«Мы ориентируемся на нулевой экономический рост в 2016 году»
Фото: ТАСС

«Мы ориентируемся на нулевой экономический рост в 2016 году»

Михаил Задорнов
президент – председатель правления ВТБ 24
14196 2

Несмотря на продолжающиеся трудности в российской экономике, уже с начала лета розничный кредитный портфель банков растет, причем в основном за счет ипотеки и кредитных карт. Растет и депозитная база кредитных организаций. Президент – председатель правления ВТБ 24 Михаил ЗАДОРНОВ в кулуарах инвестиционного форума «ВТБ Капитала» «Россия зовет!» поделился с порталом Банки.ру прогнозами на следующий год по банковской системе и экономике в целом.

– Выступая на форуме «ВТБ Капитала» «Россия зовет!», вы отметили, что прирост частных вкладов в ВТБ 24 с начала года составил 20%. За счет чего произошел такой значительный прирост?

– Во-первых, прирост произошел за счет вкладов, номинированных в рублях и в валюте. Это нас радует. Однако, как известно, в валюте мы не кредитуем. Валюта ВТБ 24, по сути, не нужна. Мы предоставляем ее в группу ВТБ для кредитования промышленных предприятий и экспортеров, а также частично для погашения внешних валютных обязательств. Поэтому нам больше нужны рубли. Рубли приходят, мы этим довольны.

Кстати, ВТБ 24, в силу роста депозитов не только физлиц, но и малого бизнеса, практически свел к самому минимуму объем заимствований от Центрального банка и от других органов. Минимум – это 50 миллиардов рублей при валюте баланса около 2,6 триллиона рублей, примерно 2% от текущего объема обязательств.

Почему люди в этом году приносят нам деньги? Во-первых, частично вернулись сбережения, ушедшие в ноябре – декабре 2014 года на волне девальвации рубля и панических настроений. Во-вторых, население сократило потребление более решительно, чем снизились реальные располагаемые доходы. Реальные доходы сократились в этом году примерно на 6–7%, а розничный товарооборот, то есть потребление, упал примерно на 9–9,5%. По итогам года, видимо, будет 10% спада в розничном товарообороте. Это означает, что люди «зажимают» свои расходы в текущих условиях неопределенности даже более существенно, чем снижаются их доходы. За счет этого высвобождаются некие возможности для сбережений. Граждане фактически перестраховываются, создавая некий запас сбережений.

Третья причина такого прироста депозитов – разница в клиентской базе. Среди вкладчиков есть и состоятельные – кстати, они в основном и являются клиентами ВТБ 24 – у которых уже есть определенный запас депозитов. А при нынешних высоких ставках они получают высокий процент на свои средства, это также прибавляет денег на счетах.

– Вы связываете такую динамику с некими имиджевыми, репутационными факторами? Ведь ВТБ 24 – один из крупнейших и самых надежных банков в стране…

– Разумеется, ВТБ 24 – крупный и надежный банк, это также дает определенные дополнительные преимущества.

Но и в целом по банковской системе идет достаточно активный прирост депозитов. Он и дальше будет хороший. При этом мы, конечно, существенно опережаем рынок.

– Прирост депозитов за счет выплат страховки вкладчикам тех банков, которые лишились лицензии, тоже был?

– Да, в ВТБ 24 остается от 40% до 50% вкладов, не по количеству клиентов, а по объемам, при выплатах страхового возмещения. Вы правы в том, что для нас это тоже один из источников новых депозитов с начала года.

– Хорошо, ВТБ 24 нарастил объемы фондирования за счет депозитов на 20% с начала года. А какова динамика по розничному кредитованию за этот период?

– Наш розничный кредитный портфель сократился с начала года на 2,5%, а по банковской системе в целом – на 5%. Небольшой рост розницы в ВТБ 24 начался с июня: июнь, июль, август и сентябрь, в каждый из этих месяцев прирост к предыдущему в пределах 1%. Нас радует, что это устойчивый рост – четыре месяца подряд.

По системе в целом ситуация несколько хуже. Однако в указанные месяцы и в банковской системе наблюдался небольшой, более слабый прирост розничного кредитования.

– В прошлогоднем интервью порталу Банки.ру, кстати, также приуроченном к форуму «ВТБ Капитала» «Россия зовет!», вы назвали ипотеку ключевым драйвером роста розницы на предстоящий год. Ваше мнение как-то изменилось?

– Совсем не изменилось! Спрос на ипотечные кредиты в сегменте розницы в этом году снизился меньше всего – объем выдачи сократился на 40% – именно благодаря госпрограмме субсидирования ставки по ипотеке и госпрограмме военной ипотеки. Ипотечный кредитный портфель, несмотря на снижение спроса, растет, другие розничные портфели уменьшаются. Прежде всего, автокредитование и кредиты наличными.

Растет ипотека, относительно стабильным остается портфель кредитных карт, остальные продукты сокращаются.

– Вы считаете, что этот тренд сохранится на какое-то время?

– Этот тренд будет продолжаться как минимум до конца текущего года. Дальше многое будет зависеть от того, будут ли продлены госпрограммы льготного автокредитования и ипотечного кредитования. Ведь известно, что на данный момент срок действия программы ипотечного кредитования установлен до 1 апреля, автокредитования – до конца 2015 года. Так вот, от того, на сколько и на каких условиях эти программы будут продлены, будут зависеть и темпы роста кредитных портфелей в этих сегментах.

Я думаю, что правительство продлит программу льготной ипотеки на весь следующий год. И ипотека будет в следующем году наиболее быстрорастущим портфелем наряду с портфелем кредитных карт. Кредитные карты – это продукт, который будет достаточно быстро расти.

– Казалось бы, относительно высокорисковый продукт…

– У кого как. Карточное кредитование в ВТБ 24 – продукт с достаточно высокой доходностью. И благодаря достаточно высокой доле в портфеле зарплатных продуктов карточный портфель в целом дает хорошую прибыль.

– Есть ли у ВТБ 24 какой-то «потолок» по доле проблемных розничных кредитов, выше которого нельзя подниматься?

– У нас нет такого маркера. Мы исходим исключительно из рентабельности нашего бизнеса. В зависимости от финансовых условий ВТБ 24 работает с портфелем проблемных кредитов либо самостоятельно, либо продает их на рынке. Так, за последние полтора месяца мы продали почти 15 миллиардов рублей старой просроченной задолженности.

– Будут ли еще продажи проблемной задолженности до конца текущего года?

– Мы не планируем такие сделки. Просто готовим портфели к продаже, обсуждаем условия с потенциальными покупателями. Если нас устраивают условия, то мы продаем. Мы еще будем предлагать коллекторам дополнительные портфели. Но сам факт продажи будет зависеть от того, достигнем ли мы соглашения по условиям.

– С 1 октября 2015 года вступил в силу закон о банкротстве физических лиц. ВТБ 24 уже заявил, что планирует одним из первых воспользоваться этой правовой нормой и подать не менее 20 исков. Что успели сделать к данному моменту, как будете вести себя дальше?

– Банк уже подал десять исков, но объем выставленных по ним требований с учетом величины портфеля незначительный. Это же первые иски, а у нас в работе находятся порядка 100 кредитов с проблемной задолженностью. Поэтому сейчас рано делать выводы по этому закону. Какая-то статистика появится не ранее чем через полгода. Посмотрим, как будет развиваться ситуация. Но мы, естественно, будем активно использовать этот инструмент.

– Будет ли ВТБ 24 принимать дополнительные меры по оптимизации расходов?

– Расходы ВТБ 24 и группы ВТБ в целом будут примерно равны нашим номинальным рублевым расходам прошлого года. То есть неоперационные, административно-хозяйственные расходы будут примерно такими же, как и в прошлом году, может, с ростом в пределах буквально 2%.

В данную оценку заложена и рублевая инфляция, которая произошла в этом году, поэтому достижение таких показателей представляет собой достаточно сложную задачу. Мы ведем оптимизацию по всем направлениям бизнеса, начиная от фонда оплаты труда и численности персонала и заканчивая (или продолжая) арендой и содержанием помещений, сокращением наименее рентабельных офисов, IT-расходов.

Но такая динамика естественна в текущем году, поскольку, как я уже говорил, спрос на кредиты упал и нам требуется меньше персонала для выдачи новых ссуд, для работы с входящим потоком клиентов. Поэтому ВТБ 24 и делает оптимизацию во всех регионах присутствия.

– Как в данный момент происходит слияние с бизнесом Банка Москвы?

– Слияние с Банком Москвы – это уже следующий год. Этот процесс к текущему году не имеет никакого отношения, никакие процессы пока не идут.

– У ВТБ 24 есть совместная карта с «Трансаэро». Этот авиаперевозчик на грани гибели. Что вы планируете делать с этим продуктом?

– Действительно, у нас достаточно большое число клиентов, пользующихся картой ВТБ 24 – «Трансаэро». Мы предлагаем всем этим клиентам, не меняя карты, переключиться на нашу специальную карту – «Карту мира». Мы как раз недавно запустили три новых карточных продукта, у нас новая карточная линейка. В каждом сегменте есть классическая, золотая и платиновая карты – три вида карт: карта путешественника – «Карта мира», «Автокарта» и так называемая карманная карта, «Карта впечатлений» – на постоянные расходы.

Это значит, что, например, если клиент ВТБ 24 пользуется банковской картой как автолюбитель, то, соответственно, он получает возможность тратить накопленные баллы и получать скидку на заправку на различных автозаправочных станциях.

На «Карте мира» можно накапливать мили за счет осуществления расходных операций по ней, а также можно приобрести авиабилет. Но накопление происходит на билет не конкретного перевозчика, нет привязки к какой-то авиакомпании. Клиент фактически может тратить накопленные баллы на перелеты любой авиакомпанией, а мы приобретаем за клиента на эти баллы билет выбранной компании. Соответственно, мы предлагаем нашим клиентам, которые пользовались картой ВТБ 24 – «Трансаэро», переключиться на «Карту мира» и накопленные неоплаченные, то есть неовеществленные, бонусы использовать на «Карте мира». Таким образом, наши клиенты – держатели карт «Трансаэро» ничего не потеряют.

– Если клиенту нужны все опции, доступные в каждой из ваших карт, можно ли их будет интегрировать в одной карте?

– Клиент должен будет выбрать для себя какое-то предпочтение, для чего он хочет пользоваться этой картой, и доступные по ней бонусы.

– ВТБ 24 как один из системно значимых банков должен рассчитывать базельский норматив LCR в режиме простого мониторинга. Каковы результаты ваших пробных расчетов?

– Мы делали пробные расчеты норматива краткосрочной ликвидности еще летом текущего года. Для нас в нынешней ситуации нет никаких проблем с этим нормативом, мы идем с большим запасом.

– Проводил ли банк оценку влияния на ВТБ 24 послаблений ЦБ по базельским требованиям к достаточности капитала и одновременного повышения коэффициентов риска?

– Мы сейчас как раз находимся в процессе изучения этих новых вводных. Я думаю, что снижение норматива достаточности общего капитала с 10% до 8% в любом случае сначала даст больше плюса банкам. Но нельзя забывать, что для системно значимых банков есть надбавка, буфер по капиталу за системную значимость, а это дополнительная нагрузка. Поэтому мы должны сделать расчеты не только на первый год, а на три-четыре года вперед.

Ясно, что для всей банковской системы в 2016 году, в первый год применения новых нормативов, будет облегчение по капиталу.

– Каковы ваши прогнозы по банковской системе и экономике в целом на следующий год?

– Мы ждем экономического роста на уровне нуля или даже спада. Но ориентируемся на нулевой экономический рост. Также прогнозируем небольшое снижение реальных доходов населения – на 2–2,5%.

Но тем не менее мы ожидаем оживления спроса на кредитование по банковской системе, потому что дно спада было все-таки пройдено в нынешнем году, – именно со стороны физлиц и малого бизнеса. Однако мы не прогнозируем резкого роста, как в 2010–2011 годах. Темпы роста портфелей будут более скромными — наверное, в пределах 7,5–10% по рознице. Малый бизнес, скорее всего, будет расти более медленными темпами.

И мы ожидаем, что в следующем году граждане будут продолжать нести деньги в банки. Не такими темпами, как в этом году, но рост вкладов продолжится — прирост депозитных портфелей составит более 10%.

– Видите ли вы в текущей ситуации предпосылки для смягчения ключевой ставки ЦБ в октябре или до конца года?

– На следующем заседании совета директоров Центробанка 30 октября перед участниками будет стоять непростая задача, потому что текущая инфляция в стране остается на достаточно высоком уровне. В то же время ЦБ гораздо лучше понимает прогнозную инфляцию. И конечно, в условиях сохранения цены нефти в нынешнем коридоре можно предположить, что ЦБ до конца года все-таки пойдет на снижение ключевой ставки.

Беседовал Михаил ТЕГИН, Banki.ru