«Рынок лизинга в Крыму будет только расти»
Фото: Генбанк

«Рынок лизинга в Крыму будет только расти»

Виталий Косенко
генеральный директор ООО «Ген Лизинг»
2059

Лизинг для Крыма — далеко не новый продукт, но еще несколько лет назад эта услуга была непопулярна. Сейчас же льготы для лизингополучателей, предусмотренные российским законодательством, выводят его на новый уровень. И итоги 2015 года демонстрируют востребованность лизинга на полуострове: по данным ведущего рейтингового агентства RAEX, крупнейший частный игрок рынка в республике — компания «Ген Лизинг» уже обосновалась на 53-м месте среди всех лизинговых компаний РФ по объему нового бизнеса. При этом по приоритетным для нее направлениям успехи более впечатляющи: 30-е место в сегменте легковых автомобилей, 44-е — в сегменте грузового транспорта. Об особенностях деятельности в республике и проблемах становления местного рынка «Крыминформу» рассказал генеральный директор ООО «Ген Лизинг» Виталий КОСЕНКО.

— Какие продукты ваша компания продвигает в первую очередь и на какие намерена сделать ставку в перспективе?

— «Ген Лизинг» — универсальная лизинговая компания. Мы предлагаем на рынке в лизинг практически все, начиная от оборудования для баров, ресторанов и офисов и заканчивая морскими и воздушными судами. На сегодня наш интерес, учитывая подписание договоров с заводами-производителями «ГАЗ» и «КамАЗ», сориентирован в первую очередь на продвижение на рынке их продукции, всей техники в ассортименте.

Но есть и незаполненная ниша — это сельхозпроизводители. И в этом направлении мы работаем. На сегодня оно не приоритетно, но сделки уже проводим, чтобы понять рынок и риски, а в будущем — окунуться глубже.

— «ГАЗ» и «КамАЗ» — это коммерческая техника для корпоративных клиентов. Получается, сейчас вы развиваете корпоративный сегмент?

— Лизинг вообще выгоден в первую очередь для юридических лиц, которые находятся на общей системе налогообложения, учитывая возмещение НДС и отнесение лизинговых платежей на расходы предприятия. Поэтому лизинг более интересен именно им и уже во вторую очередь — физическим лицам и индивидуальным предпринимателям. Для физлиц наш финансовый партнер, Генбанк, предлагает два продукта — «Авторассрочку» и «Автокредитование». Соответственно, мы понимаем, что это ниша Генбанка, и мы не претендуем на нее в том объеме, в котором в принципе нам хотелось бы. Но при этом «Ген Лизинг» готов рассмотреть передачу легкового автомобиля в лизинг, если по каким-либо причинам банк не может профинансировать человека.

— Как вы оцениваете перспективы развития рынка лизинга в Крыму?

— Перспективы очень большие. В украинский период Крыма лизинг как таковой не был популярен в принципе. И тому есть простое объяснение: существовало более 50 банков, которые так или иначе опускали ставки по кредитам для привлечения клиентов. Крупные группы, как Credit Agricole и BNP Paribas, в частности, открывали возможность низких ставок по автокредитованию, а отсутствие на Украине преференций по налогообложению для юридических лиц, которые есть в Российской Федерации, делали лизинг непопулярным. Когда мы вошли на рынок российского Крыма и открыли предприятие, столкнулись с тем, что люди не воспринимали лизинг как финансовый инструмент. Его не знали, в некотором смысле даже боялись. На сегодня мы, кроме непосредственно работы на рынке, делаем все возможное для популяризации лизинга, объясняем клиентам их выгоду и преимущества перед кредитованием, что доказано не только нами, но и многочисленными исследованиями. Сравнение прямой покупки, кредитования и лизинга демонстрируют выгоду для предприятия именно лизинга. Причем даже в сравнении с прямой покупкой, что связано с особенностями налогообложения. В прошлом году мы проводили семинар для бухгалтеров по отражению лизинга в отчетности. Ищем сейчас консалтинговые компании, которые могут рассказать и показать, как правильно работать с лизингом, причем прежде всего бухгалтерам, потому что здесь мы наблюдаем большой пробел.

Несмотря на эти сложности, рынок лизинга будет расти. Строительная отрасль развивается — нас ждет масштабное строительство дорог, идет строительство моста и многого другого. Плюс очень большая и незаполненная ниша — сельхозпроизводители, которым необходим лизинг, причем не по коммерческим ставкам. Здесь есть своя специфика — как правило, они не плательщики НДС, соответственно, этот момент в доходности они теряют. Но, как бы там ни было, техника для развития нужна, а «Росагролизинг» не заходит на рынок Крыма, лишь выборочно финансируя отдельные сделки.

— Получается, что главная проблема — незнание менеджмента компаний о продукте, а задача, соответственно, — это разъяснительная работа. С какими еще проблемами вам пришлось столкнуться и как вы их решаете? Что сдерживает развитие компании?

— Мы подписали несколько договоров о сотрудничестве с крупными заводами, которые дают скидки нашим клиентам. Есть еще ряд компаний, которые также идут нам навстречу. Но один момент сдерживает развитие рынка — высокая стоимость финансовых ресурсов по сравнению с материковой частью России. Лизинговая компания, как правило, работает на собственных и заемных средствах, в разной пропорции и в зависимости от своих ресурсов. Но в любом случае мы привлекаем ресурсы, и на сегодня есть два банка, которые заинтересованы вместе с нами в развитии малого, среднего и крупного бизнеса в Крыму, — это ЧБРР и Генбанк.

Обращения в другие финансовые структуры на территории Крыма не дали никаких результатов, потому что они с опаской смотрят на финкредитование из-за вероятных рисков. Так что ни от каких других банков кредитования мы, к сожалению, не получаем.

— Эксперты прогнозировали падение рынка лизинга России на 10—15% в 2016 году. Для Крыма эти цифры не актуальны, так как мы начинали с нуля. Как меняется рынок на полуострове?

— В любом случае падение нас не заденет — нулевых объемов, которые были в 2014 году, точно не будет. По данным RAEX («Эксперт РА»), куда мы подавали свои данные, «Ген Лизинг» за прошлый год приобрел основных фондов на 702 миллиона рублей без НДС. Уже в этом году мы профинансировали приобретение основных фондов более чем на 500 миллионов рублей и демонстрируем существенный рост, который в целом по году пока трудно определить.

Мы являемся второй компанией в Крыму по объемам бизнеса после Первой государственной лизинговой компании, которая финансирует бюджетные структуры — троллейбусные депо, автобусные парки, приобретение техники для сферы ЖКХ и так далее. И вместе мы уже занимаем 1% рынка лизинга в России.

Дальше все зависит от того, насколько мы найдем понимание от финансирующих нас структур по снижению ставки. Со своей стороны мы сделали многое — получили эксклюзивные условия от КамАЗа по скидке 6% для лизинговой компании плюс 10% компенсации от Минпромторга, с которым мы подписали договор в апреле. Фактически по технике КамАЗа и ГАЗа наш клиент получает скидку в 16—17%.

Кроме того, перспективно финансирование покупки газомоторной техники, что тоже поддерживается государством. Это больше относится к пригородным и межгородским автобусам. В целом скидка составляет 30—40% от стартовой стоимости, и программа уже работает.

— Заинтересованность со стороны покупателей есть?

— Рынок перевозок сегодня нуждается в финансировании, но пока нет четкого понимания, кто на этом рынке будет основным игроком — либо государственные предприятия, либо коммерческие. Госпредприятия, как правило, работают с Государственной Транспортной Лизинговой Компанией, а коммерческие еще ждут окончания передела рынка и только тогда поймут, какой объем им необходим. Вот тогда наш механизм и будет востребован.

— Кто уже заключил договоры на приобретение техники «КамАЗ»?

— Из крупных сделок — со строительной компанией «Владоград», компаниями «Альт-Эра», «ТЭС-Транс», «Балаклавское рудоуправление им. А. М. Горького». Также хотел бы отметить значимые сделки по приобретению техники и оборудования с компаниями «Крымхлеб», «Золотая балка», «Салта», «Залив».

— Заявки от клиентов с учетом ожидаемой скидки от КамАЗа собирали?

— Мы не афишировали условия соглашения до его подписания, потому что КамАЗ — крупная компания и до последнего момента мы не были уверены в успехе. Сейчас соглашение уже работает.

— Возможные санкции не пугают производителя?

— В Крыму ведут деятельность уже два официальных дилера КамАЗа, им разрешено использовать логотипы компании. Не думаю, что реклама на уровне Крыма подпадает под какой-то запрет. А за территорию Крыма мы пока не выходим, так как финансовый ресурс не безграничен. И в первую очередь стоит задача помочь малому и среднему бизнесу в Крыму.

— То есть договор с КамАЗом не ограничивает вас территориально Крымом?

— Нет, мы можем на этих условиях работать в любом регионе. Но на материке есть несколько лизинговых компаний, которые работают на аналогичных с нашими условиях. Они не работают в Крыму. Посыл КамАЗа как раз и состоит в том, чтобы благодаря нам была охвачена вся территория России.

— Среди рекомендаций экспертов лизинговым компаниям на 2016 год видел такую: обратить внимание именно на малый и средний бизнес. Какую долю в вашем объеме занимают сделки с малыми и средними предпринимателями?

— Малый и средний бизнес в Крыму на сегодня имеет некие преференции с точки зрения санкций, которые действуют на территории республики. Санкции ограничивают вход на полуостров крупных российских компаний. Соответственно, это дает дополнительный стимул к росту для местного малого и среднего бизнеса. Очень много предприятий, которые работают здесь, получили определенный старт своей финансовой деятельности и уже достигли тех высот, которых они не могли бы достичь ранее.

В процентном отношении — в 2015 году более 80% в нашем портфеле заняло финансирование малого и среднего бизнеса. В основном крупные корпоративные потребители интересуются продукцией КамАЗа. Продукция ГАЗа направлена как раз на малый и средний бизнес — это «Газели» для перевозки небольших грузов, замороженной продукции и так далее. За первое полугодие 2015 года мы продали всего три единицы продукции завода «ГАЗ». После подписания договора с ГАЗом о скидке 7% мы в месяц продаем 20—30 автомобилей. Вот и показатель эффективности.

— Как за последний год изменились предпочтения клиентов по предметам лизинга и по условиям контрактов?

— Особых пожеланий от клиентов нет, потому что сам лизинг — плохо изученная ими тема. Думаю, для высказывания предпочтений необходимо понимание проблематики. Единственное, чего хотелось бы и нам, и клиентам, — снижение стоимости финансового ресурса.

— Увеличение сроков лизинга интересует партнеров?

— У нас максимальный срок лизинга — три года. Но около 30—40% клиентов заключают договоры на один-два года, потому что меньший срок предполагает меньшее удорожание предмета лизинга. Если бы нам совместно с финансирующими структурами удалось снизить ставки, мы бы дали толчок к увеличению сроков лизинга. Но на сегодня заявки на лизинг сроком более трех лет — это единичные случаи. Как правило, предлагаемые нами предметы лизинга окупаются в течение этого срока. У нас не было сделок по подвижному составу (они не окупаются за три года и пока в принципе не актуальны для Крыма), по летной технике. Были пожелания по судам, но один клиент отказался в последний момент от приобретения парома. И есть желание приобретать другие суда, но это крупные сделки, в которые сейчас мы бы не хотели входить — это приведет к отвлечению финансового ресурса, и, соответственно, мы не сможем ответить на запросы малого и среднего бизнеса. Недостатка ресурса как такового нет, но три — пять сделок на приобретение крупных судов по 300—400 миллионов рублей мы пока не потянем. Да и опыт работы в крупных банках на территории Украины научил тому, что кредитный портфель должен быть диверсифицирован. Входить в несколько крупных сделок и подвергать компанию крупным рискам нецелесообразно. Поэтому сейчас мы работаем в розницу с суммами 500—600 тысяч рублей. Конечно, объем работы такой же, как и с крупными сделками, но в любом случае эти люди нуждаются в финансировании, а сами сделки менее рискованны для нас.

— Как вы оцените финансовую культуру партнеров в Крыму?

— Очень положительно. Просрочки если и есть, то они несут текущий характер из-за кассовых разрывов у предприятий. Обычно задержки не превышают трех-четырех дней.

— Часто ли происходят задержки из-за того, что у партнеров возникают проблемы с бюджетными платежами?

— Такое есть, но явление не так ярко выражено, как было при Украине. Общей картиной мы не располагаем, потому что ориентируемся на сообщения клиентов, но я бы не называл это серьезной проблемой. Из месяца в месяц она не повторяется.

— Насколько актуален на полуострове лизинг коммерческой недвижимости?

— Сделок по недвижимости в принципе немного, так как у нас не вся недвижимость переоформлена по российскому законодательству. За весь период нашей работы обращений по коммерческой недвижимости было не более пяти. И когда объясняешь клиенту, с какими он сталкивается проблемами при лизинге недвижимости, в частности с необходимостью оформления сначала на лизинговую компанию, лишь окончания выплат — на лизингополучателя, то это служит сдерживающим фактором. Опять же, недвижимость — это не тот продукт, который окупится за три года. Нужны большие сроки, а у нас такой возможности нет. Нет ее и у наших банков-партнеров.

— Насколько остро стоит кадровый вопрос для вашей компании?

— Эта проблема нам не знакома. Лизинг, за редким исключением, сродни банковскому кредитованию. В Крыму было много банков, которые воспитывали кадры. Плюс к этому некоторые российские банки сейчас уходят из республики. Так что кадровой проблемы на сегодня нет. Все сотрудники лизинговой компании — это топ-менеджеры и менеджеры среднего звена бывших украинских Укрсиббанка и Credit Agricole с большим опытом работы в банковских структурах. Наш коллектив — это одна команда, работающая долгие годы.

— Планируете ли вы открывать офисы вне Симферополя и Севастополя?

— Теоретически большой потенциал в Евпатории, Керчи, Феодосии. И в ближайшем будущем мы откроем здесь офисы, но пока с объемом работ справляется и центральный.

— Каких проблем рынка лизинга материковой России мы пока избежали в Крыму?

— Есть один больной вопрос, который беспокоит участников рынка и потенциально ждет Крым. Учитывая, что между множеством лизинговых компаний ведется серьезная конкуренция, существует такая практика: поставщики (как правило, это автосалоны) для передачи той или иной компании договора на покупку техники требуют комиссионное вознаграждение. Как правило, это 1,5—2% от стоимости транспортного средства. И эта нагрузка в итоге ложится на лизингополучателя. Но комиссионное вознаграждение за передачу клиента — это в корне неправильно. Вопрос настолько серьезен, что поднимается на уровне Ассоциации лизинговых компаний.

Наше мнение таково: поставщик должен зарабатывать свою маржу на продаваемом продукте, а лизинговая компания — на своем. Начиная работать в Крыму, мы придерживались именно такой позиции. Мы не трансформировали выгоды, которые хочет получить поставщик, в затраты лизингополучателя. И мне непонятно, почему завод, производящий продукцию, делает скидки для лизинговых компаний, а дилер, который продает эту технику, должен от нас же получить сверху еще 1,5—2%.

Побороть эту ситуацию мы никак не сможем, потому что сюда будут заходить компании с подобным опытом работы на материковой части и они уже несут эти предложения продавцам. Бороться с этим можно только тем, что пояснять людям, услуги какой лизинговой компании предполагают выплату тех самых лишних 2%.