«Ни один оператор связи в Москве не получил компенсацию за насильственный перенос воздушных линий под землю»

«Ни один оператор связи в Москве не получил компенсацию за насильственный перенос воздушных линий под землю»

Михаил Борзенко
директор по развитию ЗАО «Комплат-Телеком»
6917 2

Директор по развитию ЗАО «Комплат-Телеком» Михаил БОРЗЕНКО в интервью Банки.ру рассказал о том, каково работать небольшому провайдеру в окружении гигантов телеком-рынка, легко ли «входить» в новостройки и как жители могут усложнить работу.

— Как долго ваша компания работает на рынке и какова география оказания услуг?

— Наша компания «Комплат» была образована в конце 1990-х годов группой студентов-выпускников Бауманского университета (Московский государственный технический университет им. Н. Э. Баумана. — Прим. ред.), объединивших свои усилия для развития Интернета и создания домовых сетей. Мы как раз попали в волну бума Интернета в России, постепенно доросли до самостоятельной компании — интернет-провайдера. Свое развитие начали с района Хамовники, плавно расширяя сферу обслуживания и в других районах Москвы, преимущественно центральных. На сегодняшний день работаем с такими районами, как Арбат, Хамовники, Пресня, Тверская, Дорогомилово, Мещанский, Хорошево-Мневники и Якиманка.

— Как небольшие провайдеры выдерживают откровенный демпинг крупных игроков рынка?

— Мы не можем себе позволить демпинг цен, который позволяют себе более крупные операторы. Однако можно сказать, что соотношение качества и стоимости пакетов услуг у нас более чем приемлемое. Крупные операторы берут большим объемом, а мы, как районный провайдер, дорожим каждым нашим клиентом. Поэтому у нас гораздо более оперативное реагирование и поддержка. Тем более у нас большой охват элитного жилья, клиенты, которые требуют особого внимания.

— В последнее время много говорят и пишут о трудностях, связанных со сложностью «попадания» провайдеров в дома. С чем это связано?

— Как ни странно, но в элитное жилье бывает проще попасть, чем в муниципальное — государственное. Это объясняется тем, что у каждого элитного жилья своя частная управляющая компания. Эти управляющие компании дорожат своими собственниками, поэтому практически любое их желание исполняют быстро. То есть если захотел такой житель конкретного провайдера — значит этот провайдер появится в доме.

А вот с доступом в обычные муниципальные дома сложнее. Дело в том, что начиная где-то с 2012 года жители начали активно создавать «советы домов», товарищества собственников жилья и принимать участие в «жизни» дома. Теперь уже не управляющие компании, а собственники решают, кому можно зайти, кому нельзя, а кого вообще прогнать.

Бывают ситуации, когда жители просто запрещают выход к оборудованию, потому что они так хотят или у них конфликт с УК. При этом никто не отключает оборудование и не выкидывает его. И от него даже продолжают работают абоненты в этом же доме. Приходится ждать, пока все вопросы решатся.

Управляющие компании уже практически не перечат жителям, потому что есть масса возможностей написать жалобу на УК. Например, через интернет-портал. И это действительно работает. Поэтому интернет-провайдер теперь должен «дружить» и с собственниками дома, и с управляющей компанией. Первые разрешают работать, вторые предоставляют доступ к техническим помещениям дома (выдача ключей от чердаков, кровли и подвалов производится через объединенные диспетчерские службы, подконтрольные УК).

— Сколько провайдер тратит на оплату за размещение оборудования?

— Стоимость размещения оборудования в элитных домах, как правило, стремится к нулю. Что естественным образом связано со статусом жилья и средствами, которые вкладываются в поддержание дома.

В муниципальных домах стоимость зависит от ситуации. Если жители делегировали управляющей компании полномочия решать эти вопросы, тогда ценник чаще всего гуманный — от 500 до 1 000 рублей в месяц за один жилой дом. Если собственники начинают считать сами, тогда ситуация меняется кардинальным образом. Нигде не прописан порядок ценообразования, поэтому цены прыгают от 1 000 до 20 000 рублей в месяц. Бывает больше, но это в тех случаях, когда у провайдера в доме находится районный узел и его перенос обойдется в разы дороже. Иногда собственники это понимают, и начинается своего рода шантаж: платите или демонтируем узел.

— Власти не так давно задумались об облегчении доступа провайдеров в многоквартирные дома, готовится пакет поправок о недискриминационном доступе. Могут ли они реально помочь?

— Провайдеры сейчас руководствуются Жилищным кодексом РФ, а не законом «О связи». К сожалению, данные законы никак не согласованы между собой. И регулирующие структуры всегда становятся на сторону собственников.

Недискриминационные поправки — безусловно, прекрасная новость для любого оператора связи. Однако нужно понимать, что без внесения соответствующих изменений в Жилищный кодекс РФ и в остальные сопутствующие нормативные акты они, по большому счету, не изменят ситуацию. Просто «борьба» станет более ожесточенной, потому что шансы сторон будут уравновешены.

Поправки, скорее всего, будут работать только в недавно построенных домах. Таким образом, застройщик вместе со своим карманным провайдером не сможет ограничить «вход» других операторов. Ведь сейчас, чтобы подстраховать себя, застройщики пускают в ход такую хитрость: они строят под землей входящий канал и передают его во владение «своему» оператору связи. Теперь представим, что в дом решает «зайти» другой оператор. Управляющая компания говорит: «Без проблем, вот владелец входящего канала, а «по воздуху» мы не разрешаем». Оператор — владелец канализации выставляет космический ценник за аренду канализации — и все счастливы.

— Как затронула провайдеров программа по облагораживанию московских улиц?

— Идея освободить город от воздушных линий — хорошая. Но реализация далека от идеала. Закон «О связи» гласит: все сооружения линий связи находятся на защите у государства. Но государство само решает, кого защитить, а кого нет. Здесь и сейчас никто не готов поддержать оператора, поэтому очень часто он остается один на один со своими проблемами с доступом, с незаконным демонтажем линий связи или оборудования.

Например, закон говорит, что при переносе или переустройстве линий связи и сооружений связи вследствие строительства, расширения территорий поселений, капитального ремонта и тому подобного оператору связи возмещаются расходы, связанные с такими переносом или переустройством, если иное не предусмотрено законодательством об автомобильных дорогах и о дорожной деятельности. Однако ни один оператор связи в Москве не получил компенсацию за насильственный перенос воздушных линий под землю. Конечно, никто не запрещает судиться, но мы же все реалисты и все всё прекрасно понимаем…

Беседовал Павел ШОШИН, Banki.ru