«Китай и не должен нам ничего давать»
Фото: Газпромбанк

«Китай и не должен нам ничего давать»

Екатерина Трофимова
первый вице-президент Газпромбанка
12375 4

Европейские и американские санкции, закрытие западных рынков капитала радикально увеличили интерес российского бизнеса к Китаю. Не попадет ли Россия в экономическую зависимость от Китая и как добиться китайских инвестиций не только в наш нефтегазовый сектор, Банки.ру рассказала первый вице-президент и член правления Газпромбанка Екатерина ТРОФИМОВА.

– «Сопряжение» Евразийского экономического союза и «Экономического пояса Шелкового пути» является естественным в контексте диверсификации мировой экономики. Конечно, существуют и определенные риски, поскольку проект предполагает большую свободу движения товаров и капиталов. Есть опасения, что большая открытость рынка приведет к росту импорта китайских товаров, но снижение курса рубля на фоне роста реального курса юаня привело к выравниваю зарплат в России и Китае, поэтому этот риск сейчас не столь значим. Наоборот, относительно низкий курс рубля при доступе ко всем необходимым ресурсам может стать стимулом к размещению производств на территории РФ с ориентацией на растущий потребительский рынок Китая. Риск здесь, скорее, состоит в том, что мы этими возможностями не сможем эффективно воспользоваться.

– Насколько расширение связей с Китаем для России является долгосрочной перспективой? Или это временная вынужденная мера российской экономики, вызванная резким ухудшением отношений с США и ЕС?

– Китай – крупнейшая экономика мира и наш крупнейший торговый партнер, потому ни о какой временной перспективе сотрудничества здесь речи не идет. Просто как раз сейчас создались как политические, так и экономические условия для более интенсивного сотрудничества. (Например, Китай постепенно открывает свою экономику и финансовую систему.)

Прежде недостаточно активный рост сотрудничества России с Азиатским регионом был обусловлен сильной инерцией и закрытостью Китая. Сейчас же сложились условия для значительного наращивания этого сотрудничества. При этом ухудшение отношений с США и ЕС – это только триггер, который переломил инерционное мышление, которое мешало углублению взаимоотношений.

– Но ведь Китай нам денег не дает?

– Сама постановка вопроса «Китай денег не дает» не очень правильная, но у нас очень распространенная – в реальности он и не должен ничего давать. Мы должны предложить инвесторам взаимовыгодные условия, и не только в секторе ТЭК. Даже не столько в секторе ТЭК, сколько в других секторах. В первую очередь, для привлечения инвестиций в более производительные сектора высокой степени переработки. У китайских инвесторов в текущей ситуации есть некоторая фора перед остальными, но сотрудничество может быть только взаимовыгодным, иначе оно не будет долгосрочным.

России в построении своих международных экономических отношений нужно сместить акценты интересов с традиционных ресурсных секторов, которые очень тяжеловесны и где соглашения прорабатываются годами (а то и десятилетиями), в более широкое сотрудничество. Для этого нужен активный диалог, который сейчас идет на политическом, экспертном и деловом уровне.

– Каковы перспективы перехода на расчеты юань-рубль?

– Текущая ситуация характеризуется преобладанием доллара как основной валюты расчетов во внешнеторговых отношениях между Россией и Китаем: в 2013 году взаиморасчеты между КНР и Россией в национальных валютах составляли всего около 2%, и хотя в 2014 эта доля выросла в разы, она остается низкой по сравнению с расчетами в долларах.

С учетом продолжающейся интернационализации юаня и поставленной задачи увеличить товарооборот между Россией и Китаем до 200 миллиардов долларов к 2020 году, естественно встает вопрос о системном переходе на расчеты в национальных валютах. Это предполагает использование российского рубля и китайского юаня в расчетах во внешней торговле, в финансировании торговли, инфраструктурных и инвестиционных проектов. Для развития торговых расчетов в валютах двух стран, а также для привлечения национальных инвесторов в финансовые активы двух стран, номинированные в этих валютах, необходимо развитие сопутствующих финансовых и валютных инструментов. Мы ожидаем появления новых инструментов на рынках капитала друг друга и рост доли азиатских инвесторов в структуре российского долга.

Россия и Китай смогут выстроить сбалансированную систему внешнеторговых отношений. При этом компании и банки двух стран приобретут гибкость в своей финансовой стратегии, опираясь на долговые, процентные и валютные рынки в рублях и юанях.

– Нет ли опасности экспансии китайского капитала в российские компании и глубокой зависимости российской экономики от Китая?

– Можно сказать, что на данный момент российская экономика развита несколько «однобоко»: около 55–60% внешнеторгового оборота приходится на ЕС, и подавляющая часть инвестиций – тоже. Мы не боимся экспансии, а наоборот, все последние десятилетия делали многое для привлечения этих капиталов.

Любая инвестиция – это двусторонняя сделка, а значит, и взаимная зависимость: инвестор берет на себя риски в обмен на ожидаемые прибыли. В ближайшее десятилетие Китай может стать одним из крупнейших экспортеров капитала, и китайские компании становятся глобальными игроками. У нас же есть много точек соприкосновения, которые могут создавать взаимную выгоду, и много потенциально интересных инициатив, в том числе сопряжение ЕАЭС и «Экономического пояса Шелкового пути».

В текущей ситуации нет поводов говорить о страхах относительно зависимости российской экономики от китайских инвестиций, поскольку пока уровень этих инвестиций далеко не так значителен, а рост доли Китая в общем объеме инвестиций до 20–30% вполне нормален. Но важно стремиться к тому, чтобы эти инвестиции не были узко сконцентрированы на сырье и крупных инфраструктурных проектах – нужен более широкий и диверсифицированный системный подход к сотрудничеству.

– Газпромбанк первым в России получил рейтинг китайского агентства Dagong. С какими странами в Азиатско-Тихоокеанском регионе он намерен сотрудничать? В каком направлении: привлекать финансирование или инвестировать?

В части рынков капитала Газпромбанк сотрудничает с банками, другими финансовыми институтами, инфраструктурными организациями и регулятивными органами на рынке ценных бумаг Китая, включая особые зоны Гонконга и Шанхая, а кроме того, с Сингапуром, Тайванем, Южной Кореей. Газпромбанк провел роуд-шоу для 17 российских компаний и банков, международных заемщиков в странах АТР за последние несколько лет, организовав встречи с ключевыми банками, инвесторами и регуляторами на рынках долгового и акционерного капитала. Наши клиенты заинтересованы в привлечении публичного долгового финансирования, синдицированного кредитования, листинга акций на азиатских биржах, а также проектного финансирования и двустороннего кредитования. С целью повышения привлекательности российского рынка капитала для азиатских инвесторов планируется проведение совместных форумов и конференций как в России, так и в Китае.

В июне 2014 года в Гонконге прошла конференция по российско-китайскому сотрудничеству в энергетическом секторе с участием крупнейших российских и китайских компаний сектора. А в январе 2014 года Газпромбанк, единственный среди российских банков, успешно разместил собственный выпуск еврооблигаций в китайских юанях объемом 1 миллиард и сроком три года.

– Газпромбанк провел серию роуд-шоу по столицам Азиатско-Тихоокеанского региона. Однако размещений так и не состоялось. Почему? Или вы планируете разместиться чуть позже?

– Мы активно работаем с азиатскими инвесторами уже на протяжении последних четырех лет. Результатами этой работы стало значительное увеличение объемов участия азиатских инвесторов в выпусках банка. Так, в долларовых выпусках, размещенных в 2013–2014 годах, доля азиатских инвесторов достигала 25%. Отдельно стоит отметить два выпуска облигаций в офшорных юанях совокупным объемом 1,5 миллиарда юаней, которые банк разместил в 2012 и 2013 годах.

Текущая работа с азиатскими партнерами нацелена, во-первых, на укрепление сложившихся связей и, во-вторых, на проработку возможностей сотрудничества в новых областях. В целом наши азиатские партнеры, как из КНР, так и из других стран региона, настроены конструктивно. Но такие сделки требуют глубокой проработки инвесторской базы и формирования необходимой инфраструктуры, чем наш банк сейчас активно занимается.

– А как обстоят дела с китайскими пластиковыми картами UnionPay, пользуются ли они спросом среди клиентов Газпромбанка?

– На текущий момент наш банк – один из наиболее активных эмитентов данных карт на российском рынке. Мы выпускаем карты UnionPay вот уже год, и я могу отметить, что спрос на них превзошел наши ожидания. На сегодня мы эмитировали свыше 200 тысяч карт UnionPay для сотрудников предприятий и физических лиц. Карты востребованны не только на Дальнем Востоке, но и в европейской части России. В ближайших наших планах – существенное расширение дисконтных программ для держателей карт, которые сделают их еще более привлекательными для путешествий в Китай и другие страны Азии.

Беседовала Анна ШЕРЕР, для Banki.ru