«Обычному заемщику со стороны очень сложно обмануть банк. Нужно, чтобы кто-то внутри помог это сделать»
Фото: «Делойт»

«Обычному заемщику со стороны очень сложно обмануть банк. Нужно, чтобы кто-то внутри помог это сделать»

Рустам Мухаметшин
старший менеджер группы по проведению финансовых расследований «Делойт», СНГ
12345 1

В банковской сфере из-за кризиса с конца 2014 года участились случаи мошенничества. К такому выводу пришли эксперты «Делойт». Старший менеджер группы по проведению финансовых расследований компании «Делойт», СНГ Рустам МУХАМЕТШИН в интервью Банки.ру рассказал, какие виды мошенничества наиболее актуальны и как их выявляют аудиторы.

По данным «Делойт», банки чаще стали обращаться с просьбами противодействия мошенничеству. С чем, на ваш взгляд, это связано?

– Тема мошенничества становится достаточно актуальной в период кризиса. Это происходит по двум причинам. Во-первых, начинают проявляться финансовые проблемы банков. Внутри банка начинаются выяснения, куда пропали деньги, и далее открываются злоупотребления в мошеннических схемах. Во-вторых, в банках всплывают проблемы заемщиков, которые в хорошие времена были приняты на льготных условиях.

Еще один момент. В России скоро начнет действовать программа докапитализации банков через средства ОФЗ. Кроме того, принята антикризисная стратегия правительства, которая подразумевает помощь некоторым отраслям экономики. Помощь предоставляется через банки. По предыдущему опыту, есть случаи, когда эта помощь при таких программах уходит не туда, куда нужно, – не тем компаниям и не на тех условиях. Речь идет о банальном выводе денежных средств, когда их предоставляют компаниям-однодневкам. Другой случай – средства могут выдаваться и на легитимной основе. Но заемщики могут представлять высокий уровень риска. При стандартных уровнях кредитования такие заемщики не проходят.

Насколько выросло количество обращений в «Делойт» со стороны банков?

– Статистики как таковой нет, поскольку нет единого подхода. Но если ранее мы вели один крупный проект в год, то за последние полгода провели встречи с пятью банками. Буквально недавно мы встречались с банком из топ-10, который спрашивал нас, как можно организовать работу в области противодействия мошенничеству.

Количество случаев мошенничества в банках действительно увеличилось. Но рост числа обращения к нам связан и с другим обстоятельством. Банки потихоньку дозревают до понимания, что нужно иметь стандартизированный подход к борьбе с мошенничеством. Дело в том, что на текущий момент у 99% российских банков эта работа распылена среди подразделений банков. Этим занимаются сразу несколько отделов: служба безопасности, отдел операционных рисков, внутренний аудит, служба информационной безопасности. На мой взгляд, такой подход менее эффективен. Банки постепенно приходят к осознанию необходимости централизации функции противодействия мошенничеству и злоупотреблениям. Нам все чаще задают вопросы: как организовать службу по борьбе с мошенничеством, есть ли единые стандарты, что мы можем посоветовать банкам.

– То есть вы видите рост интереса к этой проблеме со стороны самих банкиров?

В России еще достаточно молодые банки. Банковская система существует, по сути, с 90-х годов, темпы ее развития достаточно высокие. Мне кажется, это логичная эволюция. Банковские специалисты становятся все более опытными. С приходом иностранных банков, которые уже давно работают по этой теме, наши специалисты учатся у западных коллег.

– Можете ли вы привести конкретные примеры мошенничества из вашей практики?

– Это конфиденциальная информация. Как правило, мы не разглашаем названия наших клиентов, потому что не все готовы делиться проблемами с широкой общественностью. Был лишь один случай, когда клиент указывал в своем пресс-релизе, что мы являлись участниками их расследования, – это Росбанк, в 2013 году.

Всем известно, у каких банков за последние два-три года отозвали лицензию. Но нигде сначала не говорится о мошенничестве. Однако потом очень часто руководители или владельцы этих банков объявляются в розыск.

«Делойт» как аудиторская компания обращается в правоохранительные органы, если видит какие-то факты мошенничества – например, в выдаче кредитов аффилированным компаниям?

– Банк всегда действует в соответствии с кредитной политикой. Поэтому грань, где мошенничество, а где неисполнение процедуры должным образом, весьма размыта. Где-то злоупотребления могут быть истолкованы как ненадлежащее исполнение обязательств. Многое зависит от сбора доказательств. Ведь нужно доказать, что деньги действительно были украдены. Мы обычно действуем по заказу акционеров или руководства банков, чтобы расследовать какие-либо случаи мошенничества. Если мы что-то обнаруживаем, право обратиться в правоохранительные органы оставляют за собой акционеры либо сам банк.

– Наблюдаете ли вы какие-либо новые схемы в мошенничестве?

– Все старо как мир. Это выдача кредитов на фирмы-однодневки, аффилированные компании. Чаще всего происходит недостоверная оценка финансового положения заемщика, предмета залога. При выдаче кредита закладывается, например, недвижимость и существует несколько способов ее оценки. Применение подхода влияет на решение о выдаче кредита, и только специалист может определить, правильный ли подход был применен и надлежащим ли образом были проведены расчеты. Если залог оценен вопреки методикам, то в критической ситуации с его реализацией возникают сложности: в частности, она занимает достаточно длительное время и сопряжена с большими потерями.

Еще один вид риска – закупки банков. Их не так много, как у других компаний, но они есть: IT-закупки, закупки техники. При этом случаются конфликты интересов. Например, те, кто отвечает за закупки, создают свои фирмы и продают товар своим же организациям по нерыночным ценам. Это достаточно стандартная ситуация.

Хотя одну особенность последнего времени могу выделить. Мошенники стали чуть более продвинутыми. Раньше фирму-однодневку можно было определить по определенным стандартным признакам: имеет минимальный размер уставного капитала, зарегистрирована буквально перед выдачей кредита, нет штатной численности. Фактически это фирма-прокладка, на которую выдается кредит. Сейчас же для выдачи кредита могут использовать давно зарегистрированные компании с уставным капиталом, хотя де-факто он может существовать только на бумаге. Происходит просто банальный вывод средств. Фактически это кража.

– В каких банках чаще всего встречается вывод средств?

– В банках, где функции контроля не на должном уровне. Есть примеры относительно крупных банков, у которых были проблемы в удаленных филиалах. К примеру, есть головной офис в Москве, есть филиал на Дальнем Востоке, который сложно контролировать. Плюс большая разница во времени. Фактически такие филиалы становятся автономными банками с самостоятельным принятием решений. Безусловно, им даются определенные лимиты. Но и в рамках этих лимитов все равно денежные средства могут утекать. Чем дальше подразделение, тем сложнее его контролировать. Поэтому высшее руководство центрального аппарата, безусловно, заинтересовано в том, чтобы надлежащим образом контролировать филиалы.

– Получается, чаще всего мошенничество связано с кредитованием крупных юридических лиц. А с фактами мошенничества со стороны частных клиентов банка вы сталкивались?

– Если говорить о физических лицах, больше всего случаев связано с подделкой документов. Но доля этого мошенничества в банковской сфере все же, на мой взгляд, меньше. Учитывая современные реалии, то, учитывая, насколько детально проработаны кредитные политики и меры контроля в банках, обычному заемщику со стороны очень сложно взять и обмануть банк. Нужно, чтобы кто-то внутри помог это сделать. Наше расследование направлено на то, чтобы установить, кто из сотрудников банка причастен к мошенничеству.

– Как можно снизить риск мошенничества? Что бы вы посоветовали собственникам или руководителям банков?

– Необходимо больше внимания уделять контролю со стороны органов управления за выдачей кредита, в том числе в региональных филиалах, в дочерних банках. И чем выше суммы кредитования, тем строже должен быть контроль. Тут я Америку не открываю. Если говорить про закупки, в банках должны быть установлены процедуры, направленные на выявление и урегулирование конфликта интересов. В зависимости от материального контракта нужно осуществлять пропорциональные процедуры проверки, так называемого due diligence: кто является бенефициарным владельцем юридического лица, кто со стороны банка закупает оборудование, смотреть список сотрудников, участвующих в сделке. В нашей практике много интересных фактов выявляется.

Что касается слияния и поглощения банков, важно также проводить качественную проверку кредитного портфеля и иных активов. Мы участвовали в таких проверках и обнаруживали не раз так называемые «дутые» активы. Например, когда активы паевого инвестиционного фонда оценивались в определенную сумму, составляющую значительную долю остальных активов. И этот же фонд размещал депозит в том же банке, где обслуживался на такую же сумму. То есть активы данного фонда и были депозитом. Таким образом, активы банка значительно увеличивались. Даже короткий анализ позволяет обнаружить немало проблем, с которыми может столкнуться новый владелец банка.

Беседовала Анна БРЫТКОВА, Banki.ru