«Корпоративный бизнес остается локомотивом прибыльности»
Фото: Абсолют Банк

«Корпоративный бизнес остается локомотивом прибыльности»

Андрей Богуславский
заместитель председателя правления Абсолют Банка
9932

Андрей Богуславский, заместитель председателя правления Абсолют Банка, отмечает, что сейчас ключевая задача для банков не только сохранение прибыльности и качества портфеля, но и тонкая подстройка в условиях падающего рынка.

"Хороший заемщик"

— Продолжается процесс сжатия финансовой системы: даже из топ-100 реально кредитовать бизнес готово не более 30-40 банков. Вопрос: на каких условиях возможно сохранение или даже развитие корпоративного кредитования?

— Банковский бизнес по объективным причинам не дает сейчас той рентабельности, которая была, например, в середине 2000-х. Для новых игроков сейчас не самое лучшее время для развития корпоративного бизнеса. Однако те участники финансового рынка, чей портфель в этом сегменте превышает 100 млрд руб., как, например, у нашего банка, имеют возможность работать на этом рынке и дальше. Тем более что корпоративный бизнес все еще остается локомотивом прибыльности многих российских банков. В том числе Абсолют Банка.

На падающем рынке у всех банков независимо от их величины капитала и активов сокращается маржинальность корпоративного портфеля. Очевидный факт! Поэтому сейчас ключевая задача для реальных игроков рынка — сохранить прибыльность портфеля. Банки, которые и раньше фокусировались на корпоративном сегменте, научились работать с клиентами в сложных условиях еще со времен прошлого кризиса. И этот год добавил нам опыта в антикризисном взаимодействии с нашими партнерами. Для банков на первый план вышло качество портфеля, а не показатели его роста. И в этой связи необходимо основное внимание уделять не только мониторингу финансового состояния клиентов и управлению залогами, но в целом глубоко анализировать тенденции рынков, на которых работают клиенты, контролировать движение его денежных потоков. Отраслевая экспертиза дает нам возможность без привлечения дополнительных ресурсов проводить более глубокий и детальный анализ состояния компаний. Кредитные аналитики сейчас востребованы.

— Какие компании оказались в 2015 году в так называемой зоне риска?

— Фактически в ней оказались все проекты, так или иначе связанные с инфраструктурным строительством, девелопментом, оптовой торговлей, с импортом товаров потребления. Причина — увеличение рисков и череды банкротств в этих отраслях. Очевидно, что компании из вышеперечисленных отраслей не могут получить кредит или документарный продукт в другом финансовом институте и в итоге вынуждены работать со своими действующими банками-партнерами. Но даже в этом случае требования к ним в течение этого года ужесточились, банки ввели в отношении их дополнительные процедуры мониторинга и финансового контроля.

Тем не менее предложение денег на рынке есть. Но еще раз: оно доступно не для всех компаний, поскольку риски поставлены во главу угла.

— То есть в кризис большинство банков сосредоточились на своей действующей базе клиентов и, по сути, уже не пытаются привлекать новых?

— Не совсем так. Несмотря на задачу сохранить уровень качества портфелей и снизить уровень рисков, банки готовы рассматривать новых заемщиков. В категорию "хороших заемщиков" попадают клиенты, чей бизнес не находится в начальной стадии крупных инвестиционных проектов с низким уровнем доходности, нет высокой кредитной нагрузки на бизнес, портфель проектов диверсифицирован, то есть нет зависимости от одного поставщика или одного канала продаж.

Как раньше, так и теперь перед банками стоит задача показать рост доходности на капитал с пониманием того, что на растущем рынке можно кредитовать те же строительные и девелоперские компании, поскольку рынок растет. Маржинальность таких проектов была в пределах 30-40%. В нынешних условиях рынка акценты смещаются на клиентов, которые имеют внутреннее локальное производство потребительских товаров в массовом сегменте и продуктов питания, или, например, машиностроение. Пусть даже не в крупных объемах. Эти условия — своеобразный гарант того, что для таких компаний будут созданы условия государственной поддержки, что, в свою очередь, минимизирует риски кредиторов.

Фокус с настройкой

— На ваш взгляд, 2015 год для корпоративного бизнеса банков стал годом выживания или появились все-таки новые точки роста?

— Сейчас происходит активный процесс переформатирования самого рынка. Кто-то теряет долю рынка, кто-то банкротится, а кто-то попадает под слияния и поглощения. Как банки, так и компании, которые они финансируют.

Сжатие рынка прямо пропорционально отражается на сжатии бизнеса компаний. Часть компаний уже ушла с рынка, как мы и прогнозировали в конце прошлого года, еще часть консолидировалась. При самых оптимальных сценариях речь шла о сохранении доли рынка при падении объемов бизнеса. Этому способствует грамотный менеджмент, который успевает выстроить модель управления и бороться с внутренними издержками таким образом, чтобы сохранить долю рынка, сохранить своих покупателей и выйти из убытков. Новых точек роста, на мой взгляд, пока не появилось.

— В 2016 год мы входим с теми же санкциями, теми же проблемами фондирования, нестабильной внешнеполитической ситуацией. Компании год жили в этих условиях. Что дальше?

— Мы увидим дальнейшую консолидацию. Реализацию проектов в рамках импортозамещения, причем не только в высокотехнологических секторах, а в нишах производства простых потребительских товаров. Корпоративным клиентам в этой части будет оказываться определенная поддержка. Идет процесс фокусной настройки. Мы не отрицаем возможности выдачи длинных кредитов, но при рассмотрении инвестиционных проектов более внимательно относимся к стресс-сценариям этих проектов.

— Можно ли говорить о том, что в конце года корпоративное кредитование по сравнению с концом прошлого года вышло из стадии заморозки?

— В начале года мы находились в ситуации большей неопределенности. Все предыдущие кризисы носили достаточно краткосрочный характер. Так, в середине 2009 года уже было понятно, какой разворот произошел, куда дальше будет двигаться рынок капитала. Сейчас же продолжается процесс падения всех основных рынков.

При этом темпы сжатия секторов к концу года стали для нас более понятны: идет органическое снижение, которое можно прогнозировать. Отсутствие волнообразных скачков и относительная предсказуемость динамики позволяет просчитывать горизонты длиной в полгода-год. Сейчас банки могут строить стресс-сценарии более четко, чем в начале года, и понимать какие резервы им создавать.

— Изменилась ли кардинально система оценки компаний в 2015 году для вашего банка?

— Система не изменилась, изменились критерии, настройки и глубина анализа.

Обменная ставка

— Каким образом банки мониторят клиентов, чтобы понять реальное положение дел в компании?

— Это осуществляется силами сотрудников банка через различные каналы получения информации. Как правило, без привлечения внешних структур.

— Что банки ждут от компаний?

— Информационной открытости и финансовой прозрачности прежде всего. Банки ждут адекватного менеджмента компаний. Банк хочет от бизнеса прежде всего понимания роли и места компании на рынке. Все это позволяет предложить не только более подходящие условия, но и обеспечить поддержку в кризисных ситуациях. Банк регулярно отмечает и указывает клиентам на узкие места в их бизнес-моделях, а задача компаний прислушиваться к этим замечаниям вовремя, что в конечном итоге выгодно для бизнеса, как заемщика, так и кредитора.

— Как изменялась доходность депозитов в условиях сокращения рынка для клиентов?

— Рынок в этом сегменте меняется постоянно, равно как и ликвидность на межбанковском рынке. В конце 2014 — начале 2015 годов мы наблюдали кризис ликвидности.

— Какая ситуация будет в 2016 году с гарантиями и субсидиями государству под кредитование бизнеса для коммерческих банков?

— Банки активно пользуются предоставляемыми продуктами Агентства кредитных гарантий и МСП-банка. И в будущем году, скорее всего, продолжат использовать эти инструменты для финансирования инвестиционных программ. Во всяком случае, сегмент среднего бизнеса активно использует эти продукты. Банки также рекомендуют бизнесу структурировать свои потребности в кредитных средствах с использованием этих продуктов с целью диверсификации рисков и удешевления фондирования.

— Увеличивается ли в кризис роль рейтингов для компаний. Насколько рейтинги помогают в получении кредита для компаний? И насколько данные рейтинга являются объективным рыночным индикатором для банков?

— Для российских банков рейтинги компаний не являются решающим фактором или ключевым аргументом по той причине, что оценка агентства, как правило, базируется на изучении РСБУ отчетности. В кризисных условиях наличие рейтингов не исключает возникновения рисков в моменте. Как правило, такие рейтинги составляются на основании публичной отчетности компаний. Но она не может выступать для банка полноценным базисом для построения устойчивой бизнес-модели. Сами кредиторы имеют возможность более глубоко анализировать состояние бизнеса, работать с расшифровками статей баланса, получая более оперативную информацию о финансовом состоянии клиента. Кроме того, банковский мониторинг осуществляется постоянно, что дает возможность вовремя принять превентивные меры для минимизации рисков.

— Есть ли смысл в создании неких неформальных банковских объединений, которые будут обмениваться информацией (просрочка, аналитика по компании) о корпоративных заемщиках?

— Такой обмен информацией происходит и сейчас в плоскости личных взаимоотношений между банками. На первый план выходит уровень взаимного доверия и компетенции. Обязать игроков обмениваться информацией, наверное, возможно, но здесь важно учитывать конкурентную среду, поскольку в процессе такого общения станут прозрачными уровни процентных ставок, величина качества обеспечения и другие закрытые нюансы. Ситуация, когда в портфеле одного клиента присутствуют несколько банков, конечно, вынуждает "сверять часы", но зачастую это происходит только в кризисных ситуациях или в тех случаях, когда, по мнению банков, "клиент что-то недоговаривает". Кредитный договор — это не статичный инструмент. Банки могут менять условия по договоренности с клиентами. Клиенты сами часто инициируют изменение условий кредитования, сталкиваясь с реалиями, меняют залоги, происходит перетекание из одних продуктов в другие и так далее.

— Реально кредитующих банков, работающих в сегменте корпоративного бизнеса, осталось не так много. Какие будут тенденции в 2016 году?

— С уходом иностранных игроков высвобождаются ниши на рынке. Но российский капитал не стремится зайти туда, поскольку желающих инвестировать в падающий рынок крайне мало. Именно поэтому в 2016 году на рынке, скорее всего, сохранится нынешняя расстановка сил: работу продолжат те самые 30-40 банков, которые могут и знают, как сохранить текущий портфель клиентов и его рентабельность.

Записал Олег ТРУБЕЦКОЙ