Дмитрий Зотов: «Участники рынка лизинга столкнутся с кризисом плохих долгов»
Фото: РБК

Дмитрий Зотов: «Участники рынка лизинга столкнутся с кризисом плохих долгов»

3074

Затронув базовые отрасли промышленности, строительства и транспортных перевозок, кризис практически полностью парализовал российский рынок лизинга. Очевидно, что кризис смогут пережить только сильнейшие лизинговые компании, которым в итоге достанется свободный рынок. О том, что ждет рынок лизинга в 2009 году, и на чем фокусируются лизинговые компании в условиях кризиса, рассказал первый вице-президент ФК «Уралсиб» Дмитрий Зотов.

— Дмитрий Анатольевич, как вы оцениваете итоги 2008 года?

— С осени 2008 года при сохранении спроса на лизинговые услуги стало значительно меньше возможностей для их предоставления. Были нарушены механизмы рефинансирования лизингового портфеля. Номинированный в рублях капитал лизинговых компаний постепенно обесценивался. Многие банки стали досрочно отзывать кредиты. Рынок облигационных заимствований также не позволял привлекать дополнительные ресурсы. Все эти факторы обусловили остановку рынка — новых продаж лизинговых продуктов очень мало. Мы видим, что серьезно затронуты базовые отрасли промышленности, металлургия, строительный сектор, транспортные перевозки. Большое падение в секторе железнодорожного транспорта — а это был один из самых емких рынков, который пользовался лизинговыми услугами. Авиационные перевозки также сокращены — многие операторы испытывают текущие финансовые сложности и не в состоянии оплачивать новые лизинговые платежи. Зачастую им требуется реструктуризация. И это тоже составная часть кризиса — при возобновлении лизинговых операций мы, безусловно, должны будем учитывать, что лизингополучатели стали более рискованными. Я бы еще хотел обратить ваше внимание на то, что кризис в меньшей степени затронул сегмент малого и среднего бизнеса. Особенно предприятия, работающие на удовлетворение нужд населения — оказание ежедневных услуг и продажу продуктов питания и предметов первой необходимости. В этом плане позитивно то обстоятельство, что стратегия лизинговой компании «Уралсиб», как и всей финансовой корпорации, целевым образом сфокусирована на обслуживании интересов малых и средних фирм: около 60% нашего портфеля составляют контракты с этими структурами.

— В чем с вашей точки зрения заключается российская специфика лизинга?

— Отечественный рынок лизинга очень молодой: в предкризисный год мы только подходили к показателям, характерным для восточноевропейских стран, и серьезно отставали от Запада. Удельный вес лизинговых услуг в российской экономике значительно ниже, чем в развитых странах.

— Но это подразумевает большой потенциал…

— Разумеется. Основным сегментом европейского лизингового рынка является лизинг автотранспорта. На его долю приходится около 50%. У нас этот показатель не превышает 35%. Лизинг недвижимости в Европе составляет около 16% совокупного рынка лизинга и наиболее развит в Италии, Германии и Франции. Доля финансирования недвижимости через лизинг в России в десятки раз меньше, чем за рубежом.

— По разным оценкам — 1,5—2,3%.

— А в западной экономике нередки примеры, когда 30—40% рынка недвижимости профинансировано через лизинг. Безусловно, это говорит о потенциале, который есть у отечественного рынка. Особенно в посткризисный период.

— Но небольшой процент означает, что рынок мелок, дно рядом. Не окажутся ли на мели некоторые лизинговые компании?

— Первая стадия кризиса характерна таким проявлением, как кризис ликвидности. Банки и финансовые институты в настоящее время, как правило, не предоставляют новых ресурсов для лизинговых компаний. Приходится привлекать деньги более дорогие, чем раньше, или продавать имущество досрочно, не дожидаясь окончания контракта. Мы видим яркое проявление первой стадии в том, что рост рынка лизинга остановился. Вторая стадия будет заключаться в кризисе плохих долгов. По мере развития тенденции неплатежей в экономике участники рынка придут к тому, что будет необходимо формировать более высокие резервы по активам. Придется также изымать имущество и организовывать его реализацию или пересдачу в аренду, что в условиях кризиса весьма непросто. Активное предложение нового и подержанного оборудования приведет к тому, что цены будут падать. Это уже наблюдается практически во всех секторах экономики. Но если можно просто прекратить закупку нового оборудования, то с уже поставленным ситуация гораздо сложнее: оно уже оплачено, как правило, за счет кредита. Поэтому требуются нетривиальные антикризисные меры.

— В конце 2008 года в некоторых секторах отрасли финансовых услуг произошли дефолты. Насколько вероятны подобные события для лизинговых компаний?

— Дефолты вероятны и связаны с тем, что в балансах лизинговых компаний существует несовпадение по срочности активов и пассивов. Лизинг по определению обладает длинными активами, а пассивы зачастую привлечены более короткие — в результате получается кассовый разрыв. До кризиса это делалось для того, чтобы удешевить заемные средства — более короткий кредит стоит дешевле. Часть компаний выпускала облигации. Сейчас ситуация на рынке такова, что многие эмитенты, рассчитывавшие рефинансировать долг за счет кредитов организаторов облигационного займа или за счет новых выпусков ценных бумаг, сделать этого не могут. На этом фоне мы являемся счастливым исключением — ЛК «Уралсиб» в январе 2009 года разместила два выпуска облигаций, и это не последние облигационные выпуски, которые будут размещаться в этом году. Кроме того, в конце января мы погасили CLN в объеме 2,5 млрд руб.

— Какие еще долговые обязательства требуют погашения в текущем году?

— У нас имеется пиковое погашение в июне, когда наступает оферта по одному из облигационных выпусков. Мы предполагаем, что в текущей ситуации будет предъявлен большой объем бумаг. Поэтому уже сейчас готовимся, чтобы заплатить своевременно.

— То есть аккумулируете кэш?

— Январские размещения имели своей целью оплату выпуска CLN и формирование необходимых резервов для оферты по облигационному выпуску.

— Каков ожидаемый объем оферты?

— Весь выпуск был на 2,7 млрд руб. Мы предполагаем, что большая его часть будет предъявлена к погашению. Январское размещение двух облигационных займов в сумме как раз составило 5 млрд руб.

— То есть вы уже подстраховались?

— Мы формируем необходимые резервы, которые позволят в июне оплатить наши обязательства. К тому же, это ведь не единственный источник наших ресурсов — платежи по лизинговым контрактам составляют более 1,2 млрд руб. в месяц.

— А какова величина просроченной задолженности?

— Текущая величина просроченной задолженности относительно невелика на фоне общей тенденции рынка — порядка 5%. Однако, понимая, что тенденция к улучшению ситуации не просматривается, мы прогнозируем рост реальной просроченной задолженности до 10% и полностью готовы к этому.

— За счет чего вам удается держать ее на невысоком уровне?

— Портфель сформирован из большого количества контрактов, то есть хорошо диверсифицирован. Кроме того, осенью прошлого года мы разработали специальную инструкцию и поменяли порядок работы с лизингополучателями. Согласно новому регламенту подразумеваются регулярные контакты с лизингополучателями, а также своевременное получение долгов. Если раньше сеть была ориентирована в основном на новые объемы продаж, то в настоящий момент главным показателем эффективности для наших сотрудников является качество лизингового портфеля и своевременность поступления платежей.

— Как вы работаете с проблемными активами?

— Проводим реструктуризацию, которая, как правило, включает в себя повышение процентной ставки, увеличение комиссий лизинговой компании и рост обеспечения — обычно применяются дополнительное поручительство, залоги. Применяем изъятие имущества. Как правило, в добровольном порядке: очень часто лизингополучатель теряет платежеспособность не из-за того, что он мошенник, а потому, что у него форс-мажор. Еще одна форма работы с проблемными клиентами — временная конвертация долга в капитал лизингополучателя, с тем чтобы продать наш пакет после выхода экономики из кризиса. Это правило применяется для средних и крупных предприятий.

— Как будут развиваться события в 2009 году?

— Говорить о каком-то научном прогнозе пока преждевременно. У нас имеются локальные оценки некоторых секторов экономики. Например, мы предполагаем, что рынок железнодорожных перевозок упадет в этом году на 30—40%. Но уже возникают и позитивные тенденции. В частности, после девальвации рубля новый толчок для развития получили экспортно ориентированные отрасли. Лизинговый рынок, как и другие финансовые сегменты, будет реструктурирован: произойдет процесс укрупнения. Кроме того, больше влияния приобретут госкомпании. Системы риск-менеджмента в лизинговых компаниях будут коренным образом пересмотрены. Если раньше в погоне за клиентом сокращались размеры аванса (иногда до нуля), сквозь пальцы смотрели за страхованием лизингового имущества, слабо применяли такие формы, как залог, поручительство, недостаточно подробно анализировали финансовую платежеспособность клиентов, то теперь все существенно изменится. Подходы к управлению ликвидностью также будут преобразованы. Те компании, которые активно заимствовали средства в иностранной валюте, в настоящий момент имеют большие проблемы с курсовой разницей. А российский бухгалтерский учет не позволяет отражать рост портфеля, платежи по которому привязаны к доллару.

— Наверное, поэтому итоги 2008 года у многих компаний будут невеселые?

— Да. Те компании, которые имели доступ к зарубежным кредитам, получали кредиты в валюте в российских банках или финансировались через экспортные кредитные агентства западных стран, в результате курсовой разницы покажут низкий финансовый результат. Рост резервов из-за ухудшения качества портфеля также отразится на отчетности по РСБУ.

В настоящий момент важнее не прибыль, а устойчивость. Мы не видим ничего трагического в том, что доходность в 2009 году будет меньше, чем в предшествующие годы. Ведь после кризиса на рынке останутся лишь сильнейшие, экспансия западных компаний сократится. Поэтому сейчас самое главное — пережить кризис, справиться с текущими проблемами. Потому что победителю достанется все.

Николай ИВАШОВ