Алекси Лакруа: «Брать кредит, когда невозможно платить, — это неправильное решение»
Фото: Росбанк

Алекси Лакруа: «Брать кредит, когда невозможно платить, — это неправильное решение»

Алекси Лакруа
заместитель председателя правления Росбанка
14424 1

Банк России определил список системно значимых банков, в который вошел и Росбанк. О том, что изменится для банка с вхождением в список, а также о состоянии розничного бизнеса кредитных организаций в интервью Банки.ру рассказал заместитель председателя правления Росбанка Алекси ЛАКРУА.

— В начале 2015 года председатель правления Росбанка Дмитрий Олюнин рассказал о масштабных мерах по оптимизации в банке. Что это за меры?

— Мы начали оптимизацию в прошлом году и на текущий момент сократили количество отделений с 620 до 520. Важно, что мы не ушли ни из одного региона. Сокращены были только отдаленные точки, где не было перспектив для ведения эффективного бизнеса. Как планировалось, мы продолжаем сокращение сотрудников, задача на этот год – 15%. При этом важно отметить, что мы уделяем большое внимание мотивации персонала и, несмотря на непростую экономическую ситуацию, увеличиваем расходы на оплату труда: в этом году — на 7%.

Значительные изменения произошли и в структуре нашего розничного бизнеса. В середине года мы успешно завершили проекты по трансформации ипотечного и автокредитного бизнесов внутри банков группы Societe Genarale в России.

Трансформация ипотечного бизнеса началась в ноябре 2014 года и продолжалась восемь месяцев, в течение которых Росбанк в несколько этапов передавал управление ипотечным бизнесом своему дочернему специализированному банку «ДельтаКредит» более чем в 320 городах в 69 субъектах РФ.

Сейчас «ДельтаКредит» – единая ипотечная платформа для всех федеральных округов. То есть теперь ипотечный кредит можно оформить по программам «ДельтаКредита» и обслуживать во всех офисах обоих банков, что очень удобно.

Также мы успешно завершили передачу бизнеса по автокредитованию в автосалонах в Русфинанс Банк. При этом сам Росбанк сконцентрировался на реализации модели универсального банка. Наша цель – стать основным расчетным банком для клиентов.

Мы считаем, что от этой стратегии выиграют как клиенты, так и сами банки группы. И мы уже видим первые результаты. Так, совокупная доля группы Societe Generale в России на рынке автокредитования (Росбанк плюс «Русфинанс») по итогам июня 2015 года поднялась до исторически самого высокого уровня – 7,4%. Речь идет о выдачах автокредитов на новые авто. И мы продолжаем удерживать устойчивые позиции. По итогам сентября Росбанк совместно с Русфинанс Банком занимают второе место среди российских автокредитных банков по объемам выдачи автокредитов, по данным Frank Research Group.

— Будет ли Росбанк отказываться от каких-либо продуктов для розничных клиентов?

— Нет, таких изменений не планируется. Мы для себя определили несколько приоритетов в розничном бизнесе – это дальнейшее развитие трансакционного обслуживания клиентов, в кредитовании делаем акцент на потребительские кредиты. Также недавно мы предложили нашим клиентам индивидуальное зарплатное обслуживание.

— Какие изменения сейчас проводит Росбанк в плане андеррайтинга? Многие банки в начале этого года говорили, что с особой осторожностью кредитуют заемщиков из строительной отрасли, туризма и других рискованных сфер.

— Росбанк придерживается достаточно консервативной риск-политики. Это традиционный подход к оценке рисков для всех компаний группы Societe Generale, независимо от того, в каких странах они работают. Естественно, мы стали уделять и больше внимания таким критериям как LTV (loan to value) и DTI (debt to income), поскольку они являются главными при оценке платежеспособности как имеющихся, так и потенциальных заемщиков. Также мы пришли к выводу о необходимости централизации процесса принятия кредитных решений.

Сейчас ситуация еще остается сложной. Мы меняли наши требования к заемщикам в конце мая – начале июня этого года. Тогда требования были немного ослаблены. И пока мы не думаем, что нужны большие меры. Брать кредит, когда невозможно платить, – это неправильное решение и для банков, и заемщиков. Мы приняли решение сфокусироваться на наиболее надежных категориях заемщиков – это наши зарплатные клиенты, клиенты с хорошей кредитной историей.

Сейчас со стороны государства много хороших инициатив по организации доступа к данным некоторых ведомств, таких как Пенсионный фонд, Федеральная налоговая служба. Все это позволит в дальнейшем более качественно оценивать клиента и минимизировать риск.

— По данным ЦБ, розничное кредитование в августе – сентябре начало оживать. Отмечаете ли вы в Росбанке такую тенденцию? В чем причины?

— С начала года положительную динамику демонстрирует только ипотечное кредитование, при этом рост ипотеки начался с апреля и во многом связан с госпрограммой субсидирования процентных ставок. Портфели по остальным кредитным продуктам с начала года показывают снижение. Однако в последние месяцы портфели кредитов наличными и автокредитов начали стабилизироваться, что поддержало портфель розничных кредитов в целом. Думаю, это связано с частичным пересмотром банками антикризисных мер по ужесточению кредитной политики, принятых в конце прошлого года, а также с некоторым улучшением показателей продаж новых автомобилей по итогам августа. Кроме того, ставки по кредитам стали ниже, и потребность у клиентов все-таки есть.

Что касается Росбанка, мы отмечаем рост спроса – на 25% в третьем квартале 2015 года по сравнению со вторым кварталом.

— Не видите ли вы риска в том, что банки начали массово снижать ставки?

Поскольку мы занимаем консервативную позицию с точки зрения оценки стоимости риска, хотим, чтобы наши надежные клиенты получали низкие ставки. У нас хорошая клиентская база, поэтому есть высокая уверенность в том, что наши ставки оправданны, и мы можем себе их позволить. Так, по потребительским кредитам мы недавно предложили ставку от 12,4% годовых, что ниже даже докризисных уровней.

— Какова сейчас просрочка по портфелю потребительских кредитов в вашем банке?

— Доля просрочки по кредитам физическим лицам у нас 11% по состоянию на сентябрь. По портфелю потребительских кредитов нам удается удерживать эффективность, при этом с августа показатели превысили результаты прошлого года – около 96% неплательщиков возвращаются в график за первые три месяца работы, то есть задолго до обращения в суд.

Таких результатов удалось добиться благодаря тому, что мы начали подготовку к возможному волнообразному росту просрочки еще в прошлом году.

С третьего квартала 2014 года мы постепенно увеличивали штат собственной службы взыскания, завершив год с приростом численности на 70%. Главным образом этот процесс был обусловлен наращиванием собственной экспертизы банка в сфере работы с просроченной задолженностью. Эффективность и себестоимость этого процесса позволили нам продолжить движение в этом направлении и в 2015 году, регулируя численность сотрудников в зависимости от ситуации в регионе взыскания.

В прошлом году мы провели ряд пилотных проектов, по итогам которых выстроили более сбалансированную систему распределения портфеля между аутсорсинговыми компаниями и внутренними ресурсами. В первую очередь собственными ресурсами в приоритете взыскиваем кредиты с высоким потенциальным уровнем риска, крупные суммы и залоговые кредиты.

Помимо усиления персонального состава команды взыскателей, у нас разработан антикризисный план действий, который среди прочего включает мониторинг ситуации в целом на рынке труда с отдельным фокусом на градообразующие предприятия, плотное взаимодействие с нашими зарплатными клиентами и подбор предодобренных пакетных программ реструктуризации для таких клиентов.

— Вы ожидаете роста просрочки физлиц по кредитам?

— У нас в банке – нет. Ситуация с просрочкой уже стабилизировалась.

— Как изменился средний размер кредита?

— Чуть-чуть изменился, теперь он составляет в Росбанке 270 тысяч рублей при среднем кредите на рынке в 65 тысяч рублей. Это связано с нашими требованиями. При этом средний лимит по кредитной карте снизился за последние 12 месяцев с 200 тысяч рублей до 130 тысяч. Это связано с тем, что мы выделили для себя категорию клиентов, которой раньше не выдавали кредитные карты. Для них мы приготовили кредитные карты с уменьшенным лимитом, в отличие от наших традиционных пакетов услуг с кредитными картами. Но, несмотря на это, Росбанк не ограничивал выдачу кредитных карт, что позволило сохранить объем портфеля на прежнем уровне.

— Какие у вас планы по портфелю кредитных карт? Будете ли вы сокращать выдачу карт?

— Мы хотим увеличивать наш портфель потребительских кредитов и кредитных карт с овердрафтом — револьверные кредиты.

— Какова сейчас структура вашего кредитного портфеля, за исключением ипотеки и автокредитов, которые вы передали банку «ДельтаКредит» и Русфинанс Банку?

— Основная часть – это кредиты наличными – примерно 80%, примерно 10% — кредитные карты и 10% — овердрафты. Отмечу, что карточные продукты действительно более рискованные. Мы не готовы выдавать этот продукт заемщикам «с улицы» и, прежде всего, хотим работать с действующими клиентами, в том числе зарплатными.

— Насколько успешно развивается ваш зарплатный проект?

— Мы предложили индивидуальную зарплатную карту этой весной и видим интерес к нашему продукту. Прошло время, когда люди видят в зарплатной карте только средство расчета. Они хотят эффективно управлять своими финансами и пользоваться всеми преимуществами, которые им может предоставить банк. На мой взгляд, нам удалось вывести на рынок интересный продукт. Держатели наших индивидуальных зарплатных карт получают дополнительно все базовые банковские услуги, которые могут им пригодиться. Это и счета в разных валютах, и карты от классической до платиновой, сберегательные счета для регулярных накоплений, интернет- и мобильный банк. При этом во все категории пакетов включена кобрендовая карта «Росбанк – iGlobe.ru», которая позволяет накапливать бонусные мили, что сейчас довольно популярно. Накопленные мили можно потратить на покупку билетов более 380 авиакомпаний и РЖД, оплату проживания в гостиницах, аренду автомобилей, покупку билетов на «Аэроэкспресс» и трансфера на сайте iGlobe.ru.

Зарплатные клиенты Росбанка также получают возможность оформить кредит по специальной ставке, а держатели премиальных пакетов – повышенную процентную ставку по сберегательному вкладу.

Однако есть законодательные нюансы, а есть и реальная жизнь. И не всегда бухгалтерия идет навстречу работнику. Есть человеческий фактор, который несколько тормозит развитие этого направления. Кроме того, людям нужно время, чтобы они «созрели» для перехода на зарплатное обслуживание в другой банк. Ведь многие просто не задумываются, что это возможно, или инерционно получают зарплату на карту банка, выбранного работодателем.

— Сколько клиентов удалось привлечь в рамках проекта?

— Около 30 тысяч.

— Представители многих банков в начале года говорили, что одно из направлений, которое они планируют развивать, – это комиссионные доходы. Какую долю занимают комиссионные доходы в общих доходах Росбанка?

— У нас хорошо растет направление трансакционных доходов, и пока все идет по плану. На сегодняшний день доля комиссионных доходов в общих доходах выше 20%, и она продолжает расти. Мы ожидаем, что доля комиссионных доходов будет увеличиваться значительно быстрее по сравнению с процентными. Мы постоянно модернизируем портфель расчетных и сберегательных продуктов, запускаем новые для рынка трансакционные услуги. Ведется активная работа с текущими клиентами: анализируем изменения в финансовом поведении клиентов и предлагаем максимально релевантные продукты и услуги в текущей ситуации.

Если в общем рассматривать структуру доходов банка в розничном бизнесе, то 15–17% доходов мы получаем от работы с клиентами малого бизнеса. Это одно из значимых направлений работы в банке, и доля доходов будет увеличиваться в целом и в большей части за счет расчетных операций.

— Есть ли, на ваш взгляд, для банков еще какие-то варианты заработать на комиссиях, помимо классических способов?

— Думаю, подход один – наращивать общий объем трансакций. Когда в банке очень маленькие комиссии, на это часто не обращают внимания, и есть возможность наращивать доходы именно за счет их объема. Возможности для роста есть.

— Планируются ли у вас какие-то изменения в мобильном банке?

— Весной мы запустили качественно новое и современное мобильное приложение «Росбанк Онлайн» с интуитивно понятной навигацией, платежным функционалом и открытым любому пользователю геолокационным и коммуникационным сервисами. В функционале мобильного банка планируется сразу несколько изменений. Чтобы его улучшить, мы в ноябре будем расширять список наших партнеров, добавив к ним несколько компаний, в пользу которых проводим платежи. Упростим активацию мобильного приложения. Сделаем возможным его активацию через банкомат или через кол-центр. К тому же мы увеличиваем возможности для пользователей персонализировать свое мобильное приложение. На текущий момент у нас более 119 тысяч скачиваний приложения.

— Сколько партнеров вы планируете подключить?

— У нас их пока 1 600. Добавим еще 300.

— Какую долю клиентов вы хотели бы перевести в мобильное приложение?

— Мы стремимся предложить нашим клиентам многоканальный доступ в банк, чтобы каждый мог выбрать для себя наиболее подходящий и комфортный вариант. Поэтому сказать, что мы собираемся перевести какую-то часть клиентов в мобильное приложение, было бы не совсем правильно. Ведь не все услуги можно получить через мобильный телефон. Совершенствование дистанционных каналов обслуживания – один из наших стратегических приоритетов развития. И мы уже достигли определенных результатов. По итогам 2014 года число активных пользователей интернет-банка Росбанка увеличилось на 46%, в то время как только за период с января по август этого года рост уже составил те же 46%. Количество операций, проведенных по каналам дистанционного банковского обслуживания, в прошлом году выросло в два раза, а за первые шесть месяцев этого года на 56,2%. Большим спросом пользуется возможность оформления депозита онлайн. Ставка по депозиту в рублях, оформленному таким образом, увеличивается на 0,3%.

Тем не менее у нас есть планы по увеличению объема трансакций.

— Росбанк стал обслуживать клиентов Нордеа Банка, который закрыл определенное количество офисов в России. Сколько клиентов «Нордеа» перешли на обслуживание в Росбанк?

— У нас очень хорошие итоги. Около 60–70% клиентов Нордеа Банка сейчас с нами.

— Планируется ли такую практику распространять на другие банки, которые сокращают свое присутствие в России?

— Да, если будет такая возможность. Вы знаете, мы уже обслуживаем клиентов из Тойота Банка, у которого нет собственной сети. Также работаем с Фольксваген Банком Рус, Мерседес-Бенц Банком Рус, БМВ Банком. У нас на обслуживании более 100 тысяч клиентов банков-партнеров.

— Росбанк на сегодняшний день не является агентом Агентства по страхованию вкладов по выплате страхового возмещения. Рассматриваете ли вы такую возможность?

— Мы работаем над этим, нас очень интересует это направление.

— Ощутил ли банк последствия вхождения в список системно значимых банков ЦБ?

— Известно, что к системно значимым банкам будут выдвигаться повышенные требования. Пока ясно, что показатели Росбанка и группы полностью соответствуют всем обязательным нормативам, установленным регулятором, включая планируемые к введению для данной категории повышенные требования по капиталу и ликвидности.

— Проводит ли Росбанк внутренние стресс-тесты?

— Да, мы проводим внутренние стресс-тесты ежеквартально. За основу берутся такие показатели, как изменение ключевой ставки, оценивается состояние пассивов и активов, ликвидность, кредитный портфель. У нас очень сильный баланс.

— Стало ли вам тяжелее конкурировать с госбанками?

— Доля госбанков увеличивается. Но, мне кажется, это вопрос времени. И это не принципиально. К тому же госбанки имеют социально-экономическую функцию. Например, если говорить про ипотеку, для банков – это не чистый экономический расчет. Это, прежде всего, поддержка и рынка ипотеки, и строительного рынка.

— Вы живете в России больше пяти лет. Часто ли бываете в провинции?

— Да, недавно я был в Норильске. Очень интересная поездка. Там уже в сентябре лежит снег. Поскольку у нас сеть большая, я достаточно часто бываю в регионах, посетил многие уголки России.

— Какие регионы у Росбанка показывают наиболее сильные позиции по финансовым показателям и в каких, наоборот, хотелось бы усилить присутствие?

— Наиболее сильный регион — это, наверное, Сибирь. Где хочется усилить? В Москве и Питере.

— Как вы оцениваете результаты группы Societe Generale в России за третий квартал в части розничного бизнеса? Будете ли корректировать свои планы?

— Мы существенно улучшили свои показатели по сравнению со вторым кварталом. Этому способствовал ряд причин: это и восстановление темпов розничного кредитования благодаря увеличению спроса на автокредиты с господдержкой, и успешная реализация программы рефинансирования валютной ипотеки, и положительные тенденции в части выдачи кредитов наличными.

Кроме того, положительный эффект от усиления специализации (передача ипотечного и автокредитного бизнеса Росбанка в дочерние банки) позволил укрепить позиции SG Russia на рынке. По данным за сентябрь 2015 года, SG Russia занимает третье место по объему розничного кредитного портфеля. Группа Societe Generale намерена усиливать синергию между своими подразделениями для дальнейшего повышения операционной эффективности в России.

В планах Росбанка дальнейшее развитие трансакционных услуг, депозитных продуктов и повышение уровня удовлетворенности розничных клиентов.

Беседовала Анна БРЫТКОВА, Banki.ru