Александр Турбанов: «АСВ справилось с первой волной кризиса и готово ко второй»
Фото: Dengin.ru

Александр Турбанов: «АСВ справилось с первой волной кризиса и готово ко второй»

3984

В новом году надежды на то, что кризис как-нибудь рассосется сам, практически рухнули. Агентству по страхованию вкладов предстоит и дальше выполнять функции «скорой помощи». Журнал «Банковское обозрение» стал первым в этом году, с кем директор АСВ Александр ТУРБАНОВ поделился прогнозами и планами на 2009 год.

«Девятый вал» кризиса

— Александр Владимирович, в начале кризиса вы давали прогноз, что санации будут подвержены от 20 до 40 банков. Каков ваш прогноз в этом году? Сколько банков, оказавшихся в сложной финансовой ситуации, могут быть подвержены санации?

— С момента принятия закона Агентство участвовало в оценке финансового положения 20 банков. Из них в 5 случаях мы отказались от участия в санации, а над 15 проектами сейчас ведется работа. Можно сказать, что наша предварительная оценка оказалась верной. Мой прогноз на 2009 год: процедуре санации будут подвергнуты от 0 до 20 банков. Не будучи надзорным органом, мы вынуждены в данном вопросе руководствоваться золотым правилом: реализуемость прогноза пропорциональна ширине прогностического диапазона.

Также я не думаю, что нас ожидает лавина банкротств. В прошлом году лицензии были отозваны у 33 банков, в период с сентября по текущий момент — у 19 банков. Еще восемь банков «самоустранились» с рынка, запустив процедуру добровольной ликвидации. В этом году число банкротств может несколько увеличиться. Процессы объединения банковских бизнесов также будут активизироваться. Но вряд ли это существенно повлияет на численный состав банковского сообщества.

— Некоторые эксперты считают, что последствия финансового кризиса будут сказываться еще в течение нескольких лет. Вы с ними согласны?

— Первая волна кризиса для банковской системы была непростой. Но сегодня уже появилось ощущение, что у участников рынка произошла некоторая адаптация к изменившимся условиям. Возможно, я проявляю излишний оптимизм, но мне кажется, что вторую волну нам удастся пережить легче и с наименьшими потерями. Хотя последствия кризиса, вероятно, будут ощущаться еще долгое время.

— Скажите, с чего лично для вас начался кризис?

— Если вернуться к началу истории, то, на мой взгляд, кризис возник на финансовом рынке из-за чрезмерного увлечения банками деривативами и отсутствия должного регулирования и надзора за работой финансовых институтов с этими внебиржевыми производными инструментами. Это не значит, что рынок вовсе должен отказаться от деривативов. Но участникам рынка, регуляторам нужно еще раз обратиться к тому, как функционирует система.

Что для меня стало главной неожиданностью кризиса? Я не буду оригинальным, если скажу, что меня, как и многих, удивило банкротство Lehman Brothers. Этот американский инвестиционный банк долгие годы являлся образцом рыночной экономики во всем мире.

Я помню, как в 1999 году, когда в России для преодоления последствий банковского кризиса было учреждено АРКО, наша делегация совершала поездки для изучения зарубежного опыта реструктуризации банковских систем и для ознакомления ведущих финансовых институтов с деятельностью АРКО. В Лондоне мы встречались с представителями финансового сообщества, в том числе с руководителями британского офиса Lehman Brothers. Тогда представители этого банка не скрывали своего пренебрежительного отношения к агентству, к российской экономике и в целом к нашей стране. Не подумайте, что сейчас я злорадствую, но банк зазнался. И вот закономерный итог.

Агенты особого назначения

— За последнее время значительно увеличилось число банков-агентов, аккредитованных при АСВ. Планируется ли изменить условия аккредитации банков? Будут ли внесены изменения в условия проведения конкурсного отбора банков-агентов для выплат страхового возмещения?

— Сейчас при Агентстве аккредитовано 40 банков, филиальная сеть которых покрывает всю территорию России. На очереди примерно столько же. Чтобы не превращать аккредитацию в «пустышку» для самих банков, мы планируем уточнить ее условия.

Сегодня для получения аккредитации в номинации «банк федерального уровня» кредитной организации достаточно иметь десять структурных подразделений. Но это требование отстало от реального состояния банковской системы, поскольку за последние годы банки существенно увеличили сеть своих отделений. Вслед за этим и мы хотим поднять планку, взаимодействуя по данной номинации с банками, имеющими подразделения не менее чем в десяти субъектах Российской Федерации. Кроме того, мы работаем над изменением условий конкурсного отбора банков-агентов.

Внося коррективы, мы, во-первых, стремимся сделать выплату страхового возмещения еще более удобной для вкладчика. Сейчас, если выплаты осуществляются двумя или тремя банками, агентство составляет списки, в которых расписывается, в каком банке-агенте клиент может получить страховое возмещение, что доставляет определенные неудобства вкладчикам. В наших силах эту процедуру упростить. Например, в крупных городах выплату страхового возмещения могут осуществлять одновременно несколько банков-агентов, имеющих наилучшую филиальную сеть именно в этих городах. При этом каждый вкладчик сам сможет выбрать, в каком банке ему удобнее получить свои сбережения.

Однако для реализации этого замысла необходимо предварительно подготовить соответствующее программное обеспечение. Нельзя исключать вероятности, что кто-то попытается получить компенсацию в нескольких банках.

Во-вторых, мы хотели бы сделать возможной победу в конкурсе не только наиболее крупных банков, многие из которых спешно аккредитовались при Агентстве, но и относительно небольших, однако устойчивых и успешно работающих в регионах кредитных организаций.

У участников рынка произошла некоторая адаптация к изменившимся условиям. Возможно, я проявляю излишний оптимизм, но мне кажется, что вторую волну нам удастся пережить легче и с наи-меньшими потерями.

Еще на начальной стадии работы Агентство сталкивалось с проблемой «лидерства». Тогда в роли бессменного победителя в конкурсах, проводимых АСВ, оказывался Импэксбанк, который предлагал нулевую комиссию за осуществление выплат страхового возмещения. Никто из других участников такие условия предложить не мог. В результате Агентство было вынуждено попросить банк «по-джентльменски» пропустить несколько конкурсов, чтобы и другие кредитные организации, аккредитованные при АСВ, смогли выполнить эту функцию. Потом, как известно, Импэксбанк был куплен Райффайзенбанком, который не проявлял интереса к данной теме. Таким образом, проблема отпала автоматически.

Впоследствии у нас несколько раз возникали аналогичные ситуации с другими банками. И всегда они решались путем проведения дипломатических переговоров. Однако для всех участников этого процесса лучше, когда существуют общие правила.

— А как быть тем банкам, которые сейчас имеют аккредитацию при АСВ, а после внесения изменений не будут соответствовать новым требованиям?

— Я думаю, банки, увидев, что они не соответствуют новым критериям, предъявленным к «федеральным банкам», примут необходимые меры и подтянутся до нужного уровня. То есть мы не исключаем, что новые требования могут послужить дополнительным импульсом к развитию филиальной сети банков.

— Повышенный интерес банков к выполнению функций банка-агента связан, видимо, с возможностью получить новых клиентов?

— Да, и это понятно. Кстати, для нас преимущества статуса банка-агента были очевидны изначально. Удивительно, что для многих банков открывающиеся возможности стали ясны не сразу. Но сейчас, конечно, они их осознали.

Санация разная нужна, санация разная важна…

— АСВ уже неоднократно применяло схему частичной санации банков. В каких случаях выбирается эта схема санации? В чем заключаются ее преимущества?

— Впервые механизм частичной санации был применен в отношении банка «Электроника» в начале декабря прошлого года. Обязательства банка перед вкладчиками были переданы в финансово устойчивый банк. Им в данном случае выступил Национальный резервный банк. На эквивалентную стоимость Национальному резервному банку были переданы сохранившиеся активы банка.

Почему была использована эта схема? В случае с банком «Электроника» мы столкнулись с ситуацией, когда положение банка было настолько сложным, что ни один из инвесторов не взялся его санировать целиком. Однако в этом банке была часть здоровых активов, представляющих для них интерес.

«Дебют» оказался успешным — оттока вкладов не произошло. Напротив, НРБ зафиксировал приток новых клиентов. Поэтому мы еще дважды воспользовались этим инструментом — в Московском залоговом банке и в банке «Московский капитал».

— Не возникают ли проблемы с кредиторами — корпоративными клиентами, ведь значительная часть ликвидного имущества, которое могло быть продано с аукциона, уходит вместе с портфелем физических лиц?

— Можно уверенно сказать, что никакого ущемления прав кредиторов при использовании этого механизма не происходит.

Судите сами. Те кредиторы, обязательства которых не были переданы новому собственнику, являются кредиторами третьей очереди. Если бы не происходило передачи активов и обязательств и банк сразу бы подвергся процедуре банкротства, то права кредиторов третьей очереди все равно наступили бы только после удовлетворения прав кредиторов первой и второй очереди. Причем за счет продажи активов, которые при частичной санации были переданы вместе с обязательствами здоровому банку. Только продавались бы эти активы при ликвидации банка с существенным дисконтом. И в этом случае проигрывали бы все кредиторы!

Поскольку при реализации схемы частичной санации активы уходят по балансовой стоимости, то кредиторы в итоге только выигрывают. После удовлетворения всех обязательств кредиторов первой и второй очереди сумма активов для погашения задолженности перед кредиторами третьей очереди оказывается больше.

Поэтому те, кто говорит об ущемлении прав кредиторов при передаче активов и обязательств, руководствуются логикой собаки на сене: «и сам не ам, и другому не дам».

— Возможно ли применение новых схем оздоровления банков?

— У нас есть еще один сценарий санации, когда мы вместо выделения кредита банку-инвестору оказываем финансовую помощь в форме выкупа у санируемого банка проблемных активов. Эту схему мы применили при работе с нижегородским Промстройбанком.

Мы увидели, что проблемные активы этого банка очень сильно ухудшают его финансовое положение, отрицательно влияют на капитализацию банка, и для того чтобы ускорить процесс санации, сделать его более эффективным, Агентство приняло эти активы на свой баланс.

Однако в данном случае выкуп проблемных активов выступает в качестве вспомогательного инструмента. Основной инструмент — привлечение инвестора. Использование же выкупа активов в качестве самостоятельного инструмента требует соответствующей законодательной базы и специального финансирования.

Действуя в качестве оператора системы санации, мы пришли к выводу, что механизм выкупа у банков проблемных активов специализированной организацией, в роли которой может выступать в том числе и наше Агентство, достаточно эффективен. Подобная практика существует в целом ряде стран, столкнувшихся с масштабными проблемами в банковском секторе экономики, — в Турции, Южной Корее, Японии. Смысл идеи следующий: при возникновении проблем специальная уполномоченная организация приобретает у банков активы, упавшие в цене не по причине их плохого качества, а в связи с изменившейся конъюнктурой рынка.

Специализированная организация может себе позволить в течение длительного времени работать с активами — реструктурировать их, перегруппировать, объединять в пулы и, в конце концов, по мере восстановления конъюнктуры, продавать на открытом рынке.

Я знаю, что принятие на вооружение такого механизма обсуждается. Не исключено, что эта схема окажется востребованной при второй волне кризиса, потому что она помогает выжить не только банкам, но и предприятиям.

Санация по вкусу гурманам

— К каким банкам проявляют интерес инвесторы и от каких они, как правило, отказываются?

— Можно выделить несколько основных признаков санируемых банков, которые в глазах инвесторов выглядят наиболее привлекательно.

Во-первых, это те банки, текущие трудности которых вызваны не ужасающим качеством активов, а недостаточной сбалансированностью потоков платежей по обязательствам и активам. Стоит отметить, что «дыра» в балансе по причине утраты активов совсем не то же самое, что кассовые разрывы.

Во-вторых, инвесторы заинтересованы в банках, имеющих настоящие рыночные активы, а не активы, подавляющее большинство которых связано с бизнесом предыдущих владельцев банков. Такие активы практически теряют свою стоимость при отсутствии их собственников в руководстве банка. Такие банки не нужны не только инвестору, но, по большому счету, они не нужны и банковской системе, и в целом экономике. Можно сказать, что кризис является инструментом очищения экономики от нерыночных структур.

В-третьих, инвестор анализирует специфику бизнеса проблемного банка, соотносит ее со своей стратегией развития. Если приобретателем выступает не банк, то ему еще дополнительно необходимо оценить возможность интеграции банковского бизнеса в структуру многопрофильного холдинга.

И, наконец, инвестор обращает внимание на локализацию бизнеса банка. То есть «географическая совместимость» в данном вопросе также имеет немаловажное значение.

Lehman Brothers не скрывал своего пренебрежительного отношения к агентству, к российской экономике и в целом к нашей стране. Не подумайте, что сейчас я злорадствую, но банк зазнался. И вот закономерный итог.

— Часто ли инвесторы проявляют интерес к санируемому банку, а затем отказываются участвовать в его оздоровлении? Ведь потенциальный инвестор, наверное, должен быть изначально готов к тому, что в санируемом банке не все гладко…

— Должен… Многие из тех, кто хотел бы принять участие в мерах по предупреждению банкротства, отказывались сразу же как только узнавали, что надо вкладывать в том числе и свои деньги. Вы будете смеяться, но это так. Мы потратили немало времени на то, чтобы объяснить банковскому сообществу, что инвестор обязан финансово участвовать в проекте. Обсуждению подлежат только размер, формы этого участия и объем софинансирования со стороны Агентства.

На первых же порах мне неоднократно приходилось слышать прямо в этом кабинете от банкиров, сидящих в том кресле, в котором сейчас расположились вы: «Сам я вложиться не могу, но дайте мне денег, и я оздоровлю кого угодно». Такие «попутчики» нам не нужны.

Но были и ситуации, когда сразу несколько инвесторов изъявляли желание санировать конкретный банк после изучения его финансового положения. Создавалась некоторая конкуренция, но, благо, нам никогда не приходилось применять административных решений. Мы не случайно постоянно подчеркиваем, что закон по санации имеет рыночный характер, в нем действуют рыночные механизмы. В ситуациях, когда появляется несколько потенциальных инвесторов, побеждает рынок. В образованном треугольнике — санируемый банк, потенциальный инвестор и АСВ — вырабатываются наиболее оптимальные условия.

— Возможно ли такое, что, взяв санируемый банк, инвестор в результате окажется в убытке?

— Известно, что банковская деятельность является одной из наиболее рисковых, а санация банка — это еще более рисковое мероприятие. И, конечно, она может обернуться убытками для инвестора. Успех во многом зависит от правильности выбора алгоритма действий, определяемого Агентством и инвестором, с учетом конъюнктуры рынка.

— А обращались ли к вам иностранные инвесторы?

— В Агентство обращалось несколько организаций с иностранным капиталом. Они заявляли, что могли бы рассмотреть возможность выступления в качестве потенциального инвестора санируемого банка. Но когда у нас появлялись конкретные проекты, ни один иностранный инвестор своего желания не подтвердил. Я думаю, что со стороны иностранцев это было проявление познавательного интереса. Реального желания войти в капитал российского банка нет. И не только потому, что проблемные банки для них малопривлекательны, а прежде всего потому, что многие иностранные инвесторы сегодня сами испытывают сложности.

И у бизнеса будет праздник

— В Государственную Думу внесены поправки, включающие счета индивидуальных предпринимателей в систему страхования вкладов. Как в АСВ оценивают эту инициативу? Насколько увеличится финансовая нагрузка на АСВ с принятием этих поправок?

— После выхода системы страхования вкладов на путь устойчивого развития мы первыми начали говорить о возможности и целесообразности расширения круга объектов страховой защиты. Поэтому решение депутатов, внесших законопроект, Агентство полностью поддерживает.

Думаю, что сегодняшняя ситуация в банковском секторе даже подталкивает к этому шагу законодателей. Дело в том, что за два месяца — с начала октября по начало декабря — средства на счетах индивидуальных предпринимателей уменьшились на 20%. В то время как за аналогичный период вклады физлиц сократились лишь на 6%. По нашему мнению, эта разница обусловлена, в том числе, отсутствием страховой защиты средств индивидуальных предпринимателей.

нвесторы не заинтересованы в банках, подавляющее большинство активов которых связано с бизнесом предыдущих владельцев. Такие активы практически теряют свою стоимость при отсутствии их собственников в руководстве банка.

По данным Банка России, объем средств на счетах индивидуальных предпринимателей на сегодняшний день составляет около 75 млрд рублей. Детализированной статистики по счетам у нас пока нет. То есть мы в точности не знаем, какова доля вкладов, превышающих 700 тыс. рублей. Но думаю, в случае распространения страховой защиты на счета индивидуальных предпринимателей, размер страховой ответственности системы страхования вкладов возрастет не сильно — не более чем на 2—3%.

— То есть дальнейшее распространение системы страхования на бизнес возможно?

— В мире достаточно распространена практика, когда система страхования вкладов покрывает практически всех клиентов: как физических, так и юридических лиц. Старейшая система страхования вкладов — американская — с самого начала действовала как механизм, защищающий интересы всех клиентов. В США руководствуются понятной логикой — всем субъектам экономической жизни, вне зависимости от организационно-правовой формы и «веса», предоставляется одинаковая защита.

Если посмотреть на российскую Конституцию, то она ориентирует нас на защиту всех форм собственности. К тому же необходимо учесть, что гражданин — физическое лицо добровольно принимает решение о размещении своих средств в банке, а юридическое лицо свои средства должно держать в банке согласно закону. Согласитесь, что не совсем логично, когда первая группа клиентов получает дополнительные гарантии, а вторая — нет.

Распространение системы страхования вкладов на индивидуальных предпринимателей было бы и справедливо, и экономически оправдано уже сейчас. Что касается дальнейшего расширения, то следует признать, что произойдет это не сегодня, а в определенной перспективе. Даже для распространения закона на малый бизнес, на некоммерческие предприятия, скорее всего, потребуются дополнительные вливания средств из федерального бюджета в систему страхования вкладов.

Если обратиться к тому, как могут расшириться функции АСВ, то, вероятно, что по мере развития финансового рынка расширится и сфера защиты средств физических лиц. Так, утвержденная правительством Стратегия развития финансового рынка до 2020 года предполагает создание компенсационных механизмов на рынке ценных бумаг, аналогичных системе страхования банковских вкладов. Возможно, этим будет заниматься Агентство.

Денег хватит на всех

— Если ситуация будет развиваться по пессимистичному сценарию, хватит ли у АСВ средств на санацию и достаточно ли средств сегодня находится в фонде страхования вкладов?

— Сначала о средствах, которыми мы располагаем для проведения процедур по санации банков. Как известно, на эти цели Агентству было выделено из федерального бюджета 200 млрд рублей. На данный момент, участвуя в финансовых проектах, мы потратили 129 млрд рублей, из них 98 млрд — это кредиты Центрального банка, 31 млрд рублей — средства Агентства. Ранее давался прогноз, что средств, выделенных из федерального бюджета, должно хватить для преодоления кризисных явлений. Основываясь на этих данных, можно предположить, что мы не ошиблись.

В последних проектах по санации мы не привлекали кредиты ЦБ, но это не значит, что мы не можем воспользоваться такой возможностью в будущем.

На первых порах мне неоднократно приходилось слышать от банкиров: «Сам я вложиться не могу, но дайте мне денег, и я оздоровлю кого угодно». Такие «попутчики» нам не нужны.

Теперь обратимся к фонду страхования вкладов. Последние месяцы Агентство активно использовало средства фонда. Из 33 случаев отзыва лицензии в 2008 году 19 пришлось на последние месяцы года. И это были наиболее крупные страховые случаи. Поэтому фонд несколько сократился. Сейчас он составляет около 76 млрд рублей. Однако фонд регулярно пополняется за счет средств банков. Сейчас поступают взносы за IV квартал 2008 года.

Поэтому можно сделать вывод, что оснований для беспокойства нет. АСВ располагает хорошей ликвидностью, то есть средств на счете в ЦБ хватит даже для выплаты возмещения при наступлении крупного страхового случая.

— А возможно ли изменение ставки отчисления в фонд страхования вкладов?

— Конечно, возможно. Я напомню, что когда ставка составляла 0,15% от объемов депозитного портфеля банка, мы были в пятерке стран, имеющих систему страхования вкладов с самой высокой процентной ставкой. Снизив ставку сначала до 0,13%, а потом до 0,1%, мы переместились в первую десятку.

Представьте, что системы страхования вкладов есть в ста странах, то есть после нас идут еще 90 участников.

Снижение процентной ставки возможно, и оно, безусловно, произойдет. Но не в ближайшее время.

Слезы не аргумент

— АСВ неоднократно выявляло формы проведения кредитными организациями незаконных операций по искусственному формированию вкладов на счетах физических лиц с целью получения страхового возмещения. Насколько сложно выявить подобные махинации и какие меры применялись при обнаружении незаконных действий?

— Действительно, Агентство, выполняя функции страховщика, неоднократно сталкивалось с попытками незаконного получения страхового возмещения.

Мошенническая схема выглядит следующим образом. Накануне отзыва лицензии в банке создаются новые вклады, подлежащие страховой защите. Происходит это путем осуществления внутрибанковских проводок — деньги «переводятся» со счетов юридических лиц на счета физических лиц.

Или другой вариант: дробление физическими лицами крупных вкладов. То есть крупный депозит переоформляется на подставных лиц, так чтобы вклад каждого из них не превышал лимит страхового покрытия — 700 тыс. рублей.

Описанные схемы выявляются достаточно просто. Представьте, за один день в банке появилось несколько сотен «новоиспеченных» вкладов. К тому же многие из них были сделаны после того, как Центральный банк вынес предписание о запрете на осуществление операций по счетам физлиц. У нас очень опытные и квалифицированные сотрудники, поэтому «засечь» подозрительные манипуляции для них не составляет большого труда.

Собранные материалы мы направляем в следственные органы. По нашим заявлениям уже возбуждено несколько уголовных дел.

— Наверное, после того как стало ясно, что такая схема не работает и наказания избежать не удастся, нарушения прекратились?

— К сожалению, нет. В Тюменьэнергобанке (один из последних случаев проведения Агентством выплат страхового возмещения) эти схемы активно использовались. Там нашлись защитники, в том числе в органах власти, которые пытались нас убедить в правомерности таких действий, произнося сакраментальную фразу, что это кровно заработанные деньги. Никто не ставит под сомнение законность получения этих средств. Но если вспомнить одного из классиков, не может быть тюменской, калужской, рязанской законности. Законность одна — российская.

Лучше много, чем мало

— Высказывалось мнение, что государство несколько запоздало с увеличением суммы страхового возмещения…

— Я слышал другую точку зрения, что увеличение суммы страхового возмещения вообще никакого благотворного влияния на стабилизацию ситуации в банковской системе не оказало. Ни с тем, ни с другим утверждением я не согласен.

Размер страхового возмещения по вкладам физических лиц является одним из основных параметров системы страхования вкладов. У нас существует специальная методика, которая основана на анализе экономической потребности и финансовых возможностей. До кризиса финансовая возможность увеличить сумму страхового возмещения была, а экономической потребности не было. Когда возникла такая потребность, соответствующее решение было принято. Сейчас сумма в 700 тыс. покрывает более 98% всех вкладов населения в банках.

Повысив сумму страхового возмещения до 700 тыс. рублей, Россия достигла европейских стандартов. Правда, по уровню доходов населения мы до европейского уровня жизни еще не дотягиваем.

— В нынешней ситуации спросом пользуются преимущественно валютные вклады, а страховые возмещения Агентство производит в рублях. Так как курс доллара последнее время растет, не логично ли производить страховые выплаты в валюте вклада?

— Такой необходимости нет. В этом случае Агентство, во-первых, отступило бы от общего принципа, согласно которому все выплаты на территории РФ должны осуществляться в рублях. Во-вторых, валютные риски будут присутствовать в любом случае.

Надо помнить и о психологии вкладчиков. Она такова, что человек не будет вспоминать о курсе, когда он открывал депозит. Но ему будет до слез жалко даже тех средств, которые он потерял в результате изменения курса валюты за 14 дней, прошедших с момента признания банка банкротом до момента получения страхового возмещения. Не исключено, что многие будут добиваться в судах выплаты средств по курсу дня получения.
Закон по санации имеет рыночный характер, в нем действуют рыночные механизмы.

Триединство

— Решение наделить Агентство функцией санации банков было принято из-за разразившегося кризиса или такая возможность обсуждалась ранее?

— Я бы сказал, что кризис послужил импульсом к принятию такого решения.

При отсутствии законодательного механизма банки, оказавшиеся на грани банкротства, приходилось, как вы помните, спасать вручную. С принятием соответствующего закона появился постоянно действующий механизм.

Однако закон по санации ограничен сроком действия — он рассчитан на три года. Я считаю, что такой механизм должен быть в запасе у государства всегда. Потому что проблемы у банка могут возникнуть в любой момент. Вспомним 2004 год, когда при отсутствии механизма санации пришлось вручную решать проблемы Гута-банка.

— Сейчас АСВ выполняет три функции: процедуры по выплате страхового возмещения, ликвидации и санации банков. Считаете ли вы правильным, что они объединены в одной организации?

— Да, все эти функции связаны между собой. Некоторые специалисты любят говорить о конфликте интересов. Фраза, конечно, звучит красиво. Но как только я спрашиваю, в чем заключается этот конфликт, сразу возникает пауза — сформулировать свои претензии никто не может. Вероятно, потому что этого конфликта просто нет. Все эти функции не только взаимоувязаны, но и взаимодополняемы. Они направлены на решение одних и тех же задач — защиту кредиторов и защиту банковской системы.

ИЗ АРХИВА «Банковского обозрениа»
Юбилей — 5 лет АСВ.

29 января Агентство по страхованию вкладов отметило юбилей. Ровно пять лет назад — 29 января 2004 года — Агентство по страхованию вкладов было зарегистрировано как юридическое лицо.

Агентство было создано сразу после принятия федерального закона № 177-ФЗ «О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации» 23 декабря 2003 года. Начались подготовительные работы: прием банков в систему страхования вкладов, формирование фонда страхования вкладов, разработка процедур выплат страхового возмещения от программного обеспечения до развития сети банков-агентов. Успешно справившись с первоочередными задачами, АСВ приступило к выполнению обязанностей по выплатам возмещений по вкладам при наступлении страховых случаев, проверок банков по соблюдению соответствующих требований (своевременность и полнота уплаты взносов, правильность ведения реестра вкладчиков), управлению средствами фонда страхования вкладов.

Годом позже, с принятием Федерального закона от 20 августа 2004 года № 121-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций», в России введен институт корпоративного конкурсного управляющего несостоятельных банков, функции которого были также возложены на Агентство.

С принятием Федерального закона № 175-Ф3 «О дополнительных мерах для укрепления стабильности банковской системы в период до 31 декабря 2011 года» от 27 октября 2008 года Агентство было наделено третьей функцией — финансового оздоровления банков.

В результате к своему юбилею АСВ подошло авторитетной и влиятельной организацией, аналогов которой ранее не было в российской банковской системе.

Беседовала Вероника СОШИНА