«Пора прийти к пониманию, что ситуация в экономике быстро и радикально не улучшится»
Фото: «Эксперт РА»

«Пора прийти к пониманию, что ситуация в экономике быстро и радикально не улучшится»

Евгений Надоршин
главный экономист «ПФ Капитал»
12251 8

Главный экономист «ПФ Капитал» Евгений НАДОРШИН рассказал в интервью порталу Банки.ру, почему мы еще не достигли дна кризиса, чем плохо отсутствие этого понимания для компаний и есть ли сейчас факторы, которые могут способствовать возобновлению экономического роста.

– Темп падения ВВП России в апреле 2015 года составил 4,2% к апрелю 2014 года. Одни экономисты говорят, что мы достигли дна и будем отскакивать, другие – что может быть и более глубокий спад. К какому мнению склоняетесь вы?

– У меня есть четкое ощущение, что дна мы не достигли и это еще не финал. Глубина падения ВВП будет увеличиваться. В моем понимании, дискуссия на эту тему имеет очевидный ответ, так как признаков того, что мы достигли дна, нет. Макроданные пока настолько плохие, что эту тему пора перестать обсуждать применительно к настоящему или ближайшему будущему. Небольшие улучшения все локальные и временные, связанные с тем, что компании готовились к худшему развитию событий, чем то, что произошло. В итоге часть участников рынка решили использовать некоторые средства из своих запасов во втором квартале. Но скоро этот компонент улучшения выдохнется, а внутренний спрос продолжает падать, и пока ничто не может изменить ситуацию. По крайней мере, конечный потребитель будет и дальше резать расходы на продовольственные и непродовольственные товары.

Каждый раз, когда, начиная с февраля 2015 года, мы пытаемся назначить очередной месяц новым дном экономики, это посылает неверный сигнал бизнесу, мешает адекватному составлению планов. Я думаю, пора уже прийти к пониманию того, что ситуация в экономике быстро и радикально не улучшится.

– Можно ли ожидать роста реальных заработных плат в ближайшем будущем?

– Пока нет. Более того, во второй половине 2015-го и начале 2016 года нас, возможно, ждет вторая волна значительных сокращений, потому что очень многие до сих пор держат избыточную рабочую силу: возможно, в надежде на то, что экономика быстро восстановится.

– Остро ли сейчас воспринимается населением инфляция?

– Номинально заработные растут приблизительно на 1%. Именно инфляция превращает этот скромный рост в стремительное реальное падение доходов. Конечно, инфляция значима: из-за нее покупательная способность населения резко снизилась. Даже умеренные темпы инфляции последние пару месяцев не повод расслабляться. То, что у нас подешевели огурцы и помидоры благодаря более дорогому рублю, еще не значит, что цены перестанут расти. Наоборот, инфляция ожиданий становится все более заметной составляющей общего процесса роста цен. А в ожидания сейчас заложены совсем не однозначные темпы инфляции. Соответственно, инфляция в российской экономике еще не побеждена.

– Есть расхожее мнение, что ситуация в банковском секторе не такая удручающая, как в макроэкономике. Согласны ли вы с такими оценками?

– Это иллюзия. Банковский сектор и строительство от кризиса пострадали и пострадают больше всего. Ситуация в банковском секторе никак не лучше, чем во всей экономике. Растет только работа у коллекторов.

– Некоторые банки сообщают, что планируют ослаблять скоринг в потребительском кредитовании в конце 2015 – начале 2016 года. Означает ли это какое-то улучшение?

– Уже сейчас ряд банков ослабили свои требования к заемщикам и мягче подходят к кредитованию. Это видно из статистики бюро кредитных историй, например. Но мы говорим о небольшом оживлении, которое даже на фоне прошлого года выглядит чрезвычайно скромно. Поэтому – нет, конечно, в банковском секторе все достаточно непросто, и кризис в нем не окончен.

– Что может переломить негативные тенденции в экономике?

– Боюсь, пока нет таких факторов, которые могли бы переломить тенденцию. И непонятно, когда они появятся.

Беседовала Юлия ТИТОВА, Banki.ru