Александр Житник: «Мы никому, кроме ВЭБа, не должны»
Фото: Пресс-служба Связь-Банка

Александр Житник: «Мы никому, кроме ВЭБа, не должны»

3365

Связь-Банк одним из первых пал жертвой кризиса, не сумев расплатиться с кредиторами после обвала на фондовом рынке в сентябре прошлого года. Внешэкономбанк, взявший его под опеку, вскрыл более давние проблемы — просроченные кредиты, искусственно поддерживавшиеся нормативы. На решение проблем Связь-Банка ВЭБ получил от ЦБ 2,5 млрд долларов, которые попадут в капитал банка, и на время избавил его от проблемных активов. Это уже позволило частично возобновить кредитование. Дальнейшую судьбу банка должен определить ВЭБ в течение первого полугодия 2009 года, обещает председатель правления Связь-Банка Александр ЖИТНИК в интервью «Ведомостям».

— С чего началась для вас работа в Связь-банке?

— Меня пригласил предправления Внешэкономбанка Владимир Дмитриев и сказал, что госкорпорации поручено приобрести Связь-банк и банку потребуется руководитель. На тот момент о положении дел в Связь-банке я имел самые общие представления: знал о смене команды и приходе Аллы Алешкиной из Сбербанка на пост предправления, знал, что были планы по созданию «почтового банка» с участием ФГУП «Почта России».

— Почему выбор пал именно на вас?

— Полагаю, Владимир Александрович [Дмитриев], делая мне предложение, учел мой опыт работы в банке с развитой филиальной сетью. В 2001 г., когда я возглавил Россельхозбанк, он был далеко не самым крупным по размеру капитала, однако уже тогда имел более 40 филиалов. Через три года сеть банка насчитывала 63 филиала и более 200 дополнительных офисов, т. е. банк вырос примерно в четыре раза, и это при том, что капитал увеличился менее чем вдвое.

— Вам предложили возглавить Связь-банк еще до того, как ВЭБ изучил ситуацию в нем?

— Давайте восстановим картину с самого начала. 19—20 сентября 2008 г. ВТБ провел в банке экспресс-проверку, приблизительно определив объем проблем в стоимостном выражении: 60 млрд руб. Затем правительство поручило заняться решением проблем Внешэкономбанку. 23 сентября состоялся наш разговор с Владимиром Дмитриевым. Связь-банку выделили $2,5 млрд, и в первый же день мы закрыли все зависшие платежи: межбанк, почту, социальные выплаты и другие крупные платежи. То есть в первую очередь мы восстановили платежеспособность банка, а затем начали разбираться с остальными проблемами. Приходили профильные специалисты из подразделений Внешэкономбанка, которые, изучив ситуацию, давали свои заключения.

— В чем заключались основные проблемы?

— Основная проблема заключалась в явной несбалансированности активов и пассивов. Пассивы были представлены короткими ресурсами — в основном средствами корпоративных клиентов. 40% приходилось на депозиты «до востребования», значительная часть срочных депозитов предусматривала возможность досрочного их изъятия. В сентябре, когда мы пришли, по многим депозитам заканчивались сроки размещения, и корпоративные клиенты их забирали. В октябре этот процесс продолжился, хотя уже не так активно. В общей сложности объем средств на корпоративных счетах уменьшился со 100 млрд до 60 млрд руб. По остаткам на счетах физлиц в сентябре — октябре выбытие составило порядка 2 млрд руб. — с 7 млрд до 5 млрд.

— В последнее время отток был?

— Сейчас мы ведем активную работу с вкладчиками, разъясняем, почему не стоит досрочно снимать средства, предлагаем лучшие условия, поднимаем ставки. И во многих случаях нам удается договориться. К примеру, мы повысили процентные ставки по срочным вкладам в среднем на 1,5—2,5%, отменили штрафы по просроченным кредитам, предоставляем отсрочку по кредитам до одного года по основному долгу.

По корпоративным депозитам отток продолжился, но не такими темпами, как в начале. Проблем с платежами не было, при том что мы старались обходиться собственными средствами. У нас был и есть пакет ценных бумаг, который мы можем «реповать», плюс погасили наши некоторые векселя. Существенную сумму в начале ноября закрыла ГК «ПИК», затем было погашение девелоперских компаний на сумму порядка 2 млрд руб. В то же время мы сами досрочно выкупили наши векселя у ОАО «Фосагро» по их просьбе: в свое время они оказали нам поддержку, разместив средства на депозит, а теперь настала наша очередь помочь. Но вообще, мы стараемся создавать подушку ликвидности, чтобы изъятие корпоративных вкладов, если таковое вдруг случится, встретить во всеоружии.

— Сейчас какая подушка?

— Пока хватает. К тому же у нас есть материнская структура, Внешэкономбанк, которая помогает нам в случае необходимости. После первых $2,5 млрд нам пришлось попросить еще 7—8 млрд руб., которые понадобились в связи с всплеском изъятия депозитов. Это были уже собственные ресурсы Внешэкономбанка.

— Какова была структура активов на момент вашего прихода?

— Кредитный портфель был достаточно длинный по срокам. Треть кредитов — до года, треть — от года до трех лет и еще треть — свыше трех лет, иногда до пяти. Размещать средства в длинные кредиты при коротких пассивах — это очень рисковая политика, и, кроме того, это серьезно бьет по нормативам. Последние в данном случае поддерживались искусственно. Плюс была проблема с качеством портфеля: с конца 2007 г. и в начале 2008-го он вырос на достаточно серьезную сумму, при этом качество кредитов оставляло желать лучшего. В итоге после скрупулезной проверки ЦБ потребовал от нас создать дополнительные резервы по активам. Сейчас мы работаем по плану финансового оздоровления, переданному в Московское главное территориальное управление Банка России, в первую очередь занимаемся «расчисткой» кредитного портфеля, проводим оптимизацию банковской структуры и расходов.

— Каков размер ваших резервов по активам?

— Мы создаем достаточно большие резервы. Они влияют на показатели банка и на достаточность капитала. Имея такие значительные резервы, необходимо резкое увеличение капитала. Поэтому 2 декабря наблюдательным советом Внешэкономбанка было принято решение о размещении дополнительной эмиссии акций на 70 млрд руб. А 22 января 2009 г. произошли изменения в высшем органе управления Связь-банка — был избран новый состав совета директоров, выбраны председатель и заместитель председателя совета. Ими стали первый зампред Внешэкономбанка Анатолий Тихонов и зампред Сергей Лыков.

— Какую долю составляли проблемные кредиты?

— Около трети от корпоративного портфеля, размер которого составлял порядка 90 млрд руб. Почти на ту же сумму были сформированы резервы в соответствии с нормативными требованиями ЦБ.

При этом портфель проблемных кредитов неоднороден. Есть практически невозвратные, есть и те, которые вернуть можно. По ряду кредитов банк проводит судебное взыскание задолженности. По заемщикам, которые не могут выполнить свои обязательства в связи со сложившейся кризисной ситуацией, банк прорабатывает экономические механизмы решения проблем. Хотя, конечно, сейчас ситуация не самая благоприятная для возврата долгов.

Плюс банк, что называется, попался на ценных бумагах.

— На каких?

— Вы знаете, не только на бумагах эмитентов с низким уровнем кредитного рейтинга — среди них были и «голубые фишки». По облигациям та же картина: есть хорошие, есть те, что стоят 50—70% от номинала, есть совсем дефолтные, из которых, мы считаем, можно вытащить процентов 15. Соответственно, под это тоже нужно создавать резервы.

— 100%-ные?

— В основном. Есть компании, которые банк кредитовал под покупку ценных бумаг еще с 2006 г. Кредиты предоставлялись с рассрочкой: сначала покупались бумаги, а через месяц или два шла оплата. То есть вы купили бумаги, отдали их в репо, получили деньги, а на них снова покупаете бумаги. Возникла пирамида, что привело к довольно крупной дебиторской задолженности — более 20 млрд руб.

— Вы пытаетесь вернуть эти деньги?

— Пытаемся. Мы планируем нанять юридическую фирму, чтобы оценить те компании, которые брали кредиты на покупку ценных бумаг, посмотреть, какие у них активы. Так как на их счетах достаточно незначительные суммы, не думаю, что там можно что-то найти. Компании, по всей видимости, создавались специально для этих операций.

Если бы российский рынок рос или, по крайней мере, не падал, возможно, пирамида бы сама по себе исчезла. Но рынок упал, и пострадали все, в том числе и Связь-банк.

— Почему возникли проблемы с кредитами работающим компаниям?

— В основном здесь сыграла роль отраслевая специализация. Большинство проблемных кредитов составляли кредиты московским и региональным девелоперам. Многих заемщиков оценивали, мягко говоря, неадекватно: на тех условиях я сам кредит бы им не дал. Еще есть заемщики агропромышленного сектора, у которых тоже есть проблемы с возвратом. Сейчас у всех проблемы, все требуют пролонгации, реструктуризации.

— Когда вы пришли в банк, по кредитам были уже просрочки?

— Были и есть. При этом сейчас мы придерживаемся правила: если заемщик может доказать, что сможет погасить кредит, мы идем навстречу и делаем пролонгацию с учетом реальных возможностей компании.

— Предыдущее руководство банка будет отвечать за рискованную политику?

— Правоохранительные органы — МВД и прокуратура — запрашивали у нас информацию по бывшим руководителям банка. Более подробной информацией я, к сожалению, не располагаю.

— Что спрашивали?

— У них был подробный перечень вопросов относительно того, кто, что и как делал.

— Это по результатам проверки ЦБ?

— Эти вопросы начали задавать еще до начала проверки.

— Вы думаете, рискованные операции были в рамках закона?

— Операции с ценными бумагами проводились, я бы сказал, в рамках довольно рискованной политики. А вот резкий, буквально за несколько месяцев, рост кредитного портфеля уже вызывает много вопросов. Во-первых, за такой короткий срок выдать такую большую сумму физически невозможно, здесь явно обходились без глубокой проработки. Во-вторых, по правилам поддержания ликвидности нельзя выдавать такие длинные кредиты, имея короткие пассивы. В-третьих, имели место случаи явного превышения должностных полномочий. То есть нарушения, разумеется, были.

— Каким предприятиям давались быстрые кредиты?

— Существенную долю получили девелоперы.

— В конце января совет директоров Связь-банка одобрил сделки с ВЭБом на 70 млрд руб. и на 100 млрд руб. Какие-то активы уже переданы ВЭБу от Связь-банка или от ВЭБа Связь-банку?

— В конце декабря 2008 г. ВЭБ приобрел часть активов Связь-банка на общую сумму 67,9 млрд руб. в рамках реализации программы по финансовому оздоровлению. Речь идет об активах, под которые мы были вынуждены создавать резервы. Сделка позволила восстановить резервы и повысить уровень достаточности капитала банка. Доля кредитов в переданных активах составляет 55,67%, или 37,8 млрд руб. В апреле-мае банк планирует обратный выкуп после завершения процедуры допэмиссии.

— Какие операции банк проводит сейчас?

— Мы проводим клиентские платежи, пенсии и другие социальные выплаты через «Почту России». Участвуем в межбанковских сделках купли-продажи наличной валюты. Разумеется, работаем с кредитным портфелем, поскольку эта тема требует постоянного мониторинга. Периодически у заемщиков возникают проблемы, приходится принимать решение о пролонгации или подаче исковых требований, если не удается договориться. В целом с момента начала процедуры санации банком нами было подано более 120 исков.

— Давайте поговорим о предыдущей команде банка. Вам приходилось взаимодействовать с Аллой Алешкиной?

— Алла Константиновна находилась на больничном, когда было принято решение о санации Связь-банка Внешэкономбанком. А потом подала заявление об уходе.

— Она ведь довольно долго работала после ухода команды Мещерякова…

— Я так понимаю, Алешкина в тот период много болела. Команда Сбербанка пыталась договориться с акционерами, они обещали погасить задолженность, которую мы называем дебиторской, но этого сделано не было.

— Почему акционеры должны были ее погашать?

— По той информации, которой располагает банк, кредиты брали аффилированные с ними компании. Явной зависимости не просматривается, но определенная связь есть.

— Акционеры — это «РТК-лизинг»?

— Нет, «РТК-лизинг» — это обычный заемщик, с которым мы работаем. Ему, кстати, тоже делали пролонгацию. Как вы знаете, Внешэкономбанк выкупил акции Связь-банка у номинальных держателей. С прежними акционерами вели переговоры через их представителей.

— А как акционеры обещали погасить задолженность?

— Планировалось пополнение капитала, была зарегистрирована эмиссия на 10 млрд руб., но ее не смогли реализовать. Команда Сбербанка нашла потенциального инвестора — по-моему, иностранного, но тут начался кризис, отток депозитов. Так как клиентские деньги были выданы в длинные кредиты, произошел разрыв ликвидности. Межбанк закрылся. Конечно, ситуация, в которую попал Связь-банк, достаточно уникальная по объему проблем и масштабу.

— Команда Алешкиной все еще работает?

— Перестановки будут. В связи с решением основного акционера об усилении управленческой команды и повышении эффективности работы правления его численный состав будет оптимизирован. Шестого февраля совет директоров Связь-банка постановил досрочно прекратить полномочия некоторых членов правления, в том числе из команды Алешкиной.

— Что дальше будет с банком?

— Средства, выделенные ЦБ, которые мы получили от Внешэкономбанка, — $2,5 млрд — будут переоформлены в уставный капитал. Мы также планируем привлечь субординированный кредит у Внешэкономбанка, как прописано в плане финансового оздоровления. Увеличение капитала поможет решить текущие проблемы и даст возможность развиваться дальше.

— А стратегия дальнейшего развития уже есть?

— В инфраструктурных проектах в Нижнем Приангарье, Татарстане, на Северном Урале, которые финансирует Внешэкономбанк, много компаний, которые он по финансовому меморандуму кредитовать не может. На Связь-банк эти ограничения не распространяются — вот уже одно стратегическое направление. Мы также намерены продолжать сотрудничество с нашими профильными клиентами — «Связьинвестом», «Почтой России». «Связьинвест» работает в отрасли, которая сейчас в более выигрышном положении, чем, например, сырьевики. У них приличные показатели по доходности и прибыли, потому что телефоном и интернетом пользоваться не перестанут даже в кризис. Сейчас «Связьинвест» нуждается в расчетном обслуживании и кредитной подпитке, и, думаю, совместно с Внешэкономбанком мы сможем ее обеспечить.

— Возможно ли партнерство между банками, принадлежащими Внешэкономбанку?

— Сейчас у него несколько дочерних банков: Росэксимбанк, «Глобэкс», Российский банк развития и мы. Росэксимбанк выполняет функции по поддержке российского экспорта. У «Глобэкса» много дополнительных офисов в Москве, но мало филиалов в регионах. Российский банк развития — монобанк, кредитующий малый бизнес через банки-партнеры. Мы довольно крупный многофилиальный банк. У всех троих есть пересечения по деятельности, и держать три конкурирующих банка смысла никакого нет. Как сказал Дмитриев после заседания наблюдательного совета Внешэкономбанка 2 декабря 2008 г., в первой половине 2009 г. будет подготовлена стратегия развития и может быть принято решение об объединении и создании одного крупного дочернего банка, чтобы он оказывал услуги, которыми не занимается Внешэкономбанк, и при этом развивался как универсальный коммерческий банк. Есть и другие варианты — например, у Связь-банка может появиться инвестор. Не умерла еще и идея создания совместного банка с «Почтой России» — если помните, были планы открыть в отделениях 1000 мини-офисов. Успели открыть, по-моему, около 150, а потом грянули осенние события. Но планы никто не отменял, хотя сложно говорить о выделении крупных ресурсов под этот проект. Сами понимаете — кризис, денег не хватит на все.

— Банк возобновил кредитование корпоративных клиентов?

— Да, мы проводим отдельные сделки и в данный момент концентрируем внимание на наших давних клиентах, с которыми у нас есть сложившаяся и понятная история взаимоотношений, — это компании «Связьинвеста».

— Значит ли приход в банк Ирины Бушевой (экс-член правления «ВТБ 24». — «Ведомости»), что банк вновь будет заниматься кредитованием?

— В сферу ее ответственности входит развитие розничного бизнеса банка и в том числе кредитование розничных клиентов.

— Депозиты банк сейчас принимает?

— Принимаем. Не могу сказать, что приносят много, но, по крайней мере, оттока в последнее время не было, есть даже небольшой приток. Где-то забирают, где-то приносят, так что все остается более-менее на одном уровне, что уже неплохой признак. Кстати, многие клиенты арендуют ячейки.

— Никакие инвесторы, с тех пор как вы начали оздоравливать банк, им не интересовались?

— Интересовались. Однако пока это не переросло в практическую плоскость.

— Это российский инвестор, банк?

— Российский инвестор.

— Вы считаете, Связь-банку нужна дополнительная реабилитация в глазах клиентов или достаточно того, что Внешэкономбанк стал его акционером?

— То, что Внешэкономбанк стал акционером, уже сыграло положительную роль. Мы свои обязательства выполнили и теперь никому, кроме самого Внешэкономбанка, не должны. Ну а реабилитация будет зависеть от нас самих, от того, как мы будем работать на рынке. Сейчас репутация, конечно, сильно пострадала, и восстановить ее можно только делом.

— На межбанке не работаете сейчас?

— Нам сначала надо привести в порядок отчетность, чтобы мы могли устанавливать с другими банками взаимные лимиты. К тому же, пока страдает достаточность капитала, другие нормативы тоже не в порядке. Наша задача — привести их к требуемым показателям.

— А почему перестали публиковать баланс?

— Мы предоставляем эти данные по запросу.

— В коммерческом банке интереснее работать, чем в ВЭБе?

— Это более живая работа. Мне она знакома, это уже «дежавю». В Россельхозбанке были другие вопросы, это был новый банк, надо было его развивать. А здесь я чувствую поддержку коллег из Внешэкономбанка, которых давно знаю, мы доверяем друг другу. В то же время здесь нормальная команда, молодые ребята. Они выросли в другое время и получили другое образование, но для них это тоже, я думаю, интересный проект.

— Крупные депозиты у вас есть?

— Да, есть. Например, у «Мегафона».

Биография

Родился в 1950 г. в Сморгони (Белоруссия). В 1972 г. окончил Харьковский госуниверситет, в 1984 г. — Всесоюзный финансово-экономический институт, в 1987 г. — Московский финансовый институт

1982
ведущий консультант управления иностранных банковских кредитов, затем руководитель департамента кредита Банка для внешней торговли СССР

1998
зампред «Банка Австрии кредитанштальт»

2001
председатель правления Россельхозбанка

2004
директор департамента промышленности ВЭБа

2008
председатель правления Связь-банка



Связь-банк
коммерческий банк

финансовые показатели (на 1 ноября 2008 г., РСБУ):
Средства клиентов — коммерческих организаций — 39,08 млрд руб.,
Средства физлиц — 4,6 млрд руб.
Кредиты юрлицам (без учета просрочки) — 80 млрд руб.
просрочка — 8,2 млрд руб.
кредиты физлицам (без учета просрочки) — 2,9 млрд руб.
просрочка — 1,03 млрд руб.
убыток — 6,7 млрд руб.
Основной владелец Связь-банка — Внешэкономбанк, которому принадлежит 98% акций.

Рыбки по наследству

В кабинете председателя правления Связь-банка большой аквариум — по словам Житника, наследство от предшественников. «Это успокаивает. И рыбки красивые, и журчание воды нравится», — говорит он.

Его рабочий день в Связь-банке начинается в 9 утра и, как правило, заканчивается не ранее 8—9 часов вечера. «Я по природе жаворонок, поэтому утро у меня — самое продуктивное время. Я обычно всем говорю: если у вас нет работы после 18.00, пожалуйста, вы свободны. А если не успели, значит, или плохо работаете, или плохо организуете свое время, — делится Житник. — Но сейчас пришлось это правило проигнорировать и работать столько, сколько нужно, иногда и по выходным». Поэтому на любимые развлечения — охоту или рыбалку в компании старых друзей — времени у банкира совсем не остается.

Анна БАРАУЛИНА