«Я всегда призываю предпринимателей не заигрываться с кредитами»

«Я всегда призываю предпринимателей не заигрываться с кредитами»

Александр Киселев
начальник управления сегмента малого и среднего бизнеса ЮниКредит Банка
7276 3

Сложно найти предпринимателя, который хоть раз не жаловался бы на недоступность банковских кредитов и не рассказывал о том, какие подвиги ему приходилось совершать, чтобы найти необходимые для бизнеса деньги. Портал Банки.ру попросил представителей банковского сообщества помочь разобраться, какие из жалоб действительно имеют право на существование, а какие кажутся банкирам несправедливыми.

На претензии предпринимателей согласился ответить начальник управления сегмента малого и среднего бизнеса ЮниКредит Банка Александр КИСЕЛЕВ.

— Александр, предприниматели традиционно высказывают претензии в адрес кредитных организаций вне зависимости от того, какая ситуация в экономике. Почему у банков возникают сложности с этим сегментом?

— Я более 12 лет работаю с малым и средним бизнесом, и жалобы всегда примерно одни и те же.

Кредитование малого бизнеса для банков никогда не являлось основным источником заработка. В основном банки зарабатывают на проведении расчетов и остатках средств, которые предприниматели в банке держат, а также на работе с наличностью и валютой. С точки зрения доходов кредитование МСП играет лишь роль мостика к компании, способа получить полную информацию о бизнесе для комплексного предложения всех имеющихся сервисов. В реальности уровень проникновения именно кредитов в сектор малого и среднего бизнеса России далек от мировой практики и составляет не более 30%.

Если говорить о причинах, то, во-первых, это культура предпринимательства. Когда мы говорим про Европу, то там есть понятие семейного бизнеса, ответственности предпринимателя перед банком и местным сообществом. У нас такой культуры нет, и предприниматель в случае возникновения проблем считает, что первый, с кем можно не расплатиться, это банк. С покупателями и поставщиками — страшно, потому что можно потом не вернуться в бизнес, а банк потерпит, ничего страшного. Во-вторых, это технологии. Отчетность предприятий не совсем прозрачна, и хорошо бы распространить инициативу о доступе к информации ФНС не только на физических лиц, но и на МСБ. Сейчас мы ориентируемся в основном на отраслевую статистику и обороты по счету. К сожалению, не всегда информация, которую подают в банк, является достоверной. Например, у компаний есть возможность сдать отчетность в ФНС, получить штамп, предоставить ее в банк, а затем сдать еще раз уточненную отчетность. Банк при этом не может быть уверен в актуальности информации, которую ему предоставили. В связи с этим приходится все перепроверять, чтобы нивелировать риски: это и осмотры бизнеса, вплоть до натурального пересчета товаров, и проверки первичной документации. Это затягивает время рассмотрения и влечет высокие операционные затраты, что в том числе мешает снижать ставки по кредитам.

Справедливости ради надо сказать, что проблема недостоверной отчетности касается не только малого и среднего бизнеса, который в этом смысле менее искушен, конечно.

Есть еще проблема с консолидацией отчетности. У предпринимателей бывает много юридических лиц, часть которых на УСН или ЕНВД, часть оформлено как ИП, распространены комиссионные схемы. И собрать адекватную информацию по ним, все проверить — это действительно трудоемкий процесс.

— Будет ли выходом для предпринимателя, столкнувшегося со сложностями при оформлении кредита, получить его как физическое лицо?

— Предприниматель может получить кредит как физическое лицо. Но тут есть три момента. Первый — у него должна быть достаточно высокая белая зарплата, если он является директором в своей компании, например. Такая сознательность наблюдается не всегда. Второй момент — это размер: потребительские кредиты достаточно небольшие, максимальная сумма — около миллиона. Через программу кредитования МСБ можно привлечь гораздо больше. В моей практике встречались обратные случаи, когда бизнесмен говорит: «Теперь вы все обо мне знаете, давайте еще автокредит оформим».

Однако, если сумма кредита небольшая и деньги нужны срочно, некоторые действительно пользуются потребительскими кредитами на бизнес-цели.

— Еще одна жалоба заключается в том, что торговым компаниям проще получить кредиты, чем тем, у кого реальное производство. Действительно ли производственникам не стоит рассчитывать на кредитование или ограничения касаются каких-либо отдельных отраслей?

— Если говорить об отраслевых ограничениях, то это связано с состоянием экономики. В плюсе сейчас отрасли, связанные с импортозамещением, пищевой промышленностью, производством спецодежды, производством изделий из пластика. Что касается всех остальных, то ситуация менее благоприятная, так как особого роста нет. Но вне зависимости от отрасли всегда есть ниши, где есть развитие и потребность в инвестиционных деньгах. Например, можно выкупить бизнес конкурентов или объединиться с поставщиком/покупателем. В кризис 2008—2009 годов в банки обращалось очень много предпринимателей, которые ранее не кредитовались. Они говорили: мы видим, что есть конкуренты или ниши, которые хотим захватить, но не хватает денег. При этом у них был очень высокий запас прочности. А вот те, у кого было высокое кредитное плечо, оказывались в очень тяжелой ситуации. Я всегда призываю предпринимателей не заигрываться с кредитами. Это своего рода наркотик, когда ты на чужих деньгах начинаешь зарабатывать все больше и больше, это затягивает.

— А что скажете по поводу такой жалобы: предприниматели заявляют, что банки не дают инвестиционные кредиты, предпочитая давать лишь оборотные средства?

— Так как сейчас явно прослеживается тенденция к снижению процентных ставок, банкам выгоднее выдать кредит на пять лет, чем на полгода. Банки, которые специализируются на работе с малым и средним бизнесом, также готовы давать кредиты на инвестиционные цели, однако спрос невелик, потому что не у всех бизнесов есть уверенность в завтрашнем дне.

И наоборот, предприниматели часто горят идеей и уверены, что у них все «полетит», а у банков есть большой опыт в оценке проектов, и они могут увидеть слабые места и в связи с этим отказаться от кредитования.

— Но действительно ли специалист в банке лучше может оценить проект, чем предприниматель — человек, который преуспел в своей сфере деятельности?

— Да, не каждый банк располагает профессионалами в специфических областях. Но в крупных банках есть отраслевая экспертиза, и у сотрудников есть возможность сделать запрос аналитикам. В финансовой организации также смотрят на личность самого предпринимателя, его репутацию и опыт. Играют роль показатели деятельности его действующего бизнеса. Если мы видим, что бизнес растет, то вполне логично, что появляются планы по его расширению. Например, владелец бизнеса хочет купить дело своего поставщика, или добавить какое-то звено в производственную цепочку, или развивать собственную сеть дистрибуции. Совсем другое дело, когда есть некий действующий бизнес, а предприниматель хочет инвестировать в несвойственное ему направление. Возникает вопрос: насколько он разбирается в специфике этой деятельности?

Но надо уточнить, что речь не идет о кредитовании стартапов или проектном финансировании, где весь риск приходится на проект. Когда мы говорим о строительстве завода с нуля малым бизнесом, это вызывает вопросы. Например, клиент занимался металлообработкой и решил построить мусоросжигающий завод. Банку он об этом не сказал, взял кредит на действующий бизнес и вложил его в строительство завода. Но оказалось, что у местных властей уже были планы на переработку мусора совсем с другим партнером. В итоге предприниматель построил завод, но он оказался недостаточно востребован, так как мусор везли на другое предприятие. Если бы банк знал, что предприниматель собирается взять кредит на такой проект, то в первую очередь поинтересовался бы, есть ли договор с администрацией региона, и, узнав, что нет, не стал бы кредитовать.

К сожалению, это распространенная практика — брать кредит на пополнение оборотных средств и направлять их в инвестиции. Банк через какое-то время это замечает, поскольку у компании, взявшей кредит, не растет выручка, но все сводится к тому, что банку приходится «жить дальше» с этим клиентом и он против своей воли входит в инвестиционный кредит.

— Многие предприниматели указывают на то, что когда банк выдает кредит под залог, то оценивает предоставленное имущество по заниженной стоимости.

— Заниженная стоимость залога связана не с неумением банка провести квалифицированную оценку. Дело в том, что очень редко удается вернуть кредит за счет залога, что, как правило, связано с его низкой ликвидностью. Беря залог, мы пытаемся минимизировать наращивание дальнейшего кредитного портфеля. Есть отдельная тема с умыслом получения кредита без намерения его отдавать. Государство вкладывает большие деньги в систему гарантирования. Но хорошо было бы вкладывать и в информационную открытость. Если бы была база данных, которая позволяла бы получать информацию о кредитах и заложенном имуществе предприятия, то это развернуло бы совсем другой масштаб кредитования МСБ.

В Европе таких проблем меньше. Например, товары могут храниться на аутсорсинге в складском комплексе логистической компании, и залогодержатель всегда может получить справку о наличии товара. Располагая такими данными, ты можешь более четко определить кредитоспособность компании. У нас же вся проблематика связана с проверкой, не с точки зрения оценки, а с точки зрения достоверности данных, на базе которых строится оценка.

— Вот такой вопрос: почему тарифы для бизнеса в банках не снижаются, хотя затраты с появлением все более новых и новых технологий автоматизации явно уменьшаются?

— Во-первых, уровень тарифов связан с повышающимися регулятивными требованиями, которые включают в себя обеспечение процессов контроля за незаконными операциями, выполнение различных инструкций. Во-вторых, необходимо содержать офисы, а также вкладывать в разработку новых услуг, в IT-решения. Однако идет и постоянная автоматизация банковских процессов, пока многие банки в начале пути, но тенденция к тому, что тарифы будут снижаться, есть, и скорее будет происходить сочетание с небанковскими услугами. Такой тренд мы уже видим на рынке.

Беседовала Анна ПОНОМАРЕВА, Banki.ru