«Пересчет валютной ипотеки по курсу 24 рубля за доллар слишком мал для банка»
Фото: «Деловой фарватер»

«Пересчет валютной ипотеки по курсу 24 рубля за доллар слишком мал для банка»

Марина Емельянцева
юрист компании «Деловой фарватер»
15763 12

22 июня Московский областной суд рассмотрит апелляцию по решению Пушкинского городского суда, согласно которому банк ВТБ 24 должен пересчитать заемщику валютную ипотеку по курсу 24 рубля за доллар. Клиент банка взяла в 2008 году кредит на покупку квартиры в сумме 164 тыс. долларов, ежемесячный платеж составлял 1 872 доллара. В день заключения договора курс составлял 23,51 рубля за доллар. После резкого роста курса доллара в конце 2014 – начале 2015 года ежемесячный платеж истца достиг 271% от дохода.

Между тем 12 марта Мещанский районный суд Москвы постановил взыскать с ответчицы задолженность по валютному ипотечному кредиту перед Банком Москвы и обратить взыскание на заложенную по кредитному договору квартиру. В ходе судебного заседания заемщица сообщила, что двое ее детей в случае исполнения решения останутся без жилья. Позже судебное решение было приостановлено при содействии главы Ассоциации «Россия» Анатолия Аксакова, но не отменено. Портал Банки.ру спросил у юриста компании «Деловой фарватер» Марины ЕМЕЛЬЯНЦЕВОЙ, почему суды принимают диаметрально противоположные решения по валютным ипотечникам и какие это может иметь последствия.

– По каким причинам суд вынес решение пересчитать ипотеку клиенту ВТБ 24, причем по такому низкому курсу? На какие документы и факты мог опираться судья?

– Решение суда имеет под собой законные основания. Нельзя сказать, что оно было написано просто так. Однако я бы хотела обратить внимание на то, что представитель банка при вынесении решения не присутствовал, следовательно, не все его аргументы были учтены. Иногда это, пусть и формальное, нарушение может стать важным обстоятельством для пересмотра решения при апелляции. Я по опыту знаю, что отсутствие одной из сторон не всегда хорошо для оспаривания решения суда.

Что касается предыдущей практики, этот прецедент пока не применялся, и судья не опирался на опыт предшествующих решений. В данном деле имелись нарушения закона о защите прав потребителей, но это не обязательно влечет за собой расторжение договора. Это может рассматриваться просто как административное нарушение, которое обяжет банк выплатить штраф

В данном случае судья решила, что надо пойти навстречу клиенту вот в таком варианте. В статье 451 Гражданского кодекса РФ говорится, что существенные изменения условий влекут за собой и изменение договора, но в сложившейся судебной практике это условие применялось не ко всем операциям – инфляция, финансовый кризис, банкротство и валютные колебания не рассматривались Высшим арбитражным судом РФ как существенные обстоятельства. Если бы заемщик знал, что ему придется выплачивать кредит при таком курсе, он бы никогда на такой договор не пошел. Да и сам банк не стал бы выдавать такой кредит. Ведь кредитная организация смотрит, чтобы сумма кредитов не превышала 30% от общего дохода клиента. До этого колебания валютных курсов никогда не рассматривались у нас ни банками, ни судьями как существенное обстоятельство в арбитражных практиках. Понятно, что человек, подписывая договор валютной ипотеки, берет на себя определенный риск.

– Насколько велика вероятность того, что Московский областной суд подтвердит решение суда низшей инстанции и обяжет банк пересчитать ипотеку по курсу 24 рубля?

– Думаю, вероятность отклонения апелляции – около 5%.

– Создаст ли утверждение решения Пушкинского горсуда судом высшей инстанции прецедент, на который будут опираться остальные судьи?

– Да, если решение будет в пользу заемщицы, это станет каноном для судебной практики. С другой стороны, пересчет валютной ипотеки по курсу 24 рубля за доллар слишком мал для банка. Ведь банк, выдавая кредиты, сам привлекает депозиты граждан. И он явно не рассчитывает на такой исход. То есть даже если перелом судебной практики произойдет, на него смогут рассчитывать только добросовестные заемщики. Ведь заемщица, судившаяся с ВТБ 24, была ответственной, она перестала справляться с кредитом только в конце 2014 года и просила реструктуризации.

– Может ли быть задействован в подобных решениях подкуп судьи?

– В системе правосудия известны различные случаи, но, думаю, даже за большие деньги судья вряд ли стал бы принимать откровенно неправомерные решения. Основания законные имеются, возражений со стороны ответчика непосредственно на суде не было. (Затем ВТБ 24 оспорил судебное решение. – Прим. ред.)

– По каким причинам суды выносят настолько диаметрально противоположные решения по искам, связанным с валютными ипотечниками, как это произошло в пушкинском суде и Мещанском районном суде Москвы?

– В варианте с ВТБ 24 добросовестная заемщица просила не отказывать ей в реструктуризации. А в случае с Банком Москвы заемщица с 2012 года не полностью исполняла обязательства, и истцом выступал банк. Поощрять недобросовестное поведение не стоит ни банкам, ни судьям.

Беседовала Юлия ТИТОВА, Banki.ru