«Если закон останется таким же, рынок Forex может уйти в другие юрисдикции»
Фото: ТелеТрейд

«Если закон останется таким же, рынок Forex может уйти в другие юрисдикции»

Дмитрий Дригайло
вице-президент группы компаний TeleTrade
15156 8

С 1 октября вступили в силу основные нормы закона, регулирующего деятельность компаний – форекс-дилеров в России. Компании, работающие на рынке Forex, теперь стали частью профессионального сообщества участников рынка ценных бумаг. О том, как это изменит отрасль, Банки.ру рассказал вице-президент группы компаний TeleTrade Дмитрий ДРИГАЙЛО.

– Ваша работа в России теперь лицензируется. Улучшит ли это имидж рынка Forex в нашей стране?

– Так называемый закон «о форексе» вообще-то является федеральным законом от 29 декабря 2014 года «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». Окончательно он вступает в силу с 1 января 2016 года, но часть положений вступила в силу с 1 октября 2015-го.

Закон определяет, что с 1 октября 2015 года все компании, предоставляющие услуги на рынке Forex, должны иметь статус форекс-дилеров – новых профессиональных участников рынка ценных бумаг. Для приобретения статуса форекс-дилера организация должна получить лицензию. Выдавать ее будет Банк России. Компаниям также необходимо вступить в саморегулируемую организацию (СРО) форекс-дилеров.

Законом предусмотрен переходный период до 1 января 2016 года, в рамках которого организации, уже осуществляющие деятельность форекс-дилера, вправе продолжить работать без лицензии. Но с 1 января следующего года все услуги по торговле валютными парами в России должны предоставлять только лицензируемые компании. Таким образом, мы входим в правовое поле российского финансового рынка, который – так уж сложилось – весь работает по правилу «получи лицензию и следуй предписанным регулятором правилам».

Кроме того, закон означает, что все споры между форекс-дилером и его клиентами теперь будут решаться в российском суде. До принятия этого закона российские клиенты торговали на рынке Forex, работая с иностранными компаниями. Поэтому отсутствовал механизм судебной защиты клиентов, что приводило к большому количеству проблем. Ведь государство не имело возможности оперативно вмешиваться в конфликты для защиты интересов инвесторов. Все это способствовало формированию негативного отношения к рынку в целом.

Поэтому вступление закона в силу должно привести к улучшению имиджа этой услуги на территории нашей страны. Для отрасли всегда хорошо, когда в ней есть регулятор. Хотя справедливости ради надо сказать, что есть страны, в которых форекс-компании не получают лицензии, а явочным порядком вносятся в реестр. Так, например, устроен рынок Великобритании, США.

– Таким ли абсолютным плюсом является лицензирование для рынка Forex?

– Лицензия держит компании в тонусе. Кроме того, всегда хорошо, когда есть с кем посоветоваться. Конечно, ни у кого нет большого удовольствия, что нам придется подчиняться большой государственной структуре. Но в целом для отрасли лицензирование – это хорошо. Нам хотелось бы иметь все те плюсы, которые дает отрасли регулирование, и напрямую канализировать наше общение с клиентами. Чтобы никто не говорил что Forex – «это серый рынок, на котором непонятно что происходит». Для тех, кто работает на Forex, это и сейчас понятный рынок, с понятными и довольно прозрачными правилами. Но законодательное закрепление нашей работы дает нам право спокойно смотреть в глаза всем – и клиентам, и недоброжелателям. Не выглядеть «бедными родственниками» перед коллегами и конкурентами из других отраслей финансового рынка.

Пять лет назад с другими крупнейшими участниками рынка мы объединили свои усилия, выступив учредителями саморегулируемой организации – СРО ЦРФИН (Центр регулирования внебиржевых финансовых инструментов и технологий. – Прим. ред.). Мы фактически предложили государству путь по легализации нашей работы на рынке, поставив себе целью сначала через СРО повлиять на то, чтобы рынок Forex в России в перспективе стал регулируемым. Мы передали СРО свой опыт работы в различных юрисдикциях и как одна из крупнейших компаний индустрии предоставили свою методологическую помощь в подготовке положений будущего законодательства.

– Как появились первые форекс-дилеры в России и какой путь от начала работы и до сегодняшнего дня им пришлось пройти?

– Группа компаний TeleTrade работает на рынке 21 год. За это время интернет-торговля валютными парами с плечом из экзотической, диковинной игрушки для избранных стала популярным и распространенным финансовым инструментом. Форекс-дилеры появились «снизу»: в основном компании много лет назад организовывали молодые люди, которые сами имели опыт работы на рынке. И решили начать свой собственный бизнес. Так это происходило почти во всех сегментах финансового рынка.

А вот новые игроки, которые захотят выйти на этот рынок в этом году, должны будут сразу получить лицензии. После 1 января 2016 года деятельность форекс-дилера, не получившего лицензию Банка России, будет являться незаконной.

– Кто, по вашему мнению, должен быть клиентом форексных компаний? И кто к вам приходит сейчас?

– Емкость этого рынка в России, по разным оценкам, составляет от 400 тысяч до 1 миллиона человек, что очень существенно. В идеальном мире наш клиент – это человек, который имеет базовые знания о финансовом рынке в широком смысле и в узком смысле – о том, как функционирует рынок Forex. Это человек, который имеет аппетит к риску, так как рынок Forex – априори рискованный. Это человек, у которого наличествует «холодная голова», он умеет следить за своими действиями. Это клиент, который понимает, что все действия, которые он совершает, – зона его личной ответственности.

Кто приходит сейчас? Приходят такие клиенты, которых я описал. Но приходят и клиенты, которые не понимают о рынке вообще ничего. Их становится меньше – как у нас в компании, так и на рынке, но они приходят. Мы проводим с ними обучение, иногда довольно долгое, до двух месяцев. Это и лекции, и торговля через демосчет. И потом на реальном счете, когда человек садится торговать своими деньгами, часто бывает, что рядом с новичком садится торговать более опытный человек. Этот более опытный человек напоминает новичку, что надо заранее определить параметры как убытков, так и прибыли, чтобы позиция вовремя закрылась. Что не стоит торговать сразу всеми деньгами на счете, чтобы одним махом не потерять весь депозит.

– В рекламе часто говорится о сверхдоходах, которые человек получает от работы на рынке Forex. Форумы забиты историями людей, которые потеряли всё и вся. Какова доходность ваших клиентов?

– Трудно говорить о том, сколько можно заработать на рынке Forex, так как многое зависит от манеры работы на этом рынке самого клиента. Можно, конечно, сказать, что люди, которые поставили на контракт доллар против рубля в октябре 2014 года, могли 19 декабря 2014 года получить 200% прибыли. Но это будет неверно по многим причинам. Первая из них – практически никто на рынке Forex не работает на рынке рубля к другой валюте. Самые востребованные пары – это доллар США и евро. Далее по популярности идут пары доллар США и евро к другим валютам – к фунту стерлингов, швейцарскому франку, японской иене, австралийскому доллару. Вторая причина – игроки рынка Forex обычно работают на внутридневных сделках, за перенос позиции через сутки с клиента взимается комиссия, что также уменьшает его доходность. Но приблизительно и грубо можно сказать так: люди, которые в конце декабря 2014 года поставили против евро в паре евро – швейцарский франк, могли бы получить те самые вожделенные 200% доходности к концу января 2015 года.

– Что компания должна сделать сейчас, чтобы получить лицензию для работы на отечественном рынке?

– Для получения лицензии профессиональный участник рынка Forex должен быть юридическим лицом, зарегистрированным в России, и обладать собственным капиталом в размере 100 миллионов рублей. То есть форекс-компаниям, работающим с российскими клиентами из других юрисдикций, надо создать в России компанию и внести в ее уставный фонд деньги.

Кроме этого, компании надо иметь штат сотрудников с определенными квалификацией и опытом работы на финансовом рынке не менее двух лет, быть членом СРО форекс-дилеров, при вступлении внести взнос в компенсационный фонд в размере 2 миллиона рублей. Из компенсационного фонда будет оплачиваться ущерб, который могут причинить своим клиентам обанкротившиеся российские форекс-дилеры. Причем механизм формирования и использования компенсационного фонда таков, что все отраслевые риски фактически будут нести добросовестные участники рынка. Это вызывает как минимум удивление.

Кроме того, мы должны открыть номинальные счета в российской кредитной организации, на которых будут находиться деньги клиентов. В настоящее время банки завершают процесс создания таких продуктов для нас.

– Лицензия регулятора какой страны Евросоюза дает вам возможность работать в Европе?

– Имея лицензию регулятора любой страны – члена ЕС, мы имеем право работать на рынке любой страны Евросоюза. Правда, приходя на рынок, к примеру, Латвии с лицензией регулятора Кипра, мы должны уведомить об этом местного регулятора финансового рынка. Но, как правило, с этим уведомлением проблем не возникает – мы ставим регулятора в известность о том, что хотим работать с его населением по определенной схеме и обязуемся платить налоги в данной юрисдикции. Если регулятор хочет видеть что-то из наших документов – он запрашивает, и мы их предоставляем. Все довольно просто.

– Где в Европе ваш бизнес развивается наиболее удачно?

– Из европейских стран, где мы представлены наиболее активно, можно отметить Испанию, Чехию и ту же Латвию. Чем больше население страны склонно к риску, тем более активно люди идут работать на Forex. Из этой же категории стран можно назвать страны Закавказья – Грузию, Азербайджан и Армению. И, как ни странно, Беларусь, где местный регулятор, Нацбанк, сделал максимум возможного для того, чтобы рынок чувствовал себя в правовом поле очень комфортно. Более того, на рынке Forex есть мнение, что если российский закон о регулировании нашего рынка останется таким же, как он был принят, со всеми возможными ограничениями, рынок Forex из России уйдет в иные юрисдикции – даже не в еврозону, а в ту же Беларусь. Я в данный момент говорю о двух положениях закона – об ограничении плеча, то есть возможного кредита, который мы можем дать клиенту, размером 1 к 50, и о том, что наши форекс-клиенты могут торговать только валютными парами, но не могут торговать акциями международных компаний и драгоценными металлами.

– Как ограничено в законе плечо? Будут ли как-то ограничены спреды и комиссии форекс-дилеров? Не приведет ли закон к увеличению спредов и комиссий?

– Размер плеча в законе в настоящее время ограничен на уровне 1 к 50, однако возможно увеличение до 1 к 100. Спреды и комиссии дилер может определять исходя из рыночных условий. При этом закон содержит ряд норм, которые накладывают ограничение на отмену выставленных ордеров и раздвижение спредов. Очевидно, что данные нормы регулятору еще предстоит доработать, чтобы они соответствовали рыночной практике и реальному спросу со стороны конечного потребителя.

Вступление в силу закона накладывает на форекс-дилеров некоторые обязательства, выполнение которых связано с ростом издержек. Как и в случае с любыми другими рынками, рост расходов влечет за собой увеличение цен для конечных потребителей. Мы полагаем, что форекс-дилеры приложат все усилия к тому, чтобы удержать цены на прежних уровнях. Однако не исключаем, что в отдельных случаях условия могут быть несколько хуже предлагаемых на международном рынке.

– Если кто-то из российских клиентов компании захочет и дальше работать в иностранной юрисдикции – законно ли это?

– Законно, поскольку никто не может запретить людям инвестировать свои средства там, где им это нравится делать. Как я уже говорил, в настоящее время предметом регулирования закона являются только контракты с базисным активом в виде валюты – валютных пар. Поэтому любителям торговли контрактами на разницу цен на другие финансовые активы – акции, индексы, товарные контракты – придется работать, как и прежде, вне России. До тех пор, пока другие финансовые инструменты не будут включены в предмет регулирования, их предоставление будет регулироваться международными и общими отечественными, неспециализированными нормами.

– Какие изменения коснутся налогообложения трейдеров? Не отпугнут ли они российских клиентов?

– С 1 января 2016 года все форекс-дилеры становятся налоговыми агентами. Соответственно, с трейдеров – физических лиц снимается обязанность самостоятельно обращаться в налоговые органы, перечислять налог на доходы. Платить НДФЛ – нормальный цивилизованный подход, а его ставка в России самая низкая по сравнению, например, с ЕС и США.

– Какие у вас остались вопросы к законодателям и регулятору?

– Во-первых, на сегодняшний момент предусмотрено, что в случае банкротства форекс-дилера СРО из своего компенсационного фонда обязано возместить клиентам их средства в полном объеме. На наш взгляд, это требование слишком жесткое и чрезмерное с точки зрения бизнеса. Другой острый вопрос – номинальные счета. По данным недавно проведенного опроса, только несколько опрошенных крупнейших банков готовы предложить форекс-дилерам услуги по открытию и ведению номинальных счетов – говорить о конкуренции не приходится. Подчеркиваю, что банки только готовы предложить. В реальности пока счетов нет.

Беседовала Елена ГОСТЕВА, Banki.ru