«В сегменте потребкредитов банкам нужно присутствовать, он еще живой»
Фото: «Ренессанс Кредит»

«В сегменте потребкредитов банкам нужно присутствовать, он еще живой»

Евгений Лапин
старший вице-президент по развитию банковских продуктов и маркетингу банка «Ренессанс Кредит»
11836

В гостях у Банки.ру побывал старший вице-президент по развитию банковских продуктов и маркетингу банка «Ренессанс Кредит» Евгений ЛАПИН. С ним журналисты и аналитики портала обсудили, чем живет рынок беззалогового потребительского кредитования, повлиял ли на «Ренессанс Кредит» отзыв лицензии банка «Ренессанс» и какое будущее ждет знаменитую «Прозрачную карту» банка.

— Чем сейчас живет рынок POS-кредитования?

— POS-бизнес — всегда самый подвижный. Он быстро реагирует на любые итерации, связанные с провалами, — самый первый падает, поскольку небольшой.

Перелом тенденций на рынке POS-кредитования произошел, когда стали резко расти курсы валют (вспомним прошлый декабрь) и население начало скупать все, что есть. Тогда же был и резкий всплеск объема трансакций по кредитным картам. Сейчас наблюдается схожая тенденция, в том числе благодаря которой с лета POS-рынок стал существенно расти.

В этом году клиентов, скупающих бытовую технику в декабре — январе, было даже больше, чем в конце 2014 года. Кому-то просто комфортно иметь много техники дома про запас, кто-то надеется продать «неиспользованную» технику после роста цен.

POS-рынок никогда долго не остается без внимания населения — у людей периодически ломается бытовая техника. Поэтому POS-кредитование живет даже в кризисные годы.

В зависимости от POS-сегмента наш средний чек в этом виде бизнеса составляет около 30 тысяч рублей. Примерно на таком же уровне он был и в прошлом году. Понятно, что в телекоме он пониже, а в бытовой технике и электронике повыше.

Существенных рисков в POS-кредитовании мы для себя сейчас не видим, поэтому продолжим развивать данное направление и наращивать объемы этого бизнеса.

Ставки POS-кредитов устойчиво снижались весь прошлый год. Уже в третьем квартале 2015 года все среднерыночные ставки по POSам были ниже 40%. Скорее всего, ставки либо будут немного снижаться, либо стабилизируются на текущих уровнях.

— Какие тренды наблюдаются на рынке кредитов наличными?

— Рынок кешевых ссуд упал по объему портфелей, а также сократился в объеме выдач практически вдвое с 2014 года. Абсолютный максимум рынка нецелевых кредитов был зафиксирован на 1 декабря 2014 года. С тех пор наблюдается понижательная тенденция. Если раньше, на пике, рынок продавал 300 миллиардов рублей кредитов наличными в месяц, то сейчас — 150—200 миллиардов. Только последние месяцы позволили участникам рынка несколько «подтянуться». Но декабрьские «панические скупки» не могли сильно повлиять на нецелевое кредитование, потому что это просто не сопоставимые масштабы. Влияние таких настроений заметно в некоторой степени на сегменте POS-кредитов, но он меньше по объему в 23 раза.

Что происходит? Все банки, по сути, до сих пор выдают потребительские кредиты в основном своей клиенткой базе. Лично мы «на улицу» кредитуем в тех объемах, которые нас устраивают. И доля таких выдач в 2015 году по сравнению с 2014-м почти не изменилась. Мы никогда не закрывали это направление.

Не думаю, что в этом году рынок потребкредитов вырастет, наоборот, возможно падение до 7%. Но в целом в этом сегменте банкам нужно присутствовать, он еще живой.

Основная история относительно кредитов наличными, как и POS-кредитов, — ввод полной стоимости кредита (ПСК). К примеру, у нас верхняя граница по ставке была снижена на пять процентных пунктов — до 32,5% годовых. И это вызов для всех, но больше всего для тех, кто привлекает «улицу», то есть абсолютно новых клиентов. Теперь в борьбе за «улицу» ты выходишь на поле конкуренции с госбанками, с зарплатными банками. Выходишь на тот рынок, где для клиента важна разница в ставке даже на 0,1 процентного пункта. На этом рынке ты уже не можешь привлечь клиента, предложив ему ставку в полтора раза больше ставки госбанка. Таким образом, количество клиентов, которых ты можешь охватить, уменьшается. Вместе с тем у клиентов, которые уже брали кредиты в других банках и выплачивают их, снижается платежеспособность.

— На рынке кредитных карт все тоже не очень гладко?

— Нет, тут все более-менее хорошо. В 2014—2015 годах рынок оставался на тех же объемах выдач, что и прежде, — в районе 200—220 миллиардов рублей в месяц. По выдачам понятно, что здесь лидируют госбанки. Но многие крупнейшие кредитные организации весь год занимались увеличением лимитов по кредитным картам существующим клиентам, поэтому получили хорошие цифры.

Практически все банки сейчас активно выпускают преимущественно дебетовые карточки, предлагают различные карточные пакеты и таким образом пытаются привлечь хорошего клиента. Финансовые институты рассуждают так: если по дебетовке клиент совершает качественные большие постоянные трансакции, то потом ему можно выдать кредитную карточку. Получается, что через дебетовые продукты клиентов привлекают на кредиты.

Мы запустили «дебетовку» в третьем квартале прошлого года, без особой рекламы выдаем по 10 тысяч таких карт каждый месяц, обороты по ним также растут ежемесячно. Половина из этой цифры — новые клиенты для банка. Причем это очень продвинутые клиенты. Они хорошо разбираются в том, в каком банке им дадут больший бонус, что конкретно для них выгоднее — кешбэк или остаток по счету.

— Многие ли «дебетовые» клиенты впоследствии берут кредит у банка?

— Конверсия «дебетовых» клиентов в «кредитных» невелика. В основном «дебетовые» клиенты открывают у нас депозиты и накопительные счета, кредитами пользуются по мере необходимости.

Вся модель взаимодействия с такими клиентами построена на том, что они хранят у тебя на счетах остатки. Если ты умеешь работать с этой аудиторией, то есть знаешь, как их удержать, — получаешь хорошие пассивы.

— Ваша клиентская база пересекается с базами микрофинансовых организаций? Все-таки вы в большей степени — POS-банк.

— В кредитном портфеле большую долю занимают кешевые ссуды. Сейчас у нас свыше 8,5 миллиона клиентов. В основном это заемщики, и многие из них действительно оформляли POS-кредиты.

С МФО мы глобально не пересекаемся, хотя микрофинансовые организации все чаще появляются на территории банков — например, некоторые из них готовы давать заем на 20 тысяч рублей. Стоит также отметить, что в целом емкости рынков несопоставимы. Один наш банк, не самый крупный в розничном сегменте, раза в два, если не больше, превышает всю микрофинансовую розницу.

— Над созданием коллекторского агентства не думаете?

— Сейчас в этом нет смысла ни нам, ни другим участникам рынка. Для входа в новый для тебя бизнес всегда требуются значительные вложения.

— Планируете ли стать участником национальной платежной системы «Мир»?

— Планируем. Мы наблюдаем за тем, что происходит, оцениваем, технологически готовимся. Но сейчас пока конкретно для нас рановато подключаться к этой системе. Нужно дождаться, когда полноценно заработает эквайринговая сеть НСПК, когда подключатся госбанки, когда будет создана вся необходимая инфраструктура.

— У вас достаточно маленькая банкоматная сеть. Вашим клиентам ее достаточно?

— В банке сейчас порядка 30 АТМ. Это, по сути, сетка для внутренних потребностей клиентов банка. Сейчас мы не планируем расширять банкоматную сеть или объединять ее с кем-то, поскольку клиенты многие операции все чаще проводят онлайн.

— Не планируете ли вы отказываться от валютных вкладов?

— За год поведение наших вкладчиков принципиально не изменилось. Как была у нас доля валютных вкладов в портфеле 18%, так и осталась. Эта доля нас устраивает, поэтому мы не вводим условия, при которых клиенты захотят такой вклад закрыть, но и не привлекаем активно такие депозиты. Если будут резкие колебания курса и процентный расход не будет нас устраивать, разумеется, тогда будем принимать меры.

Вообще, и рублевые, и валютные депозиты стали настоящим испытанием для банков, когда в конце 2014 года курсы доллара и евро существенно выросли и была резко увеличена ключевая ставка. Кредитные организации «попали» на дорогостоящих вкладах во всех трех валютах. Весь 2015 год участники банковского сектора имели процентный расход по депозитам намного выше, чем может пережить любой здоровый банк.

— Вы заметили ощутимый отток вкладов после отзыва лицензии у банка «Ренессанс»? Многие вас путали.

— Нет, оттока по этой причине у нас не было. Конечно, многие писали нам и спрашивали, все ли у нас в порядке, но паники клиентов мы не допустили – оперативно подготовили менеджеров в отделениях и специалистов кол-центра.

— У вас в линейке была интересная «Прозрачная карта». Почему от нее отказались и перешли на обычные карты?

— Что касается «Прозрачной карты», мы от нее не отказались. Мы временно приостановили ее выдачу из-за технических моментов. Как вы знаете, все новые карты должны выпускаться с чипами. И нам сейчас нужно подобрать технологию производства, которая бы позволила красиво с точки зрения дизайна встроить в «Прозрачную карту» этот чип.

— А что нового предложите относительно карточных продуктов?

— Мы запустили программу лояльности «Простые радости», в рамках которой банк возвращает клиенту 1% от суммы любой покупки бонусами на бонусный счет плюс повышенные бонусы за совершение трансакций в определенных категориях, установленных банком. Позже мы планируем сделать так, что клиент сможет выбирать интересные ему категории самостоятельно. В том числе он сможет выбирать, куда потратить бонусные баллы по курсу 1 балл = 1 рубль.

— У вас нет зарплатных проектов. Почему?

— Мы не планируем развивать зарплатную инфраструктуру, это достаточно большая и затратная история. Однако мы рады и всячески приветствуем, если клиенты переводят зарплату на наши карты в индивидуальном порядке. В пакет документов, который выдается в наших отделениях вместе с дебетовой картой, входит бланк заявления на смену зарплатного банка. Клиенту остается только заполнить его и передать в бухгалтерию своего работодателя.

— У вас нет крупных корпоративных клиентов. Не рассматриваете для себя возможность начала работы с ними?

— Нет, не рассматриваем. «Крупняк» у нас только в рознице.

— В ипотеку тоже не хотите выходить?

— Нет, мы специализируемся на беззалоговом кредитовании.

— На начало 2016 года банк находился в убытке, размер которого составлял около 9 миллиардов рублей. Выйдете в прибыль по итогам года?

— Не исключено. Но точных цифр я называть не хочу.

Записала Анна ДУБРОВСКАЯ, Banki.ru