков. Но повторные лизингополучатели, сформировавшие хорошую кредитную историю с нами, могут смело рассчитывать на более низкое удорожание и более низкий аванс при прочих равных.

— Ожидаете ли изменения расклада сил на рынке лизинга в 2015 году — ухода игроков, слияний и поглощений, изменений в составе ключевых игроков автолизинга?

— 2015-й станет годом ухода с рынка тех компаний, которые в 2014 году еще имели доступ к финансированию. В 2014 году дефолт по облигациям допустила компания «РТК-Лизинг», что негативно для всего рынка. В хорошие времена компании могли оставаться малокапитализированными, низкодоходными, иметь плохую ликвидность (когда долгосрочный лизинговый портфель фондирован более краткосрочными обязательствами), но быть приближенными к государственным банкам и гарантиям — и из-за этого получать кредиты. В 2015 году сами государственные банки оказались под санкциями и перед закрытыми внешним рыками. Ликвидные лизинговые компании останутся на рынке, однако сократят до минимума новый бизнес. Поэтому сам факт того, что компания остается на рынке и продолжает передавать в лизинг технику, генерировать новый бизнес, будет означать успешность стратегии этой компании.

— Считаете ли вы целесообразными для самого сегмента и для экономики в целом какие-либо антикризисные меры по поддержке лизинга (может, даже конкретно автолизинга)?

— Идеальной антикризисной мерой стала бы фокусировка деятельности государственных лизинговых компаний, подпадающих под санкции, только на крупных, стратегически важных проектах государственного значения. Это позволило бы освободить занятые ими сегменты рынка, где был и успешно работал и так незначительный частный капитал, который сам привлекал туда новые инвестиции. Госкомпании его оттуда попросту вытеснили, не создав инфраструктуры для возврата. Если такие сегменты будут слишком долго заняты государственными компаниями, частному капиталу будет туда не вернуться, и тогда развитие, например, автолизинга будет замедлено на многие годы вперед по сравнению с ситуацией сохранения частного капитала и реальной конкуренции в качестве лизинговых услуг. От этого пострадают обычные пользователи автомобилей.