«Просто скидка на каско — это скучно»

«Просто скидка на каско — это скучно»

Дмитрий Рудаш
генеральный директор компании Raxel Telematics
6240 2

Все больше страховщиков запускают программы каско с телематикой — технологией для «умного» автострахования. За какими данными следит телематика и как мобильное приложение может узнать, водитель вы или пассажир, Банки.ру рассказал гендиректор компании — разработчика решений Raxel Telematics Дмитрий РУДАШ.

— Дмитрий, что именно и как фиксирует телематика?

— Телематика бывает разная. Если это отдельное устройство, оно устанавливается в диагностический разъем или на аккумулятор автомобиля и считывает базовые параметры: пробег, время суток, скорость, резкие маневры (ускорения, торможения, перестроения).

Если это мобильное приложение, то кроме перечисленного оно может определять опасное использование телефона во время движения: прикладываете ли вы телефон к уху, когда едете, или набираете сообщение. Это важно, потому что каждый километр, который вы проехали, разговаривая по телефону, в шесть раз опаснее по степени риска по сравнению с любым другим километром. Примеров того, что из этого получается, на дорогах Москвы множество.

Далее идет обработка данных. Для качественной обработки знать одну только скорость объекта недостаточно. Нужно знать ограничение скорости на данном участке, а еще желательно среднюю скорость потока на данном участке в данный момент, чтобы понять, как человек едет относительно других. Например, не едет ли он по встречной полосе со скоростью 60 км/ч, в то время как все стоят в пробке со средней скоростью 10 км/ч. Эти данные мы берем у картографического провайдера Here, который также является поставщиком данных для создания беспилотных автомобилей.

Резкие маневры тоже надо учитывать по-разному. Стандартный подход: торможение больше 4 м/c — это резкое торможение, и это плохо. И вы просто меряете количество этих маневров на 100 км пробега.

Такой подход себя изживает, и мировые лидеры телематики смотрят на контекст. Это значит, что резкое торможение с модулем 3 м/с на перекрестке более важно, чем резкое торможение с модулем 5 м/с на трассе. Потому что первое, скорее всего, означает, что человек отвлекся, а на трассе это может быть случайность: условный лось выбежал на дорогу. Понимание контекста критично важно. Если его не знать, очень вероятны ошибки в оценке поведения водителя.

— А почему важно время суток?

— По нашей статистике, каждый километр, который вы проехали с 11 вечера до 6 утра, примерно в три раза опаснее, чем любой другой. Чем более темное время суток — тем меньше скорость реакции.

— Можете описать типичный портрет самого аккуратного водителя?

— Водители, которые получают максимальные скидки на каско — 30—50% — есть. Их объективно не может быть много — 3—5% от всех клиентов, купивших каско с телематикой. Но если бы их не было совсем, продукт был бы нежизнеспособен.

Базово это люди, которые ездят 10—12 тысяч километров в год, стараются избегать поездок в ночные часы, не допускать резких маневров и не превышать скорость. Не превышать — не то чтобы от слова «совсем», но делать это действительно редко. Однако и, например, водитель с пробегом авто 25 тысяч километров в год может получить максимальную скидку, если у него по остальным параметрам все хорошо.

— А сколько надо ездить, чтобы получилось 25 тысяч километров в год?

— Условно это житель Подмосковья, который каждый день ездит на работу в Москву и обратно. Если дорога до работы занимает 50 километров, то за 300 рабочих дней получается 30 тысяч. Это много, учитывая, что средний годовой пробег по стране — 16 500 километров. Чем больше человек ездит, тем больше он устает и тем рассеяннее становится. А чем больше времени проводит в пробке, тем больше ему вечером хочется «притопить». 50% ДТП, которые приводят к человеческим жертвам и серьезным повреждениям, — это превышение скорости.

— Кому телематика точно не поможет сэкономить?

— Тем, у кого большой пробег; людям, которые превышают скорость более чем на 20 км/ч всегда, когда это только возможно, то есть просто не обращают внимания на знаки и камеры; и тем, кто много ездит ночью. Таких клиентов 5—10%.

70—75% клиентов могут рассчитывать на ту или иную скидку по телематике, в среднем она составляет 12—15%. Остальные могут получить скидку, если будут вносить корректировки в свою манеру вождения: будут следить за скоростью или ночью предпочтут поехать на такси или автобусе.

— Главный вопрос к мобильной телематике в том, как приложение может узнать, на чем едет владелец телефона: на автобусе, на своей машине или в такси? С устройством в этом смысле проще.

— Данные мобильной телематики совпадают с данными стационарных устройств примерно на 90%, так как телефон в машине не закреплен. Но все равно качество данных высокое и виды транспорта определять можно.

Есть очень простые кейсы, например, поезд. С помощью карт мы привязываем трек к дорогам. И понимаем, когда человек движется по железной дороге. Это несложно, потому что ближайшее шоссе обычно отстоит на несколько сот метров.

Чуть более сложная тема — автобусы. Но мы выявили такую особенность: автобусы во всем мире почти не имеют резких ускорений на скорости больше 20 км/ч. И у автобуса есть маршрут, частотность и места остановок, которые можно сопоставить с картой.

— А такси? И вообще, если человек едет на машине, но не за рулем?

— Это труднее всего. Но у нас есть механизм определения уникальной подписи водителя. Это достаточно сложная математика, там работают методы машинного обучения.

Мы исходим из того, что люди отличаются с точки зрения манеры вождения, это тезис очевидный. Принцип в том, что можно нормировать каждый километр или несколько сот метров пробега и присвоить им кучу характеристик, например, профиль ускорений при скорости от 60 до 65 км/ч при ограничении скорости 90 км/ч. Если вы набрали 50 таких параметров и выделили из них важные, вы можете базово описать то, как человек ездит. Точность определения водителя — более 93%. Благодаря этому механизму, кстати, мы недавно выиграли тендер в Сингапуре.

Самое «умное» каско?

Готовится к запуску мобильное приложение, которое предложит дисциплинированным водителям скидки на полисы каско от разных страховщиков. Для нашего рынка это новинка — пока все продукты «умного» каско работают в рамках одной компании, а сами страховщики больше доверяют «железным» приборам.

— Наши пользователи высказывали опасения насчет телематики, в том смысле что она дает страховщику доступ к личным данным. Вот вы, например, говорите, что мобильное приложение отслеживает использование телефона…

— Здесь не идет работа с данными телефона: журналом звонков, СМС. Микрофона там нет. Это работа с датчиками ускорения и угловой скорости на смартфоне: мы понимаем лишь, крутит человек телефоном или нет и на какой угол он повернут.

А информация о том, что находится в отдельной «коробочке» — публичная, мы даже выдавали техническую спецификацию оборудования самым сомневающимся клиентам.

— А где хранятся данные о геолокации пользователя и кто имеет к ним доступ?

— Хранятся они на нашей стороне, к ним имеет доступ страховая компания. Но фактические перемещения страховщик видит в деперсонализированном виде: он видит только ID. Условно говоря, по регулярности и маршруту поездок мы можем понять, что человек ездит на дачу, но страховщик не знает, где находится конкретная дача. Данные о конкретной геолокации страховая компания может получать по запросу, если хочет урегулировать страховой случай с применением телематики.

— А суд?

— Телематические услуги связи регулируются лицензией Роскомнадзора. В лицензии написано, что по запросу компетентных органов или суда оператор — то есть мы — обязан предоставить данные. Но примеров у нас не было.

Если мы передадим эти данные кому-то другому, мы попрощаемся с лицензией. Если данные даст кому-то страховая компания, то она нарушит пользовательское соглашение с клиентом.

Был пример с другой стороны: клиент попросил детализацию информации о его перемещениях за последние 12 часов. Представители ГИБДД пригрозили лишить его прав, потому что он стоял рядом с машиной в состоянии алкогольного опьянения. Мы предоставили информацию, которая помогла доказать, что он на машине не ездил, и права у него не отняли.

— В чем смысл телематики для страховщика? Вот, например, недавно были проблемы у компании «Независимость». По словам аналитиков, у них основной портфель каско как раз с телематикой, около 10% страховых премий уходило на оборудование, что могло сыграть роль в проблемах с деньгами.

— Оценки затрат — справедливые. Телематические технологии стоят от 2% до 8% от стоимости полиса, мобильные — дешевле, устройства — дороже. И это плюс-минус мировая практика. Но проблемы у СК «Независимость», на наш взгляд, были не из-за телематики.

У телематики есть несколько эффектов. Первый — самоселекция. Человек, который разрешает страховой компании увидеть какие-то достаточно чувствительные данные, в среднем лучше, чем обычный клиент. Второй эффект — это скоринг, описывающий клиента с точки зрения риска точнее, чем стандартные факторы, которые влияют на стоимость каско. Третье — обучение клиента улучшению манеры вождения: если сделаешь А и В — каско будет дешевле на С. Четвертое — это фрод-менеджмент, борьба с мошенничеством: вы понимаете, где человек был, а где его не было, что в это время происходило.

Логика, которую я хочу донести: сама по себе технология не приносит финансовый результат страховой компании, если не использовать все ее рычаги. Нужно не давать скидку авансом или делать скидку 3—5%. Нужно делать так, чтобы результат от своей манеры вождения человек видел не дольше чем через три-четыре месяца — тогда это работает. Портфель с телематикой в среднем лучше, потому что он управляемый. А технология — это инструмент.

— Почему телематика не работает на повышение тарифа неаккуратным клиентам? Вроде бы это было бы справедливо.

— В России были попытки, но это очень тяжело продавалось: человек боится такое покупать, потому что это черный ящик. Есть проекты в ряде стран, где телематика работает на повышение, например, в Америке, Италии, Англии.

Повышение тарифа может работать по принципу try-before-buy. Допустим, человек проездил месяц, не покупая полиса, и заработал скидку 7%. И ему можно объяснить, что при увеличении срока наблюдения до трех месяцев и при такой же манере вождения скидка составит 27%. Но тогда же ему можно сказать, что максимальная скидка не 30%, а 50%, но если ты будешь ездить плохо, то будет повышающий коэффициент на 30%. И он может согласиться, потому что правила игры понятны.

Надеваем «умную каску»

Российские водители за год сэкономили на страховках каско около 100 млн рублей с помощью телематики — таковы оценки разработчиков решений для «умного» автострахования. Какие характеристики водителя важны для «умного» каско, каким автовладельцам телематика обеспечит скидку, а для кого будет совершенно бесполезна — разбирался Банки.ру.

— Сейчас телематика есть примерно у 1% держателей полисов каско. Как думаете, когда-нибудь она захватит рынок?

— Телематика в России каждый год прибавляет 100%, но это эффект низкой базы. К 2020 году проникновение может составить 15—20% от рынка каско — на уровне мира, и помогут этому, в частности, другие технологии.

Сейчас тенденция — снизить стоимость данных. Здесь два варианта: мобильная телематика и «умные» машины с предустановленным оборудованием.

Рынок отдельных телематических устройств останется, но, на мой взгляд, он не будет главной движущей силой. Страховщику все-таки тяжело тянуть такие «косты»: одна коробочка стоит 60—100 долларов, что делает порог для входа в телематику для страховой компании крайне высоким. Чем меньше стоимость технологии, тем меньше порог входа.

Еще большой потенциал у телематики в смысле кросс-продаж: сейчас их проникновение в каско составляет для большинства компаний не более 1—5%. И человек со страховой компанией общается один-два раза в год, и в основном по негативным поводам: «заплатите деньги», «урегулируйте убыток». Телематика позволяет дать больше контекста и, например, предложить клиенту страховку выезжающего за рубеж со скидкой, если мы видим, что он покинул пределы страны. Или скидку на техобслуживание. Или бесплатный кофе за определенный рейтинг безопасности. А просто скидка на каско как единственный инструмент мотивации клиента — это скучно.

Беседовала Елена ПЕТЕШОВА, Banki.ru