«Профессиональный аудитор не может не заметить фальсификации»

«Профессиональный аудитор не может не заметить фальсификации»

Валерий Горегляд
главный аудитор Банка России
7355 3

Банк России намерен принимать активное участие в реформировании аудиторской отрасли. Главный аудитор ЦБ Валерий ГОРЕГЛЯД в интервью Банки.ру рассказал, что нужно сделать для того, чтобы аудиторские отчеты финансовых структур стали достоверными и профессиональными.

— Банк России проводит в понедельник, 14 ноября, конференцию на тему: «Современный аудит: проблемы и перспективы». В чем причина заинтересованности этой темой Банка России, который не является ни органом регулирования, ни органом надзора аудиторской деятельности?

Интерес Банка России к этой теме очевиден. Прежде всего, наше беспокойство вызывают проблемы недостоверной отчетности, а также низкое качество предоставляемых аудиторских услуг, притом что отсутствует спрос на качественные услуги со стороны организаций, составляющих отчетность, подлежащую обязательному аудиту. Это, в свою очередь, сказывается на доверии инвесторов и участников рынка к аудиторским заключениям и бухгалтерской (финансовой) отчетности организаций. К сожалению, не являются редкостью случаи, когда аудиторские организации выражают в заключении немодифицированное (то есть безоговорочно положительное) мнение о достоверности бухгалтерской (финансовой) отчетности поднадзорной Банку России организации, у которой в дальнейшем ЦБ отзывает лицензию на основании выявленной недостоверной отчетности.

Так, с начала 2016 года были отозваны лицензии у 77 кредитных организаций, 58 из них были признаны банкротами. При этом у 52 из них (89,7%) имелись аудиторские заключения о достоверности годовой отчетности. Следует отметить, что доля выданных аудиторских заключений по результатам обязательного аудита с выражением немодифицированного мнения в целом по рынку составляла в 2015 году 77,6%.

Непростая ситуация складывается и с аудитом небанковских кредитных организаций, за которыми также надзирает ЦБ.

Безусловно, для нас как для регулятора финансового рынка важно, чтобы отчетность поднадзорных организаций была достоверной, не содержала существенных искажений, а руководители и инвесторы финансовых организаций, полагаясь на заключение аудиторов по такой отчетности, могли принимать правильные бизнес-решения.

Сейчас Банк России, как единый регулятор финансового рынка, работает над созданием унифицированной системы национальных стандартов в области внутреннего аудита для финансового сектора — кредитных организаций и некредитных финансовых организаций. Такие стандарты будут основаны на применении лучших международных практик.

Мы хотим провести конференцию с участием широкого круга заинтересованных лиц для того, чтобы можно было всесторонне обсудить проблемы, о которых я говорил выше, выработать консолидированное общественное мнение. На конференцию зарегистрировалось около 515 гостей — представителей 90 кредитных организаций, 50 НФО, 40 аудиторских организаций, 15 саморегулируемых организаций в сфере финансового рынка, аудиторских саморегулируемых организаций и аудиторских сообществ. Аудитория ожидается представительной и репрезентативной. Планируется, что в конференции примут участие и министр финансов Антон Силуанов, и руководители Счетной палаты, и влиятельные международные эксперты.

Проведение конференции продемонстрирует внимание и ответственный подход Банка России к проблемам повышения качества аудиторской деятельности, а также готовность регулятора проводить работу в этой сфере не только по формальным каналам, но и через взаимодействие со всеми заинтересованными сторонами.

— Что можно сделать, чтобы гарантировать достоверность внешних аудиторских заключений в финансовой сфере?

— В первую очередь необходимо повысить ответственность аудиторов за достоверность заключений и объектов аудита, а также финансовой и бухгалтерской отчетности. Нужно перейти от формального контроля со стороны СРО и органов государственного внешнего контроля к контролю по существу. Он предполагает анализ полноты выявления и обоснованности оценки рисков аудируемого лица, адекватности уровня существенности, достоверности и надлежащего характера выполненных аудиторских процедур и полученных аудиторских доказательств, а также обоснованности выводов, представленных в аудиторском заключении. Содержательный контроль состоит также в оценке степени проявленного профессионального скептицизма, в соблюдении требований независимости.

Кроме того, необходимо ввести административную ответственность за грубые нарушения законодательства и пересмотреть меры уголовной ответственности, в том числе за предоставление заведомо недостоверной финансовой отчетности.

Но, помимо этого, необходимо критически оценить объективные проблемы аудиторской отрасли. А их немало. Это и падение престижа аудиторской профессии, и снижение уровня востребованности результатов аудита, а также монополизация рынка, неэффективные механизмы конкурсного отбора аудиторов, широкое распространение практики демпинга цен при осуществлении закупок аудиторских услуг.

— Стоит ли вводить пожизненную дисквалификацию аудиторам?

— Вопрос носит дискуссионный характер и требует широкого обсуждения с участием регуляторов и аудиторского сообщества. На мой взгляд, дисквалификация необходима. Но не думаю, что она должна быть пожизненной. Можно было бы ограничиться конкретным сроком — например, пять лет.

— Как вы видите перспективы развития внутреннего контроля и аудита в банках? Как эта сфера развивается сейчас? Чего ждет от служб внутреннего аудита Центральный банк?

— Мы высоко оцениваем потенциал института внутреннего аудита, результаты которого намерены широко использовать при принятии надзорных и регуляторных решений, и заинтересованы в создании условий для развития системы внутреннего аудита, ориентированного на защиту собственности поднадзорных ему институтов финансового рынка.

Например, в 2014 году мы внесли изменения в положение № 242-П «Об организации внутреннего контроля в кредитных организациях и банковских группах». Требования к организации и качеству аудиторской работы и аудиторских отчетов, сформулированные в этом документе, соответствуют международным стандартам.

На начало 2016 года в службах внутреннего контроля и аудита кредитных организаций работали 12,5 тысячи человек — это около 1,5% от общей численности служащих кредитных организаций. В целом кредитные организации уже накопили компетенции и опыт организации работы служб внутреннего аудита и контроля. Во многих из них — прежде всего в крупнейших банках, банках с госучастием и дочерних структурах иностранных банков — деятельность служб внутреннего аудита и внутреннего контроля соответствует требованиям российского регулятора и востребована как собственниками в лице советов директоров, так и менеджментом кредитных организаций. Они строят свою работу на основе лучших международных практик, адаптируют свою деятельность к экономическим условиям, бизнес-среде и бизнес-реалиям самой кредитной организации. Однако так далеко не везде.

Одна из главных проблем внутреннего аудита заключается в том, что менеджмент и даже собственники банков не всегда в должной степени заинтересованы в эффективном функционировании системы аудита. Мы оцениваем работу тех или иных банковских структур с точки зрения формальных требований нормативной базы. Смотрим, например, какие есть службы в банке, в каком количестве, как это регулируется внутри банка, согласуется ли это с требованиями ЦБ. Мы видим, что службы внутреннего контроля и аудита порой уделяют недостаточно внимания оценке качества своей работы. Большинство подразделений не имеют внутренних документов, регламентирующих оценку качества их работы. Менее трети подразделений служб внутреннего аудита проходят внешнюю оценку деятельности.

Надо признать, что фундаментальные стандарты внутреннего аудита в мировой финансовой системе не претерпели изменений. Однако рост требований регуляторов приводит к тому, что объем и масштабы деятельности внутренних аудиторов увеличиваются, на них возлагается ответственность за качество корпоративного управления и риск-менеджмента.

Возросла потребность в специализированных знаниях и навыках, в том числе в области количественной оценки и моделирования рисков, налогообложения, права, соблюдения нормативных требований, IT-безопасности и пр.

Мы и, надеюсь, собственники финансовых организаций ждем от внутренних аудиторов не только проверок и консультаций для менеджмента, но и критического анализа действий руководства.

— Способны ли аудиторы банка давать качественное заключение при массовой фальсификации отчетности в банках?

— Фальсификация отчетности — это уголовное преступление, которое, возможно, сложно выявить аудитору, не обладающему всеми полномочиями правоохранительного органа. Вместе с тем, по моему глубокому убеждению, профессиональный аудитор не может не видеть вопиющие факты фальсификации. А если он их не видит, то возникают вопросы либо о его профессиональной состоятельности, либо об объективности и независимости его аудиторского суждения.

Что касается внутреннего аудита, то внутренние аудиторы имеют большой потенциал, поскольку у них есть возможность в режиме онлайн следить за бизнес-процессами в банке, в том числе анализировать как отчетность, так и первичные документы. Проблемы могут заключаться в их недостаточном профессионализме и зачастую отсутствии заинтересованности со стороны менеджмента, а порой и собственников. Мы разрабатываем комплекс мер по повышению эффективности служб внутреннего аудита, в том числе и за счет более содержательной оценки работы служб внутреннего аудита и контроля.

Какие главные направления реформирования аудиторской отрасли вы видите? Ведь три года назад вы приходили в ЦБ с идеей реформировать аудиторскую деятельность. Что вам удалось сделать за эти три года?

— Мы исходим из того, что регулятор должен быть высокотехнологичным, и это должно распространяться и на сферу аудита. Сейчас в Банке России проводится работа по реинжинирингу бизнес-процессов, включая и процессы аудита. Для совершенствования внутреннего аудита мы инициировали создание совещательно-консультативного органа при Банке России — экспертного совета по регулированию, методологии внутреннего аудита, внутреннего контроля и управления рисками в Банке России и финансовых организациях.

Аудиторская отрасль не должна отставать от тех изменений, которые происходят в финансовой отрасли. Я вижу основной тренд изменений в финансовой сфере, в первую очередь в направлении активного использования IT-технологий. Это связано не только с тем, что аудиторы должны иметь новые компетенции в связи с распространением новых технологий в секторе финансовых услуг, в первую очередь через сегмент FinTech, но сами институты аудита должны будут на них опираться в своей деятельности. Это касается и автоматизации различных аудиторских процедур, и новых возможностей с использованием больших баз данных, искусственного интеллекта и роботов-консультантов.

Рост числа баз данных, основанных на высокотехнологичных методиках и новых аналитических возможностях, должен привести к уменьшению издержек аудиторской деятельности и придать ей новый облик. В частности, в службе главного аудитора Банка России разрабатывается новая автоматизированная система с элементами дистанционного аудита, что, полагаем, уже в ближайшее время позволит повысить нашу эффективность.

Как происходит ваше взаимодействие с руководством ЦБ и лично с Эльвирой Набиуллиной?

— Мы находим полное понимание; руководство глубоко вникает в вопросы управления рисками, контроля и аудита. В качестве иллюстрации приведу один пример.

Коллеги из Счетной палаты РФ провели анализ рекомендаций по изменению бизнес-процессов Банка России, которые давала служба главного аудитора Банка России по результатам процедур внутреннего аудита, проведенных в 2013—2015 годах. Выводы Счетной палаты показали: по итогам процедур внутреннего аудита были даны 419 рекомендаций по оптимизации работы структурных подразделений и бизнес-процессов Банка России. Из них 414 были приняты или находятся в стадии выполнения. Я думаю, что такая статистика является наглядным примером отношения руководства к работе внутреннего аудита.

Сколько человек находятся в вашем подчинении? Как вы подбираете кадры? Какие основные навыки должны быть у аудиторов ЦБ?

— В настоящее время в службе главного аудитора работает 155 человек в центральном аппарате (департаменте внутреннего аудита) и 216 человек в семи центрах внутреннего аудита, расположенных в различных регионах РФ.

Для оценки профессионализма сотрудников периодически проводятся аттестации работников центров внутреннего аудита и департамента внутреннего аудита.

Сотрудники службы постоянно повышают свой профессиональный уровень. Например, в 2015 году более 200 работников службы приняли участие в учебных программах, реализуемых Банком России, в том числе с привлечением специалистов «большой четверки» аудиторских компаний. Значительная часть учебных программ (более 20), в которых приняли участие работники службы, была организована собственниками бизнес-процессов, подвергаемых внутреннему аудиту. Также мы проводим учебные мероприятия в форме деловых игр с последующим тестированием участников.

С учетом необходимости расширения кадрового резерва, в том числе посредством практической подготовки студентов, наиболее подготовленными работниками службы осуществляется специализированное аудиторское обучение от бакалавриата до магистратуры.

Служба также активно взаимодействует с ведущими вузами России: Высшей школой государственного аудита Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова (ВШГА МГУ) и Российской академией народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации (РАНХиГС).

Беседовала Наталья РОМАНОВА, Banki.ru