«Присоединение к НСПК — среднесрочная инвестиция»
Фото: МКБ

«Присоединение к НСПК — среднесрочная инвестиция»

Юрий Григоренко
первый вице-президент Московского Кредитного Банка
2723

О том, почему Московский Кредитный Банк одним из первых присоединился к НСПК, но пока не эмитирует карты «Мир», а также как можно заработать на российских картах, в интервью Банки.ру рассказал первый вице-президент МКБ Юрий ГРИГОРЕНКО.

— Московский Кредитный Банк стал одним из первых банков, которые присоединились к НСПК и «Миру»? У вас была такая цель?

— Само по себе это точно не произошло бы. Анонсирование запуска карты «Мир» было резонансным с самых первых дней. На тот момент времени мы уже набрали мускулы в части карточного направления. К моменту запуска НСПК наш карточный бизнес прирастал уже третий год очень быстрыми темпами. У нас появились крупные федеральные игроки. Несмотря на то что мы региональный банк и ведем бизнес только в Москве и Московской области, с эквайрингом мы работаем по всей России. Поэтому на момент появления НСПК мы, конечно, отнеслись к этому проекту серьезно. Мы ребята довольно упорные и если ставим себе понятную цель, то ее добиваемся. В случае с НСПК цель была измерима. Несколько лет назад на рынок к нам зашли две новые платежные системы — JCB и UPI. К МКБ они обратились как к банку, который очень динамичен в эквайринге, и мы взяли их в пул платежных систем. На них мы обкатали всю историю имплементации платежных систем в свою эквайринговую сеть — банкоматы, терминалы, платежные терминалы — и к лету 2015 года запустили их эквайринг.

И вот появляется информация про карты «Мир». Мы сказали, что хотим быть в пуле первых банков, которые запустят платежную систему. Это было сознательное решение. Мы уже знали, как работать с нашей инфраструктурой. Поэтому с февраля 2015 года мы начали работу по заключению допсоглашений с торговыми точками, чтобы они могли принимать «Мир». Уже в четвертом квартале прошлого года мы начали готовить свое программное обеспечение, а в январе 2016 года у нас было все готово: ПО терминалов, банкоматов и процессингового центра. Оставалось накатить это физически на каждое устройство. А поскольку у нас 60—65% устройств можно было загрузить новым ПО удаленно, то в январе мы сразу запустили «Мир» на банкоматах.

— То есть основные ваши партнеры торговые точки были подключены к эквайрингу «Мира» не к 1 июля, а значительно раньше?

— Конечно. К маю в нашем эквайринговом пуле уже появились первые крупные партнеры.

— Кто из наших предприятий и торговых точек рвется работать с «Миром»?

— По «Миру» мы даже быстрее сработали, чем ожидали: заявляли, что где-то к середине лета сможем полнофункционально заработать по эквайрингу, а справились на несколько месяцев раньше. Крупные торговые сети уже давно понимают ситуацию и требуют от банков, чтобы услуга эквайринга предоставлялась бесперебойно. Пионерами стали «Связной», аптеки A.V.E., «Формула кино», «Автоспеццентр», «Ноу-хау» (бывший «Ион»), «У Палыча», «Рублевские колбасы» и другие.

— И никаких шероховатостей не было?

— Понятно, что так просто ничего не бывает: поднять руку и заявить, что мы идем запускать эквайринг карты «Мир» первыми, было недостаточно. Особенно когда ПО готовят разные партнеры: ПО по терминалу, ПО процессинга... Это все разные вендоры, поэтому всегда есть риск, что кто-то не успеет. Особенно учитывая, что у каждого из подрядчиков есть в партнерах и другие банки.

— Я не могу, говоря с банкиром, не спросить про деньги. Сколько стоил весь процесс подключения к НСПК, запуск эквайринга «Мира»?

— Основное — «доработка » ПО процессингового центра и выезд сотрудников для обновления ПО терминалов, а это стоит денег.

— Ориентировочно: десятки миллионов рублей или долларов?

— Точно не долларов. На самом деле все относительно, мы создавали свою эквайринговую сеть, когда стоимость единицы оборудования составляла в среднем 15 тысяч рублей, а на организацию приема карт «Мир» к этой стоимости добавилось еще несколько сотен рублей в расчете на каждый терминал.

— Итак, МКБ присоединился к НСПК, приступил к эквайрингу «Мира». Что это дает банку?

— Сейчас это для нас среднесрочная инвестиция, потому что оборот по карточкам «Мир» очень низкий. Но мы четко понимаем, что карты «Мир» свою долю рынка скоро возьмут — прежде всего, на бюджетниках, на «зарплатниках», на социальных перечислениях. Когда объем эмиссии достигнет 30—50 миллионов карт, уже будет над чем работать. Мы понимаем, что этот пул клиентов попадет к нам в сетку, поэтому не можем не принимать эти карты.

— Насколько можно заработать на интерчейндже?

— Если грамотно им управлять, то можно. Я не скажу, что это высокодоходный бизнес, но мы его рассматриваем как неотъемлемую часть корпоративного направления банковского бизнеса. Мы такой банк, который упражняется с инфраструктурными проектами: у нас есть инкассация, платежные терминалы. Эквайринг — это тоже большой инфраструктурный проект, с которым мы серьезно работаем. Только терминалы — это розница, а все остальное — очень приличное дополнение к корпоративному блоку.

— Почему, несмотря на быстрое подключение к эквайрингу «Мира», МКБ все еще не выпускает карты?

— Для некоторых из тех банков, кто уже выпускает карты, не было возможности долго готовиться к этому. У нас же, с точки зрения обслуживания, пока нужды в спешке нет.

В нашем случае версия действующего программного обеспечения требует обновления и перехода на новый софт. В связи с этим мы рассматриваем вариант выпуска карт «Мир» на новом программном обеспечении, чтобы упростить последующую миграцию карточных продуктов.

— А какими могут быть основные предпосылки для выбора программного продукта отечественного поставщика?

— После девальвации рубля не все зарубежные поставщики ПО нашли возможность двигаться по цене, и банкам приходилось платить в два раза больше. Это издержки, это бьет по бизнесу, это просто экономически невыгодно. В связи с этим опытные поставщики программного обеспечения выглядят в данный момент более привлекательно по соотношению между ценой и качеством.

— Когда предположительно может начаться выпуск карт?

— Мы планируем, что первые карты мы выпустим в этом году, а к массовой эмиссии приступим в 2017-м.

— Каков планируемый объем эмиссии первой партии карт?

— Мы закладываемся на 15—20 тысяч карт в первый год. Для сравнения: ежегодно мы выпускаем порядка 300 тысяч карт разным клиентам. Здесь есть и зарплатные карты, и основной входящий поток — карты для вкладчиков и заемщиков. 15—20 тысяч — это как раз тот сегмент сотрудников бюджетных организаций, которых мы собираемся привлечь. Если эмиссия пройдет удачно, мы запустим карточный проект для пенсионных выплат.

— Это будут не только дебетовые карты, но и кредитные, и разных категорий — Classic, Gold, Platinum?

— У «Мира» свои тарифы на каждую категорию карт, эти тарифы если не революционны, то точно отличаются от MasterCard и Visa. В НСПК сразу об этом объявили, такого подхода у международных платежных систем сейчас нет.

Чтобы все поняли, как подстраиваться под такие тарифы, должно пройти время. Плюс, конечно, надо поддерживать свою бонусную программу, она требует финансовой подпитки, потому что все бонусы банк выплачивает фактически за свой счет.

— Как вы считаете, насколько российские банки в целом готовы к эквайрингу и эмиссии карт «Мир»?

— В принципе, банки готовы. Проект НСПК показал, что платежную систему очень быстро построили, нашли варианты технологической платформы. А банки показали, что готовы это быстро имплементировать. Тут надо отдать должное и международным платежным системам: за более чем 20 лет работы в России они подготовили банки и с точки зрения эмиссии, и с точки зрения эквайринга. А банки с имеющимся опытом уже уверенно шли к цели.

— Если вернуться к эмиссии карт «Мир», будут ли у вас какие-то кобрендовые проекты?

— В данный момент мы сконцентрированы на организации эмиссии базовых продуктов линейки «Мир».

— Потому что это в последнее время невыгодно?

— Вы знаете, в России не было предпосылок для создания карточных продуктов, которые включали бы в себя наполнение двух разных платежных систем. Сейчас такая необходимость и перспектива появилась, но она более актуальна для тех банков, которые не выпускают карты международных платежных систем. Если говорить о кобренде с каким-то торговым или сервисным партнером, у нас есть опыт работы в этом направлении с «Трансаэро» и «Автоспеццентром». Такие кобренды — совсем другая история. Это предоставление клиенту платежного инструмента, лояльности, поэтому в данном вопросе «Мир» ничем не ограничен.

— По вашим прогнозам, сколько карт «Мир» будет выпущено в России года через два?

— Пара десятков миллионов карточек должна быть. Полагаю, что 30 миллионов карт «Мир» за два года выпустят. У Visa и MasterCard в России больше чем по 100 миллионов карт у каждой. Но этот показатель был достигнут за 20 лет работы, а не за один-два года.

Беседовал Михаил ТЕГИН, Banki.ru